Skip to content
Яндекс.Метрика

Дневник Дмитрия

Специальное Приложение.

 Запись, сделанная по событиям Главы 7

— Какой навык является основным для достижения умений, которыми вы владеете? Что надо обязательно освоить, чтобы научиться, хм, магии?

— Я не смогу выделить что — то одно. Обязателен целый набор, комплекс качеств и навыков. Но если уж все — таки попытаться определить главный, то лично для меня это умение достигать Слияния с миром. Для развития этого ощущения есть основной метод, основанный на тренинге переключения внимания «наружу — внутрь — наружу — …» и так до тех пор, пока не наступает состояние «я — это мир» или «мир — это я». То есть, пока либо ты не расширишь свое «Я» так, чтобы охватить им весь мир, либо пока мир не «поглотит» твое «Я», растворив его в своей Соборной Душе. Способ, которым происходит Слияние — это, заодно, прекрасный тест на, как вы говорите, экстра — или интравертность личности. При Слиянии оппозиция «внутреннее — внешнее» снимается. И управление внешними объектами, особенно если они сами стремятся воздействовать на тебя, становится чем — то типа управления своею частью тела. Понятно, что это очень выгодная позиция как для лечения, так и, скажем, для боя.

— Что — то в этом роде я и предполагал. Ну а что является, как бы это сказать, ну, действующим агентом самого воздействия? Ну, например, передача тепла происходит путем либо непосредственного соударения молекул более нагретого тела с менее нагретым, либо путем излучения. А посредством чего действует на материю магия?

— А вот этого я пока описать не могу. Мне кажется, что в мире есть некая Сила, которая пронизывает все. И получив доступ к которой, можно напрямую менять состояние даже не атомной, а кварковой структуры вещества. Причем не напрямую, а изменяя образ расположения кварков в пространстве — времени. И лучше я пока описать не способен.

В этот момент хитрый агрегат профессора издал мелодичную трель.

— Ага, вот и чай готов. Садитесь за столик вот здесь, в уголке и пробуйте.

Дмитрий сел на предложенное место и, взяв наполненную Носовым чашку, отхлебнул. Он уже пробовал чай, но то, что приготовил профессор, и впрямь было очень необычно на вкус и, судя по ощущениям организма, к тому же весьма полезно. Некоторое время они оба молча пили, смакуя вкус и аромат напитка. А потом Владимир Григорьевич уже собрался было продолжил свои расспросы, когда на его рабочем столе замигал блинкер внутренней связи.

— Судя по сигналу, это Катюша Егорова. Компьютер, громкую связь, — произнес профессор.

Во включившемся интеркоме раздался голос Екатерины:

— Владимир Григорьевич, мне сказали, что Дмитрий у Вас.

— Верно. Сидим вот, чай пьем.

— А можно мне забежать? У меня тоже вопросов накопилось после обработки данных по Ультару. Может он согласится ответить хоть на некоторые?

— Это Вы у него самого спросите.

— Если профессор согласен и мы не отнимем у него время, то я готов, — ответил Дмитрий.

— Заходите, Катя. Заодно и я ваши вопросы послушаю — может где — то они пересекутся по смыслу с тем, над чем я размышляю. Тогда сэкономим время Дмитрия, а заодно и выработаем программу дальнейших совместных исследований, чтобы не дублировать друг друга, — сказал Носов.

— Я рядом — у биологов. Через три минуты буду, — произнесла главный специалист по психоэнергетике и отключилась.

Появилась она и впрямь скоро. И не смотря на дежурную рабочую одежду, выглядела просто обворожительно. Носов сразу же сделал ей комплимент, от которого девушка отмахнулась со словами «Ой, да ладно Вам», но было видно, что ей это приятно. Дмитрий же, еще так и не решивший, как ему относиться к этой, судя по его ощущениям, вовсе не такой простой, как она хотела казаться, женщине, решил воздержаться от комментариев и поэтому жевал мармелад, делая вид, что не хочет говорить с набитым ртом.

Екатерина села в выросший из пола третий стул и попросила Носова налить чаю и ей. Девушка тоже отдала должное аромату и вкусу напитка, после чего, обратившись к Дмитрию, сразу же «взяла быка за рога»:

— Что Вы думаете относительно того, что в нас, людях, могло не понравится коллективным разумам на Ультаре и здесь, на Зонтике?

— В представлении той традиции, к которой принадлежу я, можно описать коллективное бессознательное как некое подобие фильтра, через который на Глубинные Слои Бытия, управляющие физическими процессами в мире Яви, проходят те или иные «вибрации» — управляющие энергии из в целом гармоничного и равновесного Первичного Спектра Сил, который является, грубо говоря, Аурой Творца. Как у всех живых существ, включая неорганических, есть аура, так есть она и у Творца — и она то и является Первичным, эталонным энергоинформационным полем Вселенной. То есть каждому проявленному в физическом пространстве — времени локальному миру воздается по мыслям и эмоциям находящихся в нем живых существ, которые в совокупности своей и определяют структуру коллективного бессознательного и, следовательно, ту часть управляющих сигналов, которая проходит для реализации в Яви этого локального мира. Видимо, какие — то части структуры энергий, излучаемых вами, землянами, вступают в противоречие с фильтрами коллективных разумов этих планет. Какие конкретно — я пока не ощутил. Что же касается того, что я бы посоветовал сделать — то я думаю, что вам нужно свернуть свои базы и оставить эти планеты в покое, позволив их обитателям жить своей жизнью. И наблюдать за их развитием только со спутников. Просто они и вы, земляне, очень уж разные.

— Понятно. А можно задать не конкретные, а общие вопросы как раз о взглядах на мир в той традиции, к которой ты себя относишь?

— Конечно. Мне нечего скрывать.

— Тогда расскажи, пожалуйста, ну хотя бы, зачем Бог создал разумных существ? Если, конечно, в твоей традиции есть понятие Бога?

— Мы говорим — Творец. Но в нашем представлении это скорее не живое существо, а некий Первичный Принцип, Изначальный Закон, лежащий в основе всего Сущего. А выразили его через себя две ПервоСущности – Великие Родители – Отец и мать всего Сущего. Что же до того, зачем появились разумные существа, я придерживаюсь точки зрения одного из древних мудрецов моей планеты. Он предположил, что согласно Изначальному Принципу разумные существа должны возникнуть для того, чтобы они в ходе своего развития смогли бы придумать задачу, выходящую за рамки возможностей этого самого Изначального Принципа. Если использовать ваши, земные аналогии, то ближе всего окажется такая — разумные существа должны придумать задачу, которую Всемогущий Бог не смог бы решить! Чтобы созданный Им и развившийся в ходе эволюции Разум осознал или создал такую экзистенциальную цель, которая вышла бы не только за границы материального мира, а и в целом за границы Изначально Сотворенной Реальности. Цель, которую сам Создатель не смог придумать и поставить перед Собой. Тот наш мудрец считал, что в этом истинное предназначение развития любого Разума во всем Большом Мире!

— Да, сильная гипотеза, — вступил в разговор Носов. — Но абсолютно не проверяемая.

Дмитрий пожал плечами.

— Ну хорошо, а как ваша традиция видит…

На этом вопросе разговор и был прерван звонком Гарчева.

Запись, сделанная в период, описываемый в Главе 8

«У землян идея успеха и преуспевания выражена гораздо сильнее, чем и на моей родной планете и у жителей всех тех миров, на которых мне довелось побывать до сих пор. И не то, чтобы в моем мире или у жителей этих планет желание достичь успеха отсутствовало вовсе. Но у нас оно не является настолько самодовлеющей ценностью, как у землян».

На некоторое время остановившись, он задумался, развивая и уточняя эту мысль, после чего продолжил:

«Еще в 52 — ом году 20 — го века земной психолог Дэвид Макклелланд в своей работе «Общество достижений» провел исследования в различных группах людей с высокой мотивацией на достижение успеха. И обнаружил, что корни этих устремлений уходят в детство. Он доказал, что потребность в достижении цели в основном является продуктом воспитания, а не врожденной предрасположенностью. Более того, Макклелланд обнаружил подтверждения своей теории в истории. Он обратил внимание, что в определенные периоды времени в разных странах отмечался всплеск экономических успехов. Он проштудировал литературу того времени и обнаружил, что за примерно 30 — ть лет перед началом экономического бума в литературе особое внимание уделялось темам мастерства и упорства, а в детских сказках и рассказах описывалось, что для достижения поставленных целей требуется время, а на пути к ним даже придется переносить разочарования. Макклелланд утверждал: «Мы установили, что некоторые подгруппы людей учат этому своих детей от рождения. По всему миру мы постоянно натыкались на небольшие сообщетсва, очень успешно проявлявшие себя в бизнесе. Когда мы начинали выяснять причины, то обнаруживали, что они учат этому своих детей естественным путем, а мы пытались добиться того же искусственным образом».

Здесь он почувствовал некоторое легкое неудобство в теле и решил прерваться, чтобы выполнить ряд упражнений разминки. После которой он заказал себе еще стакан сока и, отхлебнув глоток, завершил сегодняшнюю запись:

«Теория Макклелланда получила потрясающие подтверждения — он уверенно предсказал кризисы и экономические подъемы, опираясь на то, что в книгах для детей за 20 — 30 лет до этого уровень мотивации на достижение успеха был очень низким или, наоборот, там были часто описаны усилия героев по достижению целей…»

Запись по событиям, описываемым в Главе 9

С развитием общества появились учёные и мыслители, которые получили возможность большую часть времени раздумывать о вещах отвлечённых, не имеющих отношения к повседневному опыту. И очевидно, что заниматься этим стали те люди, у кого была изначальная склонность к абстрактному мышлению. Способности же к непосредственному восприятию были привычными и потому не казались столь интересными и заслуживающими изучения научными методами. А может у отцов-основателей «прогрессизма» они были еще и несколько пониженными по сравнению с остальными. Все это в совокупности побуждало этих людей стараться выделиться именно за счет способностей к абстрагированию. Постепенно вытесняя навыки непосредственного восприятия в зону пониженного осознания. А ведь именно в этих областях и существует то, что доставляет психологический дискомфорт и о чем не хочется вспоминать. И поэтому в сложных ситуациях для психики таких людей самым простым оказалось заблокировать и без того не часто посещаемые вниманием участки своего разума. Дискомфорт от скрытого осознания своей ущербности в прямом восприятии мира, не находя выхода, накапливался и этим лишь подстёгивал дальнейшее развитие механизмов вытеснения. Создавалось то, что земляне называли «петлей подкрепляющей обратной связи».

Понятно, что такой человек постепенно станет избегать тесного общения с большинством своих сограждан — ведь их открытость будет индуцировать открытость и в нём самом, а это вызовет повышение осознания психических процессов, в том числе и подавленных воспоминаний, причиняя человеку боль. Таким образом, его будут разрывать два противоположных стремления. С одной стороны — желание сблизится с «соглашателями», чья доброжелательность поддерживает его. С другой стороны — стремление отдалится, поскольку их образ мировосприятия для него слишком болезнен. Столкновение этих противоположных желаний будет причинять человеку дискомфорт, создавать напряжение, что приведёт к озлобленности, увеличению агрессивности, которая выплеснется на «соглашателей» — ведь именно вокруг них формировался этот клубок противоречий. И поэтому когда агрессия начнёт искать выход, то ближайшей целью окажутся именно они.

Это болезнь. Мышление прогрессистов, которым они так гордятся, и которое стремятся привить всем вокруг — всего лишь болезнь. Однако, по поведению такого человека может быть совсем не заметно, что его психика нездорова. Напротив, он даже будет производить впечатление человека успешного, поскольку сформировавшиеся в подавленных областях психики комплексы будут постоянно требовать самоутверждения, мотивируя человека на то, чтобы действовать как можно более эффективно. Однако, всмотревшись повнимательнее, можно будет понять, что все действия человека направлены лишь на достижение внешнего эффекта.

И тем ни менее, это будет заметно не сразу. Многие будут видеть, что поведение человека эффективно. Людям будут интересны его достижения и они будут бессознательно пытаться копировать то поведение и мышление, которое посчитали эффективным. И если кто-то из таких любопытствующих будет обладать склонностью к абстрактному логическому мышлению и примерно в это же время столкнётся со сложной ситуацией, то любопытство может привести к печальным последствиям — и в его психике поселится мышление, основанное на вытеснении. Сначала не очень глубоко — человек вполне может вернуться к привычному мышлению «соглашателя». Однако, всё же велика вероятность того, что патология пустит корни. Поначалу дискомфорт от неё будет неощутим, а кажущаяся эффективность такого мышления — слишком притягательна. Потом, когда психика окажется отравлена, человека начнёт преследовать дискомфорт, а те события, которые раньше вызывали улыбку, станут причинять уже боль. И каждый раз, испытывая дискомфорт, человек всё сильнее будет увязать в липкой трясине. И хотя даже реальная польза от деятельности прогрессиста может быть такая же, как и у «соглашателя», но при этом лиши его внешнего подкрепления — и почти сразу же он свою активность снизит.

Запись по событиям, описываемым в Главе 10

— Думаю, вы согласны с тем, что Творец обладает абсолютным самосознанием и предельно возможной рефлексией? — продолжил Дмитрий после небольшой паузы. — А предел рефлексии — это либо ее отсутствие, либо бесконечность уровней. Но во втором случае какое-либо сознательное волевое действие становится невозможным. Остается только Созерцание Мира и своих трансформаций в нем. За исключением одного единственного случая — когда, начиная с некоторого Слоя (уровня) происходит замыкание рефлексивной последовательности на саму себя. И образуется не линия, а некое Кольцо. А вернее, поскольку речь идет о многомерной событийной реальности — совокупность того, что ваши математики называют многомерными тороидами, а в тех манускриптах, что я читал на своей планете, это называлось проще — Клубок Нитей Сущего. В таком случае некий (n)-ный Уровень рефлексии порождает не (n+1)-ый, а просто первый, исходный, Изначальный Уровень Рефлексии. Т. е. Начало Есть Суть Конца и Конец Порождает Начало. Вот примерно так, на самом то деле, и устроена Реальность, в которой мы живем. И из этого вытекает, что переходы между уровнями Бытия напоминают что-то типа качелей. Отсюда и возникла столь популярная, что у вас, на Земле, что у нас, да и вообще во всех тех мирах, с мудростью которых я успел хотя бы немного познакомиться, идея про то, что миром правит Принцип Баланса. Или Великого Равновесия. И если цивилизацию сильно «качнуло» в одну сторону, то надо рывком восстановить равновесие, иначе мир сделает это за вас, но уже так, как сочтет нужным сам! Об этом написано много трактатов. Вот только лишь в малой части из них правда об этом процессе говорится до конца. Обычно утверждают, что если в мире появился великий злодей, то обязательно появится и равный ему по возможностям великий герой. Но почему-то умалчивают про то, что верно и обратное — если в мире появился герой, то обязательно появится и его альтер эго. И поэтому проблема не в том, чтобы герои расправлялись со злодеями! В идеале надо привести мир к такому состоянию равновесия, в котором не будет места ни злодеям, ни героям. И именно в этом, по моему, секрет того, почему даже понимающие суть процесса установления Мирового Баланса люди умалчивают про то, что не только злодеи порождают героев, а и наоборот. Ну как же — ведь если мир уравновесится, то исчезнут не только мерзкие и ужасные монстры, но и «рыцари на белом антиграве, со взором горящим, любовью к прекрасной даме в сердце и мегаваттным импульсным сплиттером в руках». То есть те, кого привыкли приводить в пример, кем гордятся народы (а наш то богатырь покруче ихнего будет — тот дракона завалил всего то трехголового, а наш то аж о шести головах уделал). Кроме того, у тех, кто во власти, есть и совсем уж мерзкий, а потому самый потаенный и скрываемый не только от других, а и от себя самого страх — ведь многие из них просто не знают, что они будут делать в мире, где не надо будет ни с кем бороться и не надо будет никем управлять. Поскольку само понятие власти и борьбы имеет смысл только в мире, не достигшем равновесия. А остальным людям эти упыри задурили голову утверждением о том, что без борьбы (а в более узком и как бы сглаженном смысле — конкуренции) нет, и не может быть ну никакого прогресса. Что является бредом и ложью! Прогресс идет неизбежно, поскольку задан исходными законами развития Реальности — вопрос только в его темпах. И чем мир стабильнее, тем прогресс медленнее. Это правда. Вот только в стабильном мире счастья больше. Поскольку в неравновесном состоянии счастливы лишь немногие особи, находящиеся на краях энергетических и эмоциональных качелей — грубо говоря, те самые злодеи и герои. А в мире, близком к равновесию, счастливы практически все в нем живущие. И там не только нет войн, но и, как свидетельствует статистика изученных вами же цивилизаций, эпидемий. Да и вообще люди реже болеют, массовые депрессии отсутствуют и социальный строй, внешне даже напоминающий какой-то из тех, которые были на Земле, на самом деле по сути является иным — управление осуществляется в гораздо более мягкой манере и влияние народа на элиты гораздо сильнее. Кстати говоря, и тот факт, что на всех планетах, где вы встретились с внезапно возникшими проблемами, подавляющую по численности часть населения составляет одна раса, исповедующая единую идеологию, также способствует сохранению баланса в обществе. И, судя по всему, если живущие на планете общества в подавляющем большинстве равновесны, то на ней не происходит ни землетрясений, ни ураганов, ни каких бы то ни было иных крупных катаклизмов.

Аналогия с качелями тут, кстати говоря, весьма точная — когда человек качается на качелях, то до некоего уровня размаха колебаний ему этот процесс доставляет удовольствие. Потом появляется страх, который начинает нарастать. А за неким уровнем либо человек получит инфаркт, либо его выкинет с качелей, либо качели сломаются, либо человек таки удержится и выживет, но на качели его потом уже и калачом не заманишь. Так же и мир — когда он сильно неравновесен, то может:

— грубо говоря, «сломаться», что выражается не только в тотальных войнах, но и в эпидемиях, землетрясениях и прочих реакциях природы, пытающейся восстановить равновесие, пусть и в новом состоянии;

— или настолько напугать живущих в этом мире, что большинство из них помрет от страха, а остальные вымрут позже, поскольку их будет слишком мало, чтобы продлить популяцию, да и, кроме того, большая часть жителей будет весьма больна и достаточно быстро вымрет сама, а меньшая часть будет столь брутальна и отвязна, что ее представители просто перебьют друг друга, а последний — самый крутой или самый подлый (тут уж как получится) — сам сдохнет от тоски чуть-чуть попозже.

И поскольку коллективное бессознательное то чувствует такие исходы, и оба они ему равно не нравятся, то именно это и вызывает ускорение прогресса — как попытки создать для мира «лекарства», которые позволят либо отсрочить агонию, либо будут мощными средствами анестезии, что позволит обществу сдохнуть относительно безболезненно (эдакие средства коллективной эвтаназии).

Если же мир раскачивается около положения равновесия лишь чуть-чуть, то и прогресс идет медленно. Вот только люди в таких мирах спокойнее, радостнее и счастливее. И если серьезно вдуматься, то и впрямь, куда торопиться то — впереди все равно либо Вечность, либо тот Великий Финал, который был задуман Великими Родителями всего Сущего уже при начале Творения и Срок которого записан в Изначальном Замысле. И поэтому нет смысла торопиться и стараться достичь чего-либо быстрее других — перед ПервоЗаконом и Вечностью любые сроки и достижения одинаково равны. Какое число не подели на бесконечность — получишь одинаково ноль. И единственное, что может реально нарастать или уменьшаться в мире — это количество счастья. А значит не прогресс, развитие, успех или достижения, а только счастье является единственным верным критерием того, насколько мир живет по законам Изначальных Родителей и насколько он стабилен. Ну а разве на земном пути развития количество достигаемого человечеством в целом счастья неуклонно нарастало и нарастает?

— Ну, если рассматривать этот вопрос с подобной точки зрения… Наверное, в чем-то ты прав, — сказал Гарчев. — Возможно, в устройстве земного общества и есть какая-то неправильность. Но следует признать, что современное земное общество все-таки живет более легкой и справедливой жизнью, чем то, которое было еще всего лишь два века назад, не говоря уж о более давних временах. Хотя, если честно, я надеюсь, что выводы, сделанные нашей экспедицией, смогут дополнительно улучшить и нынешнюю ситуацию.

– Нет, ну как без героев-то?! – произнес Трофимов, просто аж извертевшийся от желания возразить тому, что сказал Дмитрий. – Ну это ты хватил! Вечная жизнь без катаклизмов, болезней и противоборства! Скучно же будет!

– На одной из планет девушка мне сказала, что у аборигенов нет преступности. Она одна спокойно ходила ночью по городу. На Земле такое возможно? – улыбнулся Дмитрий.

– Ну, это смотря какая девушка. И вообще, есть же мужчины, а значит, должно быть в жизни место подвигу! Иначе мужчины деградируют!

– Ага, а по твоему верх веселья и развития для мужчины — это ходить с разбитой рожей или радоваться тому, что разбил ее кому-то другому, – съехидничала Катерина.

– Зато чувствуешь, что живешь, а не так, существуешь, – огрызнулся Александр.

Запись по событиям, описываемым в Главе 11

В мирах, которые развиваются в таком темпе, что психика большинства успевает без стресса адаптироваться к существующей там скорости прогресса, можно создать условия развития, при которых конкуренция будет практически отсутствовать, и все процессы взаимодействия будут основаны на сотрудничестве. А в случае с инсектами – на полном симбиозе! Поскольку в таких условиях нет самих понятий победы и поражения, то нет и переживаний по их поводу. Что позволяет гораздо легче создать и поддерживать моральные устои, при которых гордыня, зависть и ложь не рассматриваются как средства достижения успеха и поэтому отсутствуют. Соответственно и действия основаны на мыслях без примеси эмоций, тем более негативных. А если добавить еще отсутствие подсознания, то уйдет и сама возможность каких — либо скрытых мотивов. Как одно из следствий этого: все созданное общими усилиями распределяется по справедливости — согласно вложенным каждым труду и таланту, а не нахрапистости. Может показаться, что подобное невозможно, однако если в обществе, в силу отсутствия у его членов негативных свойств психики, нет места лжи и гордыне, то в нем нет места и закрытой или секретной для других информации, кроме, разве что, медицинской тайны и тайны личности. А там, где информация и средства для ее обработки одинаково доступны всем и каждый к тому же может рассчитывать на помощь сограждан, то большая или меньшая успешность в абсолютно любой сфере деятельности будет определяться лишь степенью индивидуальных усилий и уровнем талантливости. Причем более талантливые и энергичные члены общества будут не чваниться, а помогать другим и гордиться не тем, насколько они превосходят остальных, а тем, насколько большую пользу они могут принести общине. Только в таких условиях могут быть созданы подлинно равновесные экономические и социальные системы. Кстати говоря, это вытекает и из концепции, созданной на Земле еще в середине 20 — го века Юджином Фамой. Суть которой заключается в том, что если множество примерно одинаково умных людей, рационально стремящиеся к максимизации благ, имеют одновременный доступ ко всей относящейся к интересующим их областям деятельности информации и энергично применяют ее, то любая возникающая случайно или созданная кем — то асимметрия информации моментально корректируется, прежде чем кто — либо успевает извлечь из этого прибыль. А в случае симбиотических отношений, как у инсектов, подобное просто и в голову то никому не придет! В их обществе невозможна сама мысль об извлечении прибыли за счет и тем более за спинами других. Потому что другой воспринимается как продолжение себя, а у себя же красть не будешь. И пытаться что — то утаить тоже!

В этом месте Дмитрий отложил ручку и задумался. После чего, усмехнувшись, продолжил:

Вот подумал, что в предыдущем высказывании я погорячился – люди, например, от самих себя пытаются скрыть многое. Что объясняется наличием подсознания и недостаточно высоким уровнем осознанности ими самих себя в целом. Поэтому для того, чтобы от себя ничего не утаивать, надо, чтобы подсознания не было. Итак, если у всех жителей планеты нет подсознания и есть доступ к ноосфере, то в подобной ситуации возникает положительная обратная связь, которая укрепляет парадигму сотрудничества хотя бы потому, что парадигма конкуренции в подобных условиях просто не эффективна. Более того, именно при реализации парадигмы сотрудничества становится четко понятна необходимость наличия в мире максимального разнообразия личностей. Это, кстати говоря, также уже было описано земным ученым Норманом Джонсоном. Который сделал интересное открытие — если коллектив людей, решающий задачу из некоей предметной области, состоит только из высокоэффективных в данной сфере деятельности профессионалов, качество коллективного решения не возрастает, а снижается! Разнообразный по составу коллектив лучше и успешнее адаптируется к неожиданным изменениям ситуации! А значит, в мире сотрудничества так называемые «обычные, рядовые» члены общества имеют гораздо большую значимость. И осознавая это, менее склонны к психическому напряжению и возникновению негативных реакций и психических комплексов. А значит подобное общество психически более здорово и устойчиво, чем общество, живущее и действующее на основе парадигмы конкуренции. Что в полной мере и подтвердилось на Афине — 7. У инсектов не только не было психоэмоционального напряжения, но и каких — либо отклонений в поведении. Их общество вполне можно было назвать полностью психически здоровым. Выводы Джонсона подтверждаются и проведенными на Земле также еще в начале аж 21 — го века исследованиями Дайаны Ричардс, изучавшей причины нестабильности сложных систем, состоящих из взаимодействующих агентов. Когда все входящие в некую систему люди объединяют ВСЮ имеющуюся у них информацию, то это позволяет системе в целом достичь единого коллективного решения. Которое, в подавляющем большинстве случаев, оказывается оптимальным и обеспечивает системе стабильность. И возможно это лишь в условиях доверия, сотрудничества и общих оценок имеющихся возможностей, а не в условиях конкуренции. Если же у включенных в систему людей нет сходных концепций относительно возможных вариантов выбора, и при этом они еще и утаивают друг от друга информацию, то такой системе угрожает нестабильность!

Вот поэтому, пожалуй, общество Инсектов и является таким стабильным и устойчивым — ВСЕ знания там немедленно становятся ВСЕОБЩИМ достоянием. И Образ (мета — модель) Мира у них одна. А значит, принимая решение, они руководствуются сходными концепциями, общим интересом и Единым видением мира. Тут есть чему поучиться, потому как, чем больше используемых Образов (мета — моделей) Мира и скрываемых знаний, тем больше периодически гарантированных нестабильностей. Поэтому оптимальным является наличие не более трех мета — моделей и основанных на них мета — системных принципов поведения. А замена какой — либо из них на новую должна происходить так долго, насколько это нужно для адаптации психики и восприятия большинства членов общества к предлагаемому новому Образу Мира. Это основано и на психофизиологических предпосылках свойственных поведению разумных существ. Которые по сути своей являются существами, стремящимися к упорядочиванию. Поскольку для разумного вида от этой способности зависит самого его выживание. Ведь, скажем, люди, которые лучше всех обнаруживали упорядочивающие модели (стоять по ветру от дичи плохо для охоты, коровий навоз хорош для повышения урожая), оставили самое большое потомство, и ныне живущие — их наследники. В ситуации же ускоренного прогресса и связанной с этим принципиальной нестабильностью общества и всех его механизмов упорядочивать становится все тяжелее и тяжелее, не смотря на, казалось бы, растущую мощь разного рода вспомогательных инструментов типа компьютеров. Само то мышление, корни возникновения механизмов которого уходят в глубокую древность, не успевает адаптироваться! И что толку в самой быстродействующей машине, если мозг не успевает обработать и упорядочить результаты уже ее работы по упорядочиванию факторов, описывающих те или иные процессы, происходящие в слишком стремительно развивающихся общественной и техногенной средах? Сознание современных представителей всех без исключения разумных видов во Вселенной было сформировано в доисторические времена. И сегодня все мы действуем так, как действовали наши предки на протяжении всей истории развития наших рас. А посему, сталкиваясь с неопределенностью, мы все испытываем дискомфорт и беспокойство. Различаются лишь уровень и качество тех событий, которые воспринимаются как содержащие неопределенность, но сам — то принцип неизменен! Поэтому, чем меньше неопределенностей было в истории того или иного общества, тем менее оно подвержено этому иррациональному страху. У инсектов шел настолько медленный прогресс, что неопределенностей было совсем немного. Вернее, не так – неопределенность присуща Реальности и поэтому разум и восприятие здешних инсектов в процессе своего развития имели больше времени и возможностей, чем разум людей, чтобы научиться воспринимать те формы Реальности, которые связаны с воплощением именно неопределенности и адекватно реагировать на их возникновение. И от этого уровень психоэмоционального напряжения у пчел и муравьев Афины — 7 был крайне низким, почти что нулевым. Все инсекты успевали понимать и осознавать происходящее и могли перестраиваться, приспосабливаясь к новому. И у других рас, прогресс которых идет в темпе, при котором психика большинства их членов успевает понимать результаты этого прогресса, имеющиеся в обществе и даже в природе неопределенности и непредсказуемости постепенно снижаются. Вернее, опять же, снижается число тех неопределенностей, которые не могут быть эффективно обработаны. Уже потому хотя бы, что при подобном темпе прогресса удается находить адекватные описания для сложных адаптивных систем, создаваемых самими разумными или обнаруживаемых ими в природе. Что очень важно, поскольку подобные системы можно изучать только на том уровне описания, который сохраняет их целостность. При этом подобные системы не настолько внутренне сложны, насколько кажутся, воспринимаются таковыми вследствие ограниченности описательных способностей того или иного разума. Всегда есть возможность создать такое альтернативное описание системы, которое снимет проблему ее сложности и выявляет более простые закономерности ее функционирования. Сложность является вовсе не особенностью и свойством самого мира, обусловленными его природой, а производной от способа мышления. И именно поэтому если прогресс слишком быстр, то обнаруживаемые или возникающие все более сложные и сложные комплексные системы и явления психикой большинства членов общества осознаваться не успевают. И они не получают адекватных им целостных и непрерывных моделей описания. А вот у инсектов, с их темпом прогресса, таких проблем нет.

Продолжающаяся при ускоренном прогрессе фрагментация знаний и возникающий в результате этого когнитивный хаос являются не отражениями реального мира, а свойствами и продуктами самого такого прогресса. Неспособность же понять и объяснить происходящее обусловлена неспособностью описать его. Если мы не можем точно описать какое — либо явление, то вполне очевидно, что мы не сможем и дать ему точное объяснение. И то, что для мышления, формировавшегося в условиях постоянно создаваемой в рамках ускоренного прогресса нарастающей неопределенности, кажется беспорядочными и независимыми процессами, разуму, сформировавшемуся в условиях не прерывавшегося упорядочивания и равномерной адаптации, представляется четко связанными друг с другом элементами одной системы.

 


<- Глава 12