Skip to content
Яндекс.Метрика

Развилка Эверетта ¹

24 сентября 2005 года. Сделка.

Шоссе было почти свободным — суббота (а ехали бы в это же время в Москву завтра — была бы сплошная пробка) и Алексей Насытин вел машину достаточно быстро — стрелка спидометра даже в поворотах стояла за отметкой 100. Его брат Кирилл, увидев, как справа замелькали уже почти построенные коттеджи нового поселка, произнес:

— Смотри-ка, еще весной одни котлованы были, а сейчас заезжать можно. Сколько же в Москве богатых людей — ведь если строят, значит, спрос есть. Слушай, Леш, вот интересно — неужели все те, кто в них будет жить, умнее нас, а?

Младший из братьев, переключив скорость своего подержанного, но еще весьма шустрого (хороший уход и железные «мерины» любят) детища немецкого автопрома, не спешил с ответом. Они уже не раз рассуждали на эту тему, возвращаясь с дачи в Алабушево, где помогали маме, которая  проводила здесь свой отпуск и осенние выходные до наступления холодов. Дача была старенькая и стояла на улице, где в основном жили либо такие же дачники-старожилы, как их мама или местные жители и поэтому коттеджей, а тем более особняков на этой улице практически не было. Не то, что те маленькие замки, которые братья видели стоящими по обеим сторонам дороги из Зеленограда в Москву. И число этих замков год от года росло. Что невольно наводило на размышления, подобные тем, которые только что высказал старший брат. Вернее, это было поводом для возникновения подобных раздумий, а причиной была история жизни или, как модно было говорить сейчас, бэкграунд самих братьев. Каждый из них в своей жизни успел испытать значительные взлеты и не менее значительные падения. И хотя им, слава Богу, удалось оправиться и найти работу, позволяющую зарабатывать на обеспеченную, в среднем, жизнь, но воспоминания о стремительной карьере и последующем падении нет, нет, да и всплывали. И поскольку они не раз рассуждали на эту тему, Алексей уже имел готовый ответ:

— Нет, не все… Кто-то имел родителей, которые помогли, кому-то повезло, а большинство просто бессовестнее или наглее. Ну или решительнее — смотря с какой точки зрения посмотреть.

— Да уж, насчет беспринципности и наглости мы точно подкачали. Ведь могли же, и не раз, когда были на госслужбе, подсобить некоторым бизнесменам и получить приличные бабки. Притом, что и делать то особо ничего не пришлось бы — достаточно было просто информировать их о планах губернатора. Или уполномоченным представителем администрации в совете директоров какого-нибудь крупного металлургического завода. Благо их там, где мы работали, было аж целых три. Тогда можно было бы использовать свое знание того, как собирается решить тот или иной спорный вопрос губернатор и преподносить это хозяевам заводов как свою работу в их интересах — не бесплатно, естественно. А иногда можно ведь было и убедить шефа, что лучше решить вопрос определенным образом. Сам знаешь, был чел, который так и сделал — и сейчас в Москве крупными объектами недвижимости торгует. А мы… Чистоплюи хреновы… Вот и вынуждены теперь зарабатывать хлеб свой насущный в поте лица своего. Эх…

Алексей тоже вздохнул — по сути, брат говорил чистую правду. И ответил:

— Знаешь, не то даже обидно, что у кого-то денег больше, хотя они не умнее, а то, на что они эти деньги тратят. Вон посмотри, на пригорке впереди справа и слева дома стоят — это да, произведения искусства. А ведь большинство то за те же деньги такое уе…ще строят — без слез не взглянешь. Вот и получается, что вкуса нет, ума вроде как тоже не так уж и много, а бабки сумели срубить. А мы вроде как такие умные, а все возможности, когда они были, профукали!

— Ха, если мы такие умные, то фигли ж мы такие бедные то?!

— Ничего, может еще будет и на нашей улице праздник.

— Это вряд ли, Леш. Такие шансы, какие были у нас, жизнь дважды не предоставляет. Не смог воспользоваться один раз — значит не способный.

— Поживем-увидим… Хотя, конечно, я тоже все меньше в это верю, но может хоть пару миллионов баксов то еще получить сумеем.

— Твои слова да Богу бы в уши, — мрачно произнес Кирилл и замолчал.

Весь остальной путь братья больше к этой теме не возвращались, говоря о других делах, включая текущие проблемы того, чем они занимались по своей нынешней работе.

Алексей подвез Кирилла прямо к дому и, попрощавшись, поехал встречаться со своей девушкой. Плавно вывернув от подъезда на улицу, Алексей махнул брату рукой и, дав газ, исчез за углом, благо дороги еще были относительно свободными.

Подкинув на плече рюкзак, в который мама напихала, как всегда, разных банок с солениями и иной продукции сада и огорода, Кирилл достал магнитный ключ и приложил его к кодовому замку на подъездной двери. Тот пискнул и высветил «OPEN». Потянул на себя массивную дверь, Кирилл вошел в подъезд. Поднявшись на свой этаж, Кирилл достал ключи и, открыв оба замка, вошел. Раздался писк сигнализации. Красть особо в его квартире было нечего — разве что пара телевизоров и старенький, прошедший через три апргрейда компьютер — но сигнализация осталась со времен работы в высокой должности. Он здраво рассуждал, что пока может себе позволить платить довольно приемлемую годовую абонентскую плату, лучше на безопасности не экономить.

Скинув рюкзак, Кирилл набрал на пульте код отключения и писк прекратился. Сняв кроссовки и надев тапки, он пошел переодеваться в домашнюю одежду. Но, шагнув из коридора на порог большой комнаты, служившей им с супругой спальней, замер.

В комнате на диване сидел одетый в джинсы, белую майку и кроссовки “Reebok” сухощавый загорелый мужчина средних лет с удивительно пропорциональными чертами лица, длинными русыми волосами, пронзительно серыми глазами и читал «Святые рабы» — книгу, которую последнее время Кирилл листал перед сном. Мозг лихорадочно заработал, пытаясь понять, как удалось гостю попасть в квартиру и при этом не вызвать срабатывания сигнализации? Или она сработала, но патруль не приехал? Да нет, срабатывания не было. Значит, незваный гость имеет ключи и знает код сигнализации? Но зачем он ее тогда включил? Странно!

— Ну и кто Вы такой, е… Вашу мать? И чего от меня хотите?

На окрик Кирилла незваный гость прореагировал совершенно спокойно. Положил книгу на место и, посмотрев на стоявшего в дверном проеме хозяина квартиры, неожиданно улыбнулся:

— Да, собственно говоря, я то, как раз, от Вас ничего не хочу. Все ровным счетом наоборот — меня прислали устроить то, чего хотите Вы.

— Не понял! В каком смысле?

— В самом прямом. Правда, ограниченном. И не бесплатно.

— Это что, розыгрыш такой?

— Нет. Да что Вы все пытаетесь просчитать, кто я такой — от мельтешения Ваших мыслей у меня самого уже голова кружиться начинает. Да ангел я, САМЫЙ ОБЫКНОВЕННЫЙ АНГЕЛ. Ваш Хранитель, между прочим.

— Охренеть! Вы что, издеваетесь? Или я не заметил, как заснул в машине и мне все это снится? Но тогда я сейчас пребываю в офигительно осознанном сновидении.

— Ну, если Вам так легче поверить в происходящее, считайте, что Вы во сне. С точки зрения того, что я обязан Вам предложить, это ровным счетом ничего не меняет, — произнес незваный гость и опять улыбнулся.

— Ладно, хорошо… Пусть Вы и впрямь мой ангел-хранитель…

— К которому Вы, Кирилл Владимирович, так редко взывали. А поминали с благодарностью еще реже.

— Ну прям уж…

— Вам сказать точное число моментов, когда Вы обо мне вспомнили и точное число тех из них, когда Вы меня поблагодарили?

— Спасибо, не надо. Готов признать, что я не самый лучший подопечный. Но Вы так и не сказали, зачем пожаловали, с каким поручением? От кого, не спрашиваю — догадываюсь. Но чем я заслужил визит ангела во плоти?

— Заслужил — это не совсем верно. Вернее, простите за каламбур, совсем не верно. Меня прислал Творец, поскольку он решил дать Вам шанс распорядиться своей судьбой самому. Вы же ведь именно это держали в мыслях, когда обсуждали сейчас с братом по дороге с дачи то, как упустили возможность использовать в свое время служебное положение, чтобы стать богатыми, не особо при этом утруждаясь.

— Ну, это Вы могли услышать из жучка, поставленного в Лешкин «мерс». Хотя… Вряд ли мы сейчас для кого можем быть так интересны, чтобы за нами следить. Разве что и впрямь только нашим ангелам-хранителям… Или демонам-искусителям… Кстати, сударь, а чем докажете, что Вы и впрямь ангел, а не черт?

— Да никак не докажу! Это Вы должны не у меня спросить, а у своей души — что она чувствует: свет или мрак. Да и какая Вам разница то, кто осуществит Ваше желание?

— Ха, как это? Вы же сами сказали, что устроите то, чего я хочу, не бесплатно. А если Вы есть, то тогда и душа тоже есть. И мне как-то не улыбается потом вечно жариться в аду!

Гость снова улыбнулся, только на этот раз с изрядной долей грусти. И произнес:

— Вот, только страх Вас и останавливает. Не любовь к Творцу, не собственная совесть, а страх!

— Ну, это Вы уж хватили. Совесть у меня тоже есть.

— Да, есть. Но Вы же ее наличием и не довольны! Ведь вы с братом переживали как раз о том, что если бы ее у вас обоих не было, то сейчас вы жили бы в коттеджах и при этом могли больше никогда не работать.

— Вот теперь я верю, что Вы ангел — вряд ли посланец Сатаны стал бы читать мне лекцию о морали.

— Это Вы зря — может, я просто так маскируюсь. Но в данном случае вы правы. Творец услышал Ваши стенания и недовольство тем, как Он устроил Вашу судьбу и уполномочил меня предложить Вам честную сделку. Ее условия таковы: Вы получите возможность попасть в любой предыдущий момент Вашей жизни, сохранив память о всем, что произошло с Вами после него до настоящего времени. Окажетесь Вы в своем же теле и в точно такой ситуации, в какой были в выбранный момент. Ну а далее все будет зависеть уже от Вас — от того, как Вы сможете использовать свое знание будущего. Ну и от Вашего нравственного выбора, конечно же. Короче, Бог предоставляет Вам шанс поступить не по Промыслу Его, а делая выбор согласно Вашим собственным желаниям. Предвидя возможный вопрос, сразу скажу — почему Он выбрал именно Вас, я ответить не могу.

— Ну и ладно. Меня больше интересует, что же будет платой за это?

— И этого я Вам тоже сказать не могу. Таково условие сделки. Скажу лишь, что не душа. И это будет подтверждено в ДОГОВОРЕ, который мы подпишем. Тем более, что, в отличие от дьявола, Творцу нет смысла торговаться о душе — души всех людей от рождения и так принадлежат ему. Если, конечно, человек при жизни не совершил глупость и не продал душу Отступнику. Да, поясню еще один, как я знаю, очень важный для вас момент — что бы вы не выбрали, кроме очевидного криминала, жизнь ваших близких не ухудшится. То есть Творец в милости своей не заставит их расплачиваться за ваш выбор. Что бы не случилось, но когда вы вновь достигнете настоящего момента, их ситуация в будущем как минимум не ухудшится по сравнению с тем, какой она может быть относительно момента нынешнего. Так что ответите за свой выбор только вы сами. Лично.

— Итак, вы предлагаете мне сделку, цену которой я не знаю, причин тоже. Хм, напоминает кота в мешке.

— Ну, вас же никто не заставляет.

— Ага, не заставляет — только искушает. Впрочем… Я согласен.

— Что ж, тогда извольте подписать ДОГОВОР.

— А у меня один экземпляр останется?

— Браво! Что значит сила привычки. Но сами посудите, какие это дает гарантии? ЕМУ ведь ничего не стоит изъять Ваш экземпляр даже из Форт-Нокса.

— Раз Вы сами предложили мне подписать ДОГОВОР, то какой-то смысл эта формальность имеет. Да и не станет Бог заниматься махинациями.

— Что ж, разумно. Один экземпляр останется у вас. И в прошлом вы окажетесь с ним в руках.

Гость сделал легкое движение кистью и в ней возникли два листа необычной, переливающейся всеми цветами радуги бумаги с текстом и ручка. Прочитав текст ДОГОВОРА, Кирилл стал рассматривать стоящий внизу листа необычный символ. Заметив это, ангел сказал, что это своего рода Печать Бога. Хмыкнув, Кирилл взял ручку и поставил свою подпись на обоих экземплярах. Сразу же взяв один себе.

— Ну что ж, все формальности выполнены. Называйте момент в прошлом.

— Так, тут мне надо подумать. Подождать можете?

Ангел скупо улыбнулся и вновь взял ту же книгу, которую читал ранее. Кирилл стремительно прошел в другую комнату и включил компьютер. Пока тот загружался, он лихорадочно соображал, какой же период в прошлом может явиться самым оптимальным для того, чтобы начать новую жизнь.

Когда компьютер полностью загрузился, Кирилл крикнул гостю: «Подождите десять минут!» и залез в Интернет. Поскольку кроме договора в прошлое удастся перенести только свою память, надо срочно найти дни наибольших падений и пиков котировок РТС, ФОРЕКСа и американского NASDAC. И фирмы, чьи акции наиболее просели или поднялись в эти дни. Блин, а еще надо найти цены отсечения по выпускам ГКО в 97 и 98 годах! И пики и провалы цен на никель, золото и редкоземельные металлы. И запомнить все это, запомнить! А еще все-таки надо решить, в какой же день прошлого вернуться? Так, в институтские годы, пожалуй, все-таки не стоит — неизвестно, получится ли комсомольская карьера, зато так можно убрать из жизни линии, которые, например, приведут к знакомству с будущей женой. А этим рисковать нельзя! Ведь жена и сын — это, собственно говоря, те люди, которым я и хочу обеспечить лучшую жизнь. Нет, так рисковать точно нельзя. Значит, момент должен быть после свадьбы. А еще надо попытаться спасти отца! Пусть даже это невозможно — попытаться он обязан! Ну а тогда…

Когда спустя не десять, а все двадцать минут Кирилл вернулся в ту комнату, где его терпеливо ждал ангел, то прямо с порога произнес:

— Я выбрал — 11 часов утра 1 января 1995 года.

— Что ж, весьма символично. Извольте. Желаю верных выборов! И примите пару советов — так сказать, на будущее: почаще обращайтесь ко мне — так прямо, как сейчас, я, конечно, не отвечу, но постараюсь подсказать или знаковыми событиями, или в снах, а во-вторых, помните про то, что кроме желаний разума есть еще и желания души. Они почти не слышны, но старайтесь хотя бы помнить, что они тоже есть. Ну а теперь — счастливого пути. Встретимся в этот же момент времени уже после того, как вы проживете свой второй вариант жизни. Поехали!

Не было никаких потемнений в глазах, полетов сквозь цветные трубы и прочих атрибутов фантастических фильмов про путешествия во времени. Просто он вдруг осознал, что сидит дома на кровати в одних трусах и с экземпляром ДОГОВОРА в руке. Из кухни доносились звуки, говорившие о том, что жена готовила завтрак.

— Ни хрена себе! — тихо произнес Кирилл, уставившись в текст, напечатанный на переливающемся изнутри всеми цветами радуги листе. — Ох…еть можно!

И еле сдержался, чтобы не издать дикий вопль радости. Сработало! Он получил второй шанс! И теперь то уж он его не упустит! Теперь он не будет таким лохом, каким был в прошлом, хм, разе этого отрезка своей жизни! Впрочем, рано радоваться. Первым делом надо начать готовить почву для будущего прорыва. Например, придумать способ и выбрать момент для убеждения брата в том, что он, Кирилл, теперь знает их будущее и поэтому, если брат не хочет так и остаться лохом, то должен ему помогать. А еще надо напрячься и выучить-таки нормально английский. И сделать еще много дел, которые он в прошлом варианте жизни похерил. Да, вот уж действительно, этот Новый Год — начало НОВОЙ жизни!

Кирилл встал и осторожно прошел в большую комнату. Там, лишь немного поиграв с уже проснувшимся сыном, он спрятал лист с ДОГОВОРОМ в стол и, достав бумагу, лихорадочно выписал несколько колонок цифр — все биржевые данные, которые сумел запомнить. Записав последние числа, Кирилл с удовлетворением поглядел на лист и убрал его в папку, где уже лежал ДОГОВОР. После чего, как ни в чем не бывало, отправился умываться. По дороге успев подумать, что память, конечно, дело хорошее, но надо будет этот листок отксерить и копию постоянно носить с собой, а оригинал вместе с ДОГОВОРОМ положить в банковскую ячейку.

Год 1996, ноябрь, день рождения Алексея Насытина.

Вечером вся личная команда бывшего генерала Соколова, ставшего в этом году после участия в выборах Президента третьим политиком России, собралась в «холодильнике». Так называли среди своих один из офисов, выделенный Соколову поддерживающим его политическую деятельность предпринимателем. Которого все члены команды звали по инициалам — Б. Г.

Праздновали день рождения младшего из братьев Насытиных. И именно этот момент решил использовать Кирилл для того, чтобы поговорить с ним. Когда тот встал из-за стола и пошел в туалет, старший брат тоже поднялся и двинулся следом. Дождавшись, когда Алексей выйдет из «места не столь удаленного», он перехватил его прямо у двери и спросил:

— Леш, скажи, вот что бы ты посчитал достаточно убедительным доказательством знания будущего?

— Блин, ну ты и спросил. И место выбрал тоже что надо. Ты бы еще на толчке спросил.

— Место как раз что надо. А ты не уклоняйся. Вот, допустим, кто-то сказал бы тебе, что знает будущее, скажем, на десять лет вперед. Включая будущее и страны, и тебя, как отдельного человека. Как бы ты его попросил доказать, что он это знает?

— Хм… Ну, попросил бы сказать, что будет со мной через полгода.

— Ты ж математик и знаком с астрологией — такой эксперимент будет не корректен. Ведь если тебе сказать, то ты сможешь специально предпринять все усилия для того, чтобы не допустить реализации сказанного. А, в принципе, вполне можешь свою судьбу изменить. При наличии должной силы воли и энергичности. Так что этот вариант не катит.

— Ну ладно, тогда так — пусть этот чел напишет свой прогноз, мы вместе заложим его в ячейку в банке под два ключа, чтобы он не мог ничего переписать, а я подсмотреть раньше времени и из вредности изменить. И через полгода придем, откроем ячейку, я прочту — и либо убежусь, что он и впрямь знает будущее, либо что он дуремар и фуфлыжник.

— Ага, логично. Ну а я бы еще добавил прогноз курса валюты и индекса РТС.

— Хорошее дело. А чего это тебя вдруг на философию то потянуло?

— Это не философия, Леш. Давай на пару минут выйдем, подышим… — говоря это, Кирилл сделал круг правой рукой, обозначив возможность прослушивания.

Когда они зашли в небольшой скверик в десяти метрах от здания, он продолжил:

— Еще раз повторю — это не философия, Леш, а сугубая прагматика. Ты только не сочти меня сразу за идиота, но я готов поставить эксперимент на условиях, которые мы только что описали.

— Ну ты даешь! Вроде много не пил… Дай подумать… Ага, просек — разыграть меня решили с Седым, да?!.. — Алексей аж остановился от такого предположения. Седым они называли руководителя их команды. Высказав это предположение, младший из братьев продолжил движение и добавил:

— Ячейку небось предложишь в «Русском кредите» открыть, а Седой потом с Б. Г. договорится и прогноз в ячейке подменит. Я потом поверю в твои провидческие способности, а ты будешь мне говорить то, что Седой скажет. Угадал? Только честно!

— Дубина ты, Леха! И думаешь обо мне черте как! Что я интересы брата на интриги Седого променяю! Да и Б. Г. репутацией банка рисковать не будет.

— Ну, не знаю… Мне эта гипотеза кажется наиболее правдоподобной.

— Вот-вот… Поэтому то, наверное, некоторые люди миллиардерами становятся, что в какие-то моменты жизни имеют смелость поверить в неправдоподобное и пожелать невозможного! А некоторые так и остаются у них на побегушках!

— Так… Ты, я смотрю, завелся не на шутку, — сказал Алексей. — Давай завтра поговорим. А то неудобно заставлять всех ждать.

— Хорошо. Только, чур, Седому ни слова.

— Почему?

— А ты не догадываешься?

— Ну-у-у…

— Да все ты понимаешь! Потому что он сразу захочет попытаться сделать кардинальные изменения будущего. А я совсем не уверен, что ЭТО возможно. Мне кажется, что есть некий ДОПУСТИМЫЙ ПРЕДЕЛ для перемен. Грубо говоря, пока то, что ты делаешь, не меняет неких глобальных тенденций, ты можешь это делать, а как только попытаешься изменить их, Вселенной ЭТО МОЖЕТ НЕ ПОНРАВИТЬСЯ! Как у Стругацких в «За миллиард лет до конца света». Ну и надо мне так рисковать? Скажу так — СМЕНИТЬ предначертание — это бросить миру вызов, а подменить исполнителей предначертанного — это так, почти незаметное воздействие. Такие перемены на историю не повлияют. Просто мы займем место каких-то других людей, но сами тенденции не изменятся. В таком раскладе Вселенной, думаю, по барабану, кто конкретно является той или иной «шестеренкой» в общем механизме ее развития.

— А как же Иваныч?

— Не, ну ты, блин, упертый! А если я тебе, допустим, скажу, что точно знаю, когда он умрет и от чего, ты что, спасать его бросишься?

— Ну брошусь, не брошусь, а что-то предпринять, чтобы этого не случилось, попробую.

— Да и я не против, только если это не идет в разрез с тем, что до этого момента я лично нарублю кучу денег и заведу массу полезных связей. Но, увы, поверь мне, попытаться отодвинуть чью-то смерть — дело почти бесперспективное. Особенно если это смерть человека заметного, который может повлиять на ход истории. Да и не о том ты думаешь! О себе надо думать! Короче, ты готов убедиться в том, что я действительно знаю будущее, или нет?

— Ладно, готов, готов. Но давай обсудим все это завтра на свежую голову. А сейчас пошли обратно, а то народ обидится, что именинника нет.

— Пошли. Только, напомню, Седому ни слова.

Июль 1998 года.

Прилетев в Москву еще утром, домой в результате он попал только ближе к полуночи. Сын уже спал, а жена сидела на кухне и читала. Было видно, что она немного обижена. Поэтому Кирилл как был, прямо в костюме присел перед ней на корточки и, заглянув в глаза, просящим тоном произнес:

— Малыш, я помню, что обещал сразу из аэропорта — домой. Но разные крендели одолели своими звонками уже прямо на трапе. И все ведь «вэри импотент персон». Восемь встреч! Обещаю — завтра гуляю с вами, а телефон отключу. Ну, прости!

Жена закрыла книгу и, положив руки ему на голову, ответила:

— Ну что с тобой делать, прощу, конечно. Вот только если дальше так пойдет, то сын скоро тебя только по фотографии узнавать будет.

— Слушай, — сказал Кирилл, поднимаясь, — пойдем в комнату, я хоть переоденусь.

— Ты иди, а я чайник поставлю. Будешь чай пить?

— С тобой — конечно. Да и какую-нибудь плюшку с вареньем съем.

— Ну иди, переодевайся, а я пока накрою.

Уже сидя за столом, Кирилл продолжил разговор:

— Я по вам, солнышко, очень скучаю. Очень! Да и в Москве мне тоже привычнее жить, чем там. Но надо еще потерпеть. Максимум год!

— Зачем, Кирилл? У нас что, мало денег? Это для посторонних мы живем скромно, но я догадываюсь, сколько у нас реально денег. Раньше ты говорил, что заработаешь пару миллионов — и все, станешь книжки писать. Сейчас же у нас намного больше, а ты все не останавливаешься. Я начинаю бояться, что это тебя затянет.

— Не бойся. Я уже хлопочу о месте в Москве. Но вот получить его я смогу не раньше, чем через год.

— Но тебе же уже предлагали место в Администрации Президента. Почему ты не согласился?

— Да потому, что дедушка ЕБН до двухтысячного года вряд ли дотянет. И надо внедряться в команду тех, кто придет после него.

— Ты так говоришь, как будто точно знаешь, кто это будет.

— Ну, кое о чем догадываюсь.

— Но все равно, зачем? Ты хочешь стать олигархом или занять место в Правительстве?

— Олигархом уже вряд ли получится, а министром или начальником управления в Администрации следующего Президента могу. А что, скажешь, не справлюсь?

— Вот и получается, что ты из-за своей гордыни, а может зависти, жертвуешь нами! Да нам денег уже хватит, чтобы прожить безбедно всю оставшуюся жизнь. Нам тебя не хватает! Ладно я, но ты сыну нужен. Он знаешь как часто спрашивать стал, когда папа приедет? Мы же тебя любим, а не твои деньги и должности!

— Малыш, ну я прошу — потерпите еще год. Всего один год. А после я смогу себе позволить только и делать, что писать книги и общаться с вами.

— Ладно, поздно уже — пошли спать. Надеюсь, завтра ты и впрямь хоть полдня уделишь нам.

— Зуб даю!

Уже засыпая, Кирилл поймал себя на том, что думает опять о делах. Знание будущего буквально давило, требуя использовать каждый известный ему сейчас шанс. Жена ошибалась, думая, что его затягивает жажда денег. Нет, влекущая его сила была иной — он хотел посмотреть, чего сможет добиться, не следуя судьбе, а управляя ею. С мыслью, что больше не повторит ошибок «первой загрузки», он и уснул.

Начало декабря 1999 года.

Алексей ехал из Домодедово и думал о том, что сказал ему брат в свой последний приезд, когда они гуляли по берегу Енисея. Тогда старший брат сам попросил о встрече, организовав ее с соблюдением всех мер защиты от возможного прослушивания. Тогда-то он и объяснил, почему еще летом, будучи на взлете своего авторитета и влияния, ушел со своего поста в администрации края в аппарат «Единства». Алексей четко помнил сказанное тогда Кириллом:

— Я еще начиная с мая пытался исподволь влиять на шефа, чтобы предотвратить его, увы, все-таки случившуюся ссору с нынешним Премьером. Но изменить этот момент будущего не удалось! И потому я решил от шефа дистанцироваться! Заранее. Ведь я точно знаю, что в следующем году нынешний Премьер станет Президентом! И собираюсь пролезть в его окружение.

Алексей тогда посмотрел брату прямо в глаза и сказал:

— Ну а что теперь с Иванычем то будет?

— Этого я тебе, Леша, не скажу, — твердо заявил Кирилл. — Потому как ты, не смотря на мои увещевания, захочешь что-то изменить. А вмешательства в ТАКИЕ события по любому создают проблемы! Я знаю, что говорю!

Ты вспомни тот случай, когда отец со мной попал в аварию, сломал ногу и месяц пролежал в больнице. Так вот, теперь я могу сказать — если бы я в тот день не посадил папу к себе, и он пошел бы к маме в детсад пешком, то его сбила бы машина, и он бы умер! А я сделал все, что мог, чтобы его спасти! И спас! Но хотя папа выздоровел, и все обошлось, и мама знала и про шину со скрытым дефектом, и про экспертизу, которая установила, что именно из-за этого меня занесло при торможении, но все равно еще долго потом говорила, что иди бы папа до нее пешком, ничего бы, мол, и не было. А так поехал со мной, а водил я еще плохо — вот так и получилась.

Так и здесь — ты если и СМОЖЕШЬ что-то ИЗМЕНИТЬ, то непременно и сам огребешь массу проблем, и меня косвенно под удар подставишь. А мне этого, Леш, совсем не надо! Я не для того все эти годы так упирался, семьей жертвовал, под разборки с олигархами подставлялся, чтобы теперь все достигнутое просрать! Поэтому линяй из края. Хоть по состоянию здоровья. Место тебе в Москве я уже присмотрел — и неплохое. Ты с него, при правильном поведении, сможешь попасть в предвыборный штаб победителя будущих выборов. Там может и в Администрацию будущего Президента.

— Как-то не по себе мне. Иваныч то ведь для нас много сделал, а мы, получается, как крысы с корабля…

— Слушай, хватит этой лирики! — с раздражением в голосе ответил Кирилл. — Мы тоже для него пахали будь здоров. Так что мы квиты. Да и разве ты не видишь, как сильно он изменился за последний год? Короче, я тебе все сказал, а ты решай. Место я до конца декабря продержать смогу, но не дольше. Потому как в январе за все места, дающие хотя бы потенциальную возможность приблизиться к нынешнему Премьеру, начнется такая драчка, что из всех бульдогов под ковром я в ней буду самым легковесным.

И вот теперь Алексей ехал как раз на беседу с тем из «кремлевских небожителей», от которого зависело его назначение. Но внутренней уверенности в том, что он поступает верно, у него так и не было!

Год 2004, ноябрь, еще один день рождения Алексея Насытина.

Веселье по случаю очередного дня рождения заместителя начальника управления внутренней политики Администрации Президента Алексея Насытина в снятом на весь вечер и всю ночь клубе «Проект ОГИ» было в самом разгаре, когда в зале появился его старший брат. Кирилл только что прилетел из Риги, где его сын играл на международном баскетбольном детский турнире. Отвечая на приветствия знакомых, он прошел к столу именинника и протянул тому тонкий пакет:

— Это сюрприз. Думаю, тебе понравится.

Вскрыв конверт, младший из братьев достал из него сложенный втрое лист бумаги. Развернув который, увидел, что это оформленный на его имя договор дарения на дом. Поначалу Алексей, посмотрев на адрес, даже не понял, где это находится, но потом в его сознании вдруг вспыхнула табличка, проезжая мимо которой еще лет пять назад по дороге на родительскую дачу, они с братом непременно вздыхали — мол, живут же люди в ТАКИХ домах!

— Это что, один из тех домов на взгорке по дороге в Алабушево, которыми мы с тобой всегда так восхищаемся?

— Ну да. Я их хозяев еще восемь месяцев назад обрабатывать начал. Хм, разными способами. И вот, видишь, своего добился. Купил оба! Свой оплатил сразу полностью, а твой наполовину, а другую половину должен заплатить в рассрочку в течение года с момента подписания договора. Но теперь придется несколько раскошелиться уже тебе. Это, по-моему, нормально. Все ж таки я за тебя и все вопросы уладил, и полцены заплатил.

— Да не вопрос! Спасибо, Кирюха! Я ведь и впрямь мечтал в одном из этих домов жить. Только думал, что не судьба. Слушай, а как ты хозяев то уговорил свои хоромы продать? Колись давай!

— Ну, если тебе так любопытно, то давай отойдем.

Встав рядом с одной из звуковых колонок, Кирилл наклонился к Алексею и сказал:

— Использовал немного служебное положение, знакомства — и в результате оба дома оказались в залоге у банков, с хозяевами которых у меня свои завязки. А в конце всей схемы владельцы домов не смогли вовремя погасить задолженности. Вот тут то я у банков эти долговые обязательства и выкупил по сходной цене. Вот так, как говориться, «были ваши, а стали наши»!

— Слушай, ты хоть и мой брат, и дом мне действительно очень нравится, но как то это все… Вот тебе бы понравилось, если бы у тебя так дом отобрали, а?

— Я так и знал, что тебе этих кренделей может жалко стать. Спи спокойно — я на них досье заготовил — прочтешь, и плакать захочется! Да и кредиты, полученные на весьма льготных условиях, они обернули очень даже неплохо! И вполне смогут построить себе новые виллы. Так что не парься!

— Ну ладно, убедил. Хотя, конечно, методы у тебя… Не будь ты моим братом, я бы с тобой дела вести поостерегся.

— Не будь ты моим братом, ты бы обо всех таких моих действиях никогда бы и не узнал! Да и вообще, что мы все о делах. Давай праздновать!

 24 сентября 2005 года. Расплата.

Этого дня Кирилл ждал! Ждал все эти годы. Ждал с опаской и надеждой! С надеждой на то, что посланец небес не появится и с опаской узнать ту цену, которую ему придется таки заплатить за достигнутый успех. И вот этот день наступил. Кирилл решил, что поскольку ангел не сможет появиться на людях, то можно попытаться весь день провести в людных местах и вместе с семьей — и хотя бы на время оттянуть пугающий момент. Но потом решил, что если уж и впрямь суждено ему расплатиться, то уж кто-кто, а Бог найдет способы оставить его одного. И лучше, пожалуй, не проверять, какими они окажутся. М-да… Поэтому Кирилл решил не искушать судьбу. Поэтому еще с утра он отпустил всю прислугу и стал ждать, когда жена повезет сына на тренировку. И едва купленная специально для них «Ауди RS6» в сопровождении тюнингованного AMG «гелентвагена» охраны выехала за автоматические ворота, Кирилл пошел в гостевой зал, развел огонь в камине и, пододвинув кресло спинкой к стене, сел и стал ждать появления ангела. Но так и не сумел заметить, когда тот возник в противоположном кресле. Что-то отвлекло его внимание, взгляд буквально на миг скользнул вбок, а когда вернулся, в кресле напротив уже сидел божий посланец.

— А вы неплохо устроились, — весело произнес ангел, обведя взглядом вокруг. — Ну что ж, значит цена, которую придется за все это заплатить, может показаться не такой уж и большой.

— Не тяните уж, давайте, излагайте, — хрипло ответил Кирилл, сглотнув внезапно возникший в горле комок. — Чем же я заплачу за 10 лет использования знания будущего?

— Да не волнуйтесь вы так, — все так же весело произнес ангел. — Душа, как и было обещано, останется при вас. Близкие ваши тоже никак не пострадают. Да и все, что вы сумели приобрести за эти годы — положение, состояние, связи — все это тоже останется.

— Я начинаю бояться еще больше! Если ничего из перечисленного не является платой, то это должно быть что-то воистину иезуитски-коварное!

— Ну вот, — опять вы подозреваете Бога в жестокости. А он, между тем, справедлив! Так что плата за достигнутое вами проста — сейчас вы увидите два варианта будущего — тот, что ждет вас теперь — и изменить который вы будете уже не в силах и тот, который наступил бы, если бы вы прожили этот отрезок вашей жизни так, как вы прожили его до той нашей первой встречи. То есть вы увидите то будущее, которое вы заслужили своими действиями, когда лепили свою судьбу по своему произволу, а не по Промыслу Божиему, и то, которое было задумано для вас Творцом. И сможете сравнить их! И это вся плата за дарованную вам возможность прожить эту часть жизни еще раз.

— И это все?

— Да, все.

— Уф-ф-ф… А я то себе напридумывал черт его знает чего!

— Вот именно, что придумывают люди обычно именно то, что знает черт. Вместо того, чтобы учиться слушать голос Бога внутри них. Впрочем, я отвлекся. Ну что, готовы?

— Пожалуй, да.

— Тогда начнем.

В следующий миг Кирилл словно оказался в кинотеатре, где одновременно на двух экранах шли в режиме ускоренного просмотра две версии фильма с одними и теми же героями. В первой, в которой он жил сейчас, после того, как к власти в России пришли новые люди, он попробовал отстоять свои позиции, но поскольку новая власть имела приоритеты и ценности, несколько отличные от его, то вынужден был постепенно оставить все должности и стать всего лишь совладельцем ряда процветающих фирм. Но поскольку, по большому то счету, бизнес как таковой его тоже никогда реально не привлекал, являясь лишь способом заработать деньги, то постепенно он и там отошел от дел, продав часть своих паев, а с остальных получая дивиденды. Это вместе с процентами по размещенным в банках разных стран  депозитам давало доход, позволяющий вести очень даже комфортный образ жизни всем членам его семьи. Правда, брат нашел общий язык с новой властью и теперь вовсю возрождал величие России. И уже вполне самостоятельно достиг поста еще более высокого, чем тот, который получил раньше с его, Кирилла, помощью. Сын подрос и уехал учиться в США, где стал играть в баскетбол сначала в университетской команде, а потом и в НБА. Где достаточно быстро стал звездой и начал получать гонорары, которые позволили ему отказаться от финансовой поддержки отца. И, как выяснилось, одним из основных мотивов его успеха было желание доказать отцу, что вполне способен достичь успеха и без его «подпорки». Жена по-прежнему радовалась возможности поездить по всему миру, но оказалось, что для этого, после того, как были куплены яхта и самолет, денег тоже нужно не так уж и много. Во всяком случае, гораздо меньше, чем у него было. Тогда он, наконец, решил начать писать книги — то, чем мечтал заняться все это время, да только никак не мог этого самого времени найти. Но оказалось, что пока он делал свое состояние и добивался положения, темы и сюжеты, о которых он хотел написать, уже написаны другими. А писать просто банальные книги о похождениях героев, в которых описываются одни лишь события и эмоции безо всяких идей и смысла, ему было скучно. Новых идей в голову что-то не приходило. А пытаться продолжать сюжеты, уже написанные другими, он считал ниже своего достоинства. Так он и дожил свою жизнь в этой ее версии как-то незаметно и, в общем то, не оставив после себя ничего такого, чем можно было бы гордиться. Да, конечно, был сын — суперзвезда НБА и по совместительству удачливый венчурный предприниматель в сфере даже не просто высоких, а ультравысоких технологий, был брат, ставший заместителем руководителя Администрации нового Президента. Но глядя на то, как они этого достигли, Кирилл уже сильно сомневался, что всего этого не случилось бы и без его помощи. Вот и получалось, что по большому то счету, в его подлинном активе под конец жизни были лишь спасенный отец да сумевшие прожить спокойную и счастливую жизнь жена и мама. А в пассиве, хотя он и стремился не делать совсем уж очевидных подлостей, все-таки были поступки, которые гордости не вызывали.

В другой же версии своей жизни, которая была прописана для него в Промысле Господнем, и от которой он собственноручно отказался, всего через два года после визита Ангела они с братом также сделали политическую карьеру. Причем без всех тех хитрожопых уловок, которыми он пользовался в той версии жизни, которую срежиссировал сам. К тому же чуть раньше — через полтора года — его очередная книга неожиданно и для издателей, и даже для него самого вдруг стала бестселлером. Словно написанное им вдруг попало в область скрытых ожиданий сразу десятков миллионов людей по всему миру. И, как это обычно и бывает, после того, как автор становится известным — а он вдруг стал не просто известным, а культовым — читателям стало интересно, как же это их любимый писатель дошел до жизни такой. И не только новый роман, но и все предыдущие произведения начали покупать как мороженое летом. Что не оставило равнодушным уже киношников. И спустя еще два года к тому времени уже не только культовый писатель, но и известный российский политик стал соавтором сценария триквелла. Выход первого же фильма вызвал фурор. И принес Кириллу кроме «Оскара» и «Золотой пальмовой ветви» за лучший сценарий еще и пару сотен миллионов долларов роялти.

Да и в остальном все в этой, отринутой им версии жизни выходило весьма неплохо. Да, его сын, конечно, получил меньше шмоток и комфорта, зато больше внимания и поэтому отношения у них были гораздо более близкие и доверительные. А главное, в этом варианте жизни сын и не думал доказывать отцу, что чего-то сможет добиться и без него. Потому что здесь он, Кирилл, действительно только помогал тому добиваться всего самому. И поэтому первую же свою победу в составе команды, ставшей чемпионом НБА, сын посвятил своим родителям. А первой его покупкой на звездный гонорар стал небольшой уютный домик в Новой Зеландии, который он подарил им.

Жена в этой версии событий тоже в конце концов получила столь желанную ею возможность поездить по миру. Только теперь она в придачу к этому могла сполна получить еще и все те привилегии, которые полагались жене культового в мировом масштабе писателя. Для нее открывались те двери, которые для многих прочих, даже очень богатых особ, были закрыты. Так что и здесь Творец в Промысле своем явил милость.

Правда, в этой версии его жизни не было спасенного отца. Но глядя на то, как постепенно год за годом после смерти отца светлела душа его мамы, Кирилл вдруг пронзительно ясно понял, что если уж, как он теперь ЗНАЛ, а не просто догадывался или чувствовал, БОГ ЕСТЬ, то вполне возможно, что выпавшее на долю мамы испытание показало ей всю силу ее любви и тем самым приготовило ее душу к посмертию, в котором она встретится с папиной душой, причем вне зависимости от того, есть реинкарнации или их нет.

Спустя некоторое время идущие на обоих экранах события закончились. Его смертью, естественно. Правда, годы вычислить он не сумел. Хотя, пожалуй, в той версии жизни, которую изначально написал для него Творец, он и умер попозже, чем в первой. И выглядел, чего уж там обманывать самого себя, более счастливым.

Экраны исчезли, и Кирилл осознал себя вновь сидящим у камина. А кресло напротив уже опустело. Ангел исчез, словно его и не было. Кирилл встал, подошел к окну, за которым уже начало смеркаться, и долго смотрел на проплывающие в стремительно темнеющей голубизне облака. Жизнь продолжалась. Только он в ней ни на что уже повлиять не мог. Платой за десять лет своеволия и гордыни оказалось то, что теперь всю оставшуюся жизнь ему придется учиться смирению! Впрочем, он мог еще попытаться изменить хотя бы свое отношение к тем, кто был ему по настоящему близок. И надеялся, что Бог в милости своей даст ему шанс хотя бы на это. Потому что Кирилл осознал — настоящую ценность имеют только искренние человеческие отношения и вера в свой путь. А остальное приложится!

 


[1] Эверетт — физик, который создал теорию множественной ветвящейся Вселенной, где каждое событие создает новый вариант развития всей Вселенной, а вся она напоминает фрактал событийной Реальности.

Оставьте свой комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *