Skip to content
Яндекс.Метрика

Срединные Миры — Аромидас

Среди звезд. 

Дмитрий ещё раз взглянул на дисплей, где неторопливо вращался сине-голубой шарик с двумя пятнами-материками.

Стоящий рядом Трофимов сказал:

— Пожалуй, из всех планет, на которых мы побывали до сих пор, Аромидас – самая для нас интересная. В других мирах неприятностям землян ещё можно было бы попробовать подыскать какое-то пусть сложное, но при этом рациональное объяснение. Там исследователи подвергались действию, в общем-то, понятных явлений – болезней или природных катастроф. И об их неслучайности говорила лишь удивительная целенаправленность этих бедствий именно в отношении наших баз и сотрудников. Однако во всех этих случаях всё равно можно попытаться найти какие-то естественные закономерности. А вот здесь… На этой планете против землян словно ополчился сам Его Величество Случай. Машины, выходящие из строя без всяких видимых причин. Персонал базы, ломавший ноги на ровном месте. Операции, срывающиеся из-за пустяков. Десятки совпадений – каждое из них вроде бы случайно, но все вместе они складываются в удивительную и весьма нехорошую закономерность.

— Это похоже на то, что ваше присутствие словно отторгает вся планета как целое, — заметил Дмитрий. – Но вот почему? Очень надеюсь, что мне удастся найти ответы, когда я попаду на ее поверхность. Я слышал, с Земли пришли какие-то новые данные о здешних происшествиях?

— Да, эксперты выполнили глубокий анализ отчётов исследователей, пытаясь найти какие-то закономерности в цепочке казалось бы случайных происшествий. И результаты анализов очень интересны. Оказалось, что происшествия не так уж и случайны — экспертам удалось выявить, что негативные события затрагивали главным образом определённые направления деятельности базы.

Простое изучение отчётов не могло выявить такой закономерности: происшествия были разнообразны и охватывали собой все аспекты деятельности базы, и, на первый взгляд, были лишены какой-либо связи. Когда ломался один из генераторов станции, или маскировочное поле флаера, или местные животные нападали на агента, никому не приходило в голову связать происшедшее с определёнными направлениями деятельности землян. Однако углубленный анализ, в том числе использующий нечеткие и нелинейные логики, показал, что все проблемы, возникшие в самых разных аспектах функционирования базы, были прямо или косвенно связаны с вполне определёнными экспериментами. Как будто кому тоне нравятся именно вполне конкретные направления наших действий на этой планете.

— Что же это за планы, которые не по нраву Единому Духу этого мира?

— Этот твой Дух, или, по нашему, ноосфера, если, конечно, это действительно её проделки, всячески старается помешать укреплению контактов землян с некоторыми тайными обществами этой планеты. Общество Аромидаса традиционно и консервативно, а значит, открытый контакт с местными жителями пока невозможен – это сильно всколыхнёт всю планету и подобное значительное вмешательство в естественное развитие противоречит принципам работы КЭДРа. И вся наша надежда была на установление тайных контактов со сравнительно небольшой — примерно треть от общей численности жителей планеты — частью здешнего общества, которая привержена идеям прогресса почти в том же самом смысле, как понимаем его мы, земляне. К сожалению, эти идеи не находят поддержку здешнего большинства и поэтому сторонники прогресса вынуждены либо сохранять пассивность, либо действовать подпольно, образуя тайные общества и ордена. Земля надеялась на то, что, исподволь направляя деятельность этих орденов, можно будет постепенно добиться признания идей прогресса и большинством жителей этой планеты. После чего станет возможен уже открытый контакт Земли и Аромидаса. Однако именно это направление работы здешних контактеров с высокой степенью вероятности и связано с обрушившимся на базу и ее сотрудников каскадом неприятностей.

— Знаешь, послушав тебя, мне почему-то стало казаться, что вам, землянам, придётся пересмотреть саму идею контакта с местным обществом, — сказал Дмитрий. – Впрочем, пока у меня недостаточно фактов, что бы что-то утверждать наверняка. Для этого мне надо поближе пообщаться с представителями тайных орденов Аромидаса, а также членами большинства населения этого мира.

— Думаю, это возможно – я слышал, что в ближайшие несколько дней одно из тайных обществ, куда под видом представителей аналогичного общества с другого материка смогли внедриться двое здешних контактеров, будет проводить очередное собрание. На которое прибудет и один из внедрившихся. Попробуем организовать заброску туда и тебя под каким-то благовидным предлогом.

Флаер, прикрытый маскировочным полем, опустился в незаселённой гористой части западного материка планеты. Он пролетел мимо заснеженного пика, скользнул в ущелье и приземлился рядом с провалом, с виду напоминавшим вход в обычную для здешних мест пещеру. Но попробуй кто-то из местных, сумей он сюда добраться, попытаться проникнуть вглубь этой пещеры – и поплутав немного по изгибающимся в недрах горы ходам, он уже сравнительно скоро уткнулся бы в тупик.

Сейчас же из пещеры показалась облачённая в комбинезон фигура высокого жилистого мужчины лет сорока. Он протянул руку вышедшим из флаера гостям и представился:

— Егор Стародубцев. Руководитель базы.

Члены экспедиции представились в ответ.

— Проходите внутрь, — сделав приглашающий жест рукой, начальник местного форпоста Земли первым шагнул обратно в темноту пещеры.

Пройдя шагов двадцать по извилистым узким ходам, члены экспедиции и Егор уткнулись в тупик, куда попал бы случайно забредший сюда местный житель. Стародубцев подошел к скале и прижался к ней лбом и обеими руками. Спустя пару секунд скрытые в скале анализаторы активности мозга и биофизических полей опознали его и перед гостями совершенно бесшумно образовался овальный проход. Шагнув туда вслед за хозяином, члены экспедиции попали в хорошо освещённый тамбур, почти ничем не отличающийся от шлюзов «Пересвета».

Пройдя положенные по регламенту безопасности карантинные мероприятия и идентификационные процедуры, все прошли в столовую, где к прибытию гостей уже был накрыт стол и присутствовали все свободные от дежурств сотрудники базы. После краткого представления прибывших начальник базы предложил всем поесть. Следуя заведенному с незапамятных времен ритуалу, все присели за стол, хотя есть членам экспедиционной группы совсем не хотелось – перед любым вылетом на планету их согласно регламенту планетарной выброски обязательно кормили – на всякий случай. Мало ли когда, не дай Бог, еще доведется поесть. Но негласный этикет при благополучном прибытии на базу все соблюдали столь же строго, как и официальные предпосадочные инструкции.Егор обратился к Дмитрию:

— Мне сообщили, вы хотите посетить ближайшее собрание того тайного ордена, в который нам удалось внедрить своих людей?

— Да, — ответил Дмитрий. — Вы, вероятно, уже видели переданные с Земли данные последнего анализа произошедших у вас событий. Из него следует, что ключ к пониманию произошедшего лежит прежде всего в проектах прогрессоров связанных со здешними тайными обществами.

Когда Дмитрий сказал о происшествиях, руководитель базы машинально потёр правое предплечье. Лекарь почувствовал, что в этом месте рука у Егора была недавно сломана. И хотя земная медицинская аппаратура полностью восстановила ее всего за пару часов, но в подсознании след травмы еще остался.

— Ну что ж, тогда у вас есть время до вечера на подготовку — все материалы мы уже загрузили в обучающий комплекс — и надо будет отправляться в путь, — ответил Стародубцев. — Собрание этого тайного общества состоится через три дня. И за это время надо успеть добраться до здешней столицы, а пользоваться флаером в густонаселённой местности мы не можем. Приходится высаживаться в сравнительно малолюдных местах и уже оттуда на перекладных добираться до столицы. Маршрут для вас мы уже также проработали. Правда, там немного придется проехаться в местном дилижансе.

— Конная повозка? Это еще хорошо, — пробормотал Трофимов, вспоминая, как ему пришлось идти пешком через глухой лес.

— Ну, с конями местных ездовых животных можно сравнить весьма относительно, а вот сами повозки почти такие же, какими, судя по хроникам, были дилижансы на так называемом Диком Западе Северной Америки в конце 18-го — начале 19-го веков.

В этот момент в разговор вступил один из сидевших за соседним столом сотрудников базы — еще молодой человек лет тридцати.

— У меня ж была идея дирижабль соорудить и разместить на одном из здешних аэродромов, если их так можно назвать, — сказал он. — Летали бы туда-сюда, никто бы и не подумал, что на борту — пришельцы с Земли. Правда, к нему все равно пришлось бы добираться, но времени бы порой экономили весьма прилично. Давайте знакомиться — меня зовут Андрей. Я буду сопровождать вас в город.

Трофимов с присущей прогрессорам тягой к подробностям (на планете места пребывания надо быть максимально в курсе всех существующих на ней технологий) сразу же решил уточнить сведения, полученные при подготовке на корабле.

— А что, местные жители развивают воздухоплавание столь интенсивно, что созданный вами дирижабль был бы лишь одним из многих?

— Да, — ответил Андрей. — Дирижабли активно используются для перевозки грузов и людей. А два года назад полетел первый самолёт. Правда, пролетел он всего метров шестьдесят. Но для первого раза это совсем неплохо — земная авиация начиналась с меньшей дальности полёта. Впрочем, это не самые удивительные достижения здешних жителей в сфере транспорта. Как минимум несколько сотен жителей планеты владеют телепортацией. Причем общими усилиями группы они могут перемещать и достаточно массивные и крупные предметы. Если бы спецам нашего FIB удалось перенять этот удивительный навык, то они могли бы забрасывать нас прямо в города и пришлось бы тратить время и силы не только на саму дорогу, а и на обеспечение ее легендирования. Но об этом остаётся только мечтать — хотя мы создали ГИМПы, в локальных, планетарных масштабах наша земная наука, похоже, пока бессильна не то что повторить, но хотя бы внятно объяснить механизм этого феномена. По-крайней мере при тех энергозатратах, которые делали бы его рентабельным и не приводили к нехорошим последствиям для окружающей среды. А то ведь стартуй ГИМП с поверхности планеты — и в радиусе километров 30-ти все разложится на атомы, не говоря уж о снижении температуры до абсолютного нуля. А местные кадры перемещаются сами и перемещают грузы безо всяких особых внешних эффектов — просто был здесь, исчез и появился там — и все.

— А кроме такой телепортации, местные жители совершают еще какие-то действия, которые условно можно назвать магическими? — спросил Дмитрий.

— Да, и весьма много. Некоторые навыки настолько распространены, что даже не считаются чем-то удивительным. Это главным образом, если можно так выразиться, бытовая магия — привлечь желаемое событие — в разумных пределах, конечно — типа оградить дом от грызунов или обеспечить хороший урожай. Тут это в порядке вещей. На прилавках книжных магазинах пестрят брошюрки «Как договариваться с овощами». Представляете? Местные жители верят, что каждый кабачок обладает своим разумом, хотя и не таким, как разум человека. Вот аборигены и учатся договариваться с огородными растениями, чтобы те давали три урожая за лето. Просто шаманизм какой-то. Но, тем не менее, эти методики работают. Уж не знаю, правда местные кабачки мозговитее земных и понимают туземцев, или эти методики включают какие-то скрытые ресурсы психики аборигенов, которые и воздействуют на овощи, а те думают, что кабачки их поняли и послушались. Но… кабачки растут — это факт.

— Получается, магические навыки здесь настолько распространены, что их широко используют в быту? — спросил Трофимов. — Наверное, этому обучают с детства?

— Простейшие магические навыки туземцы действительно получают еще в детстве. Но это нельзя назвать обучением магии. Если на Земле отец объясняет сыну-карапузу, какие кнопки нажать на видеодомофоне или пульте управления, вы же не говорите, что он обучает малыша кибернетике.

— Ну, я думаю, что даже простейшие магические навыки — это нечто более сложное, чем нажать кнопку, — возразил Трофимов.

— Не намного, — ответил Андрей. — Кое-кто из персонала базы даже научился некоторым трюкам. Я, например, начал чувствовать эмоции людей и животных, и даже внушать маленьким животным некоторые образы. А Игорь — это наш механик — после трехмесячного общения с местными умельцами сразу чувствует, где в машине неполадка. Вот только знаете какая штука… Все эти навыки начисто отказывают в районе расположения базы. Да и научиться им смогли не все. А еще они пропадают перед тем, как случаются все эти происшествия. Пару месяцев назад я отправился в город на встречу с членами одного из тайных обществ. Не прошёл и полукилометра, как, откуда ни возьмись, выскочила стая местных диких, хм, собак. Обычно они не агрессивны, да и в стаи не сбиваются. Питаются зверями не крупнее кролика. Я часто играл с ними, гуляя в окрестностях базы. А тут вдруг они напали на меня, повалили на землю… И знаете, хотя к тому времени я уже довольно хорошо овладел эмпатией, в этот момент я совсем не почувствовал их настроения. Ни агрессии, не чего-то другого — полный ноль, как будто рядом и нет ни одного животного. Я пытался отбиться, но ничего не получилось — я и представить не мог, что у них столько силы и проворства. Ну, а поскольку я собирался в город, то был в местной одежде и без защиты, поэтому покусали они меня довольно сильно. И вот что странно — когда от боли и потери крови состояние сознания изменилось, то вдруг способность чувствовать эмоции этих собак вернулась. Знаете, в школе на уроке биологии мы препарировали лягушку. В начале урока лягушки ещё живы, они прыгают в тесном террариуме, пытаются выкарабкаться, а надо усыпить их и скальпелем разрезать бледное пятнистое брюхо. У меня сердце кровью обливалось, но я ничего не мог поделать — иначе зачёта по биологии не видать. Так вот, когда я уже приготовился умирать от клыков местных собак, я ощутил, что эти животные чувствуют то же самое, что чувствовал я, занося скальпель над лягушкой. Я ощутил, что собаки не хотят нападать, это противно их природе, но что-то, что сильнее их, заставляет их поступать так. Впрочем, я чувствовал это лишь мгновенье. Сила, которая гнала их на меня, отступила, собаки вновь стали сами собой — добрыми, милыми животными. И тут же стали зализывать мне раны! В это время уже и ребята с базы, увидев по монитору наблюдения, что происходит, подбежали. А собаки эти аж до входа в пещеру меня сопровождали! Какое-то время я провалялся в медблоке, меня подлатали, но вот миссия оказалась провалена. Послать кого-то вместо меня было нельзя, потому что встреча предстояла важная, там ждали именно меня, и никого другого просто не приняли бы. Жаль. Мы потратили много усилий и времени, чтобы организовать эту встречу, и очень рассчитывали на неё.

Андрей взглянул на Дмитрия, и сказал:

— Похоже, я вас совсем заболтал. А вам ведь ещё надо отдохнуть перед дорогой.

— Сначала я хотел бы выучить язык аборигенов, — сказал Дмитрий.

— Хорошо, — сказал Андрей. — Я отведу вас в информационный центр.

Местное солнце вскарабкалось почти до самого зенита, обдавая путников горячим светом.

— Жарко, — сказал Андрей, покачиваясь на сиденье местного дилижанса. – И так духовка натуральная, а в этой чёрной накидке совсем испечься можно.

— Надо было в светлое одеться, — ответил Дмитрий.

— Нет. Нужно соблюдать достоверность образа, будь она неладна. Сторонники прогресса носят тёмную одежду, в противоположность «соглашателям», которые тёмные цвета не любят.

— «Соглашатели» – это противники прогресса? Почему их так называют?

— Потому что они против здоровой конкуренции, которую проповедают «прогрессисты». Утверждают, что конкуренция зло, а люди должны жить по принципам сотрудничества и согласия. Потому и «соглашатели».

— Я думал, что сторонники прогресса действуют тайно, — сказал Дмитрий. – А оказывается, что у них совсем не прячутся и даже особую одежду носят.

— Ну, просто проповедовать прогресс и конкуренцию никому не возбраняется. «Соглашатели» на то и «соглашатели», что не любят активного противостояния. Однако они никому не позволяют предпринимать активные действия по внедрению конкуренции и быстрого прогресса. Поэтому те из «прогрессистов», кто хочет не просто проповедовать свою точку зрения, но и активно действовать, образуют тайные ордена.

— Пока мы ехали, я лишь несколько раз видел людей в тёмных одеждах. Но, насколько я знаю, «прогрессисты» составляют около трети населения.

— Ну, в провинции их меньше. И, кроме того, не каждый «прогрессист» будет одеваться по-особому. Большинство — лишь сторонники прогресса, но не являются его ярыми пропагандистами. Такие предпочитают не выделятся.

Андрей посмотрел в окно и, увидев какие-то известные ему ориентиры, сказал:

— Часа через два въедем в город, а там еще через час будем на месте.

Долгая дорога осталась позади. Андрей и Дмитрий поселились в небольшой гостинице на окраине города и теперь, петляя по узким улочкам, шли к месту встречи. Дмитрий удивился тому, что многие люди улыбались друг другу, словно были знакомы. Дмитрий решил поставить эксперимент и просто улыбнулся одному из встречных прохожих – и получил в ответ искреннюю улыбку.

— Ты с ними не очень-то любезничай, — прошептал Андрей, когда они отошли на достаточно большое расстояние. — Тут все сплошь эмпаты — ещё заметят, не дай Бог, что ты чувствуешь не так, как все.

— Не заметят. Я сделал свою психику похожей на психику местных.

— Да? Тоже, значит, владеешь чем-то типа их умений. Не думал, что на твоей планете лекарей учат психомаскировке.

— А это не маскировка. Хороший лекарь просто обязан уметь перевоплощаться в больного, чтобы понять, какие потоки сил и образов в нем нарушены.

— Ну, тогда ладно. Кстати, мы уже пришли.

Они остановились перед большим особняком. В облике здания преобладали строгие цвета и прямые линии, что резко выделяло его среди домов, стоящих по соседству.

Дмитрий улыбнулся:

— Для любого тайного общества самое главное – не выделяться. А здесь наоборот.

— Так ведь никто не знает, что хозяин дома – руководитель тайного общества. А быть просто прогрессистом здесь не возбраняется. А если он захотел бы скрыть свои прогрессистские взгляды, ему это не удалось бы – кругом одни эмпаты. его бы раскусили, и такая скрытность лишь навела бы на подозрения. Ну, ладно, пойдём внутрь, а то нами уже заинтересовались.

Дмитрий тоже заметил, что штора одного из окон в доме напротив слабо колыхнулась, на секунду открыв лицо смотрящего.

Андрей подошёл к двери, и нажал кнопку звонка.

— Заметь, — сказал он. – Звонок – электрический. По здешним меркам – диковинка. На планете лишь недавно всерьёз взялись за исследование электричества.

Дверь открылась, на пороге предстал высокий и худой молодой человек в таком же чёрном плаще, как и на Андрее с Дмитрием.

— Прогресс с тобой, брат, — сказал Андрей. Потом указал на Дмитрия. – Это мой земляк — тоже наш брат по прогрессу.

Дмитрий уже знал, что земляне выдавали себя за прогрессистов с другого материка – такая легенда показалась исследователям наиболее удобной. Он кивнул прогрессисту и повторил слова Андрея:

— Прогресс с тобой, брат.

— Прогресс с вами. Проходите.

Дмитрий и Андрей вошли в дом. Дмитрий сразу решил, что встретивший их человек – не хозяин дома, а один из приехавших на собрание. Он оказался прав: прогрессист провёл их в комнату, где вели беседу несколько людей и подошёл к одному из них — седому, но всё еще буквально излучающему внутреннюю силу и властность человеку.

Молодой прогрессист стал что-то говорить, указывая взглядом на Дмитрия и Андрея. Пожилой человек выслушал, кивнул и подошёл к ним.

— Я рад приветствовать братьев по прогрессу, прибывших издалека, — сказал он и протянул ладонь для рукопожатия.

Андрея здесь уже знали, а вот Дмитрию пришлось знакомится со всеми присутствующими. Он жал руки прогрессистам, называл своё имя (конечно, не настоящее, а один из ближайших распространённых на планете аналогов – «Диаморас»), а сам пытался незаметно проникнуть в глубинные слои сущностей собеседников.

И спустя некоторое время он утвердился в догадке, которая пришла ему ещё во время пути – прогрессисты оказались гораздо менее способны к эмпатии, чем остальные жители планеты. Впрочем, этого нельзя было сказать о хозяине дома – он, похоже, мог проникать не только в чувства людей, но и в их мысли, хотя и не слишком глубоко. Но даже эта проницательность была мало похожа на эмпатию «соглашателей» — хозяин дома не столько ощущал окружающих, сколько проникал в их сознания, заглядывал в умы.

Похоже, что отличия в психологии прогрессистов и «соглашателей» были гораздо большими, чем это казалось не способным к таким ощущениям землянам.

Дмитрий заметил и ещё одно существенное различие. У большей части жителей планеты практически отсутствовали вытесненные в подсознание мысли или воспоминания. Более того, можно было сказать, что у них вообще нет того, что земляне называли подсознанием. Да, была сфера психики, отвечающая за моторные и прочие автоматизмы, но даже и они при необходимости могли осознаваться. А вот у всех собравшихся в этой комнате Дмитрий разглядел тёмные всполохи напряжения в психике — такие возникают, когда часть образов, возникающих в стремительном калейдоскопе мышления, не осознаются и поэтому приводят к скрытому психическому напряжению. Они могут управлять мотивацией и сиюминутно-реактивно проявляться в тех или иных действиях их носителей.

Похоже, именно эти вытесненные мысли и желания являются тем, что заставляет прогрессистов идти по пути изменения и развития. Прогрессисты просто не могут подобно «соглашателям» остановиться на принятии существующей действительности – ведь это будет означать и принятие себя, что приведёт к обнажению подавляемых образов и вызовет дискомфорт. Потому психика прогрессистов и стремится бежать вперёд, чтобы обрушить на сознание поток информации и ощущений, заглушить то, что причиняет скрытую боль. Потому прогрессистам так близка конкуренция – эмоции и ощущения, вызываемые борьбой, грубы и интенсивны, они эффективно давят нежелательные ощущения. Прогрессисты не могут, подобно «соглашателям», находится в созерцательных состояниях сознания, с их глубокими, но утончёнными ощущениями – тогда они просто не смогут эффективно подавлять скрытые в глубинах их психики болезненные образы.

Но как могло возникнуть на одной планете такое чёткое деление на две группы с разными типами психики?

Дмитрий попытался осторожно проникнуть в сознания прогрессистов еще глубже – может быть, среди вытесненных образов найдётся что-то общее?

Получилось не сразу, поскольку мышление аборигенов оказалось во многом отлично и от мышления жителей родной планеты Дмитрия, и от уже хорошо знакомого мышления землян. Но вскоре ему всё-таки удалось проникнуть на первый слой общего, коллективного надсознания прогрессистов – как сказали бы земляне, «подключиться» к первому уровню их эгрегора.

Странно – общих проблем практически нет. У кого-то вытеснено чувство вины, кто-то неуверен в себе, кто-то боится принять свои желания. Разные проблемы, разные эмоции, совершенно разные ощущения.

Значит, единственное, что есть общего в глубинах психики прогрессистов – лишь сам механизм вытеснения. Сначала возникал он, а потом уже находились подходящие для вытеснения образы и ощущения.

Каждое живое существо время от времени испытывает дискомфорт. И каждый раз это ощущение рождает ассоциативные связи с какими-то образами и действиями. Здоровая психика стремиться осознать причины дискомфорта — чтобы проработать и осмыслить возникшие ассоциативные связи. Те из связей, которые являются отображением реальных закономерностей мира, сохраняются в виде знаний и навыков. Другие же связи, которые возникли случайно, стираются.

Этот процесс чаще всего не очень приятен, но он необходим. А для психики «соглашателей» — попросту неизбежен, поскольку в ней не развит механизм вытеснения. Однако же, если в результате еще не понятого Дмитрием отличия в психике «прогрессистов» вытеснение становится возможным, то, стремясь избавиться от дискомфорта, психика просто «сбрасывает» неприятный ассоциативный узел в неосознаваемую область, что мешает его пониманию и проработке.

Но что же сформировало у трети жителей планеты механизм вытеснения? Может быть, это врождённая патология? Например, сбой в генетическом аппарате, изменивший структуру психики.

Дмитрий сосредоточился на потоках сил присутствующих, рассматривая те их уровни этих, которые тесно связаны с процессами, происходящими в физическом теле. Однако ему так и не удалось найти каких-либо значительных отличий в работе организмов «прогрессистов» и тех, кого он перед этим проощущал по пути сюда. Похоже, что странное психическое отклонение формировалось уже после рождения, в процессе социализации индивида.

Дмитрий хотел продолжить свои тайные исследования, однако в этот момент в комнату вошёл хозяин дома и предложил начать мероприятие.

— Братья, — сказал он. – На сегодняшнем собрании я для начала хотел бы осветить очень важный вопрос. Многие из нас активно проповедуют путь прогресса и конкуренции, несут свет истины нашим невразумлённым согражданам. И это хорошо. Однако не все понимают, что в нашем учении самое важное. Чтобы подхлестнуть прогресс общества, многие из нас пытаются привнести принципы конкуренции в повседневную жизнь, в отношения с другими людьми. Однако для этого время ещё не пришло. Мышление «соглашателей» слишком ограничено, они не понимают выгод такого пути, зато ясно видят, что конкуренция способна причинять неприятные ощущения. И потому лишь сильный духом может идти таким путём. Не надо их винить в этом – они слабы, и пока не готовы принять идею конкурентного развития во всей ее полноте. Поэтому мы не должны слишком настойчиво пропагандировать конкуренцию – так мы лишь создадим в ограниченных умах «соглашателей» мнение о том, что конкуренция плоха. А это сильно помешает нам в реализации наших дальнейших планов.

— Не надо оглядываться на «соглашателей»! — вскочил с места один из прогрессистов. — Мы должны действовать активно и решительно!

— И что же конкретно предлагаешь ты, Ирхес? — усмехнулся хозяин дома.

— Нужно устранить тех, кто является хранителями самих устоев и принципов соглашательства! Правители, Служители Безусловного Высшего и лекари — вот главный тормоз на пути прогресса. Только и твердят, что о взаимном согласии, да о развитии через сотрудничество — слушать тошно! Мы должны сделать всё, чтобы в руководство, включая Собор Служителей Высших, попали люди, верные идеям прогресса. Мы должны показывать людям, что идея конкуренции подкреплена философией и соответствует законам мистики.

— Это прожектёрство! Люди нашего мира привыкли жить, помогая друг другу. Это заложено в психику всей историей развития нашей цивилизации. Многие тысячи лет назад на нашей планете было гораздо холоднее, а численность населения была гораздо меньше, и потому любой встреченный на огромных не заселенных просторах человек воспринимался скорее как потенциальный помощник в совместной добыче пищи и защите от хищников, чем как соперник. А потом, когда в силу пока еще не до конца понятых учеными обстоятельств на планете стало значительно теплее и цивилизация стала стремительно развиваться, устоявшиеся традиции, следует признать, оказались весьма удобными для комфортного взаимосуществования. Сегодня, пока мы не обоснуем, причем более убедительно, чем наши оппоненты, что конкуренция даст не только большую скорость развития, которая вряд ли может являться самостоятельной целью, но и повысит комфортность жизни всех членов общества, большинство никогда не поддержит прогрессиста в качестве своего лидера. Что же касается подачи идеи конкуренции, как духовной и мистической истины, — такие работы тоже ведутся, но пока также безуспешно. Наши братья из южных районов пытались возродить бытовавший в глубокой древности в нынешнем районе Долины Тысячи Гейзеров культ Силы, выкинув из этого учения абсолютно лишний принцип самопожертвования. Однако заинтересовать этим культом значительное число «соглашателей» так и не удалось. Что же касается врачевания, то и тут мы пока не смогли достичь нашими методами хотя бы такого же уровня успехов в лечении, как знахари-«соглашатели». А люди будут ходить к тому лекарю, чьё мастерство больше, и поэтому на большое влияние в этой сфере мы пока рассчитывать также не можем. Впрочем, у меня большие надежды на развитие высокочастотной резонансной электротерапии. Если мы сможем привести медицину к научной основе, представить её в виде чётко формализованных методов, то мы получим огромное преимущество перед лекарями-«соглашателями». Ведь методология устойчивой повторяемости результатов и унификации методов воздействия — наш главный козырь во всем, а не только в медицине. Кстати, именно об этом я и собирался поговорить на сегодняшнем собрании.

— О научной методологии? — прогрессист, которого хозяин дома называл Ирхесом, оказался озадачен.

— Именно. Для распространения наших идей мы должны сосредоточиться на развитии науки. Люди должны видеть, что идеи прогресса приносят ощутимую пользу. И проще всего это показать, развивая именно технические средства. И демонстрируя, что с помощью нашей методологии не надо каждый раз придумывать или прочувствовать все заново, а можно, один раз проведя исследования, потом получать заранее предсказуемые результаты тех или иных действий в любом месте и в любое время. На этом мы можем выиграть — ведь рано или поздно людям понравится, что можно значительно экономить свои силы на том, что требуемый результат достигается с помощью один раз определенных с помощью нашего научного подхода, описанных в виде последовательности действий, реализованных в технических устройствах. Управление которыми станет возможно путем сравнительно простых, легко запоминающихся и потому становящимися привычными типовых действий.

Один из участников собрания возразил:

— Но может ли развитие науки быть действительно таким важным, как ты говоришь? Согласен, таким образом можно показать величие идей прогресса. Но ведь прогресс вторичен, наша основная задача – способствовать распространению конкуренции, которая является основой прогресса.

— Верно, абсолютно верно. Но и в этом нам поможет развитие науки. Вспомним, что основа нашего типа мышления — повышенная склонность к логике. «Соглашатели» не могут видеть пользу конкурентного поведения, потому что они слишком много чувствуют и слишком мало размышляют. Чувствование подавляет их разум. Чтобы общество могло принять идеи конкуренции, мы постепенно должны воспитать в людях мышление прогрессистов — мышление, основанное на логике. И сделать это нам поможет именно развитие машинных технологий. Это приучит людей к логичности. Ну а там уж нам следует постараться, чтобы практические навыки с уровня, если так можно выразиться, «бытовой логики» перенеслись и на видение мира вообще. Для чего наряду с чисто прикладными исследованиями мы должны развивать и чистую науку. В конце концов, именно появление науки и создало прогрессистов. Логика смогла развиться в людях только после появления чистой науки!

— Что такое «чистая наука»? — спросил один из прогрессистов, видимо, бывший новичком.

— Это наука, направленная только на получение знания. В древности наука не была чистой — она следовала из потребностей общества, и получение новых знаний сочеталось в ней с их практическим использованием. По сути, это была ещё не наука, а лишь хорошо развитое ремесленничество. Или, в наших нынешних терминах, это была прикладная наука, направленная на создание технологий. Но постепенно среди ученых-прикладников появились те, кто стал видеть некие закономерности в создаваемых технических системах и стал ставить задачи по обнаружению лежащих в их основе фундаментальных принципов. Так постепенно и возникла уже чистая наука.

Дмитрий задал вопрос:

— Но что плохого в том, что знания приносят пользу? Разве не для этого они нужны?

— Конечно, знания должны приносить пользу. Но должно быть разделение труда — одни люди добывают новые знания, другие эти знания используют. В древности было не так — человек совершенствовал свои знания, применяя их. Но если человек постоянно видит непосредственный эффект от использования своих знаний, то он не может размышлять отвлечённо. Его логическое мышление оказывается тесно связано с чувствованием. И потому угнетено. Такой человек никогда не научится мыслить абстрактно. А ведь абстрактное мышление — главная черта личности прогрессиста. Мы тем и отличаемся от «соглашателей», что мыслим отвлечённо, не оглядываясь на чувства. Не даром же идеи конкуренции возникли вскоре после появления первых университетов!

— Так вот в чём дело! – подумал Дмитрий. — Значит, в появление прогрессистов виновато развитие «чистой» науки. Интересно, как это происходило, за счет каких условий?

Позже, уже вернувшись на корабль, Дмитрий запишет в своем дневнике те мысли, которые приходили к нему, пока он сидел на совете «прогрессистов».

Эта запись вынесена в Спец. Приложение «Дневник Дмитрия» — запись к Главе 9.

Обдумав все это, Дмитрий задал вопрос хозяину особняка:

— Но не переоцениваем ли мы значение конкуренции для развития общества?

Тот усмехнулся:

— Значение конкуренции трудно переоценить. Мне странно слышать такой вопрос от тебя, брат по прогрессу. Конкуренция позволяет проявиться самым лучшим качествам человека, помогает формировать характер. Конкуренция – залог прогресса, поскольку только она даёт непрерывный мотив к стремлению вперёд.

— Но такой ли мотив нужен людям? Хорошо ли для человека, если его стремление вперёд обусловлено не внутренними потребностями его личности, а внешними мотивами – быть лучше других, быть первым? Ведь тогда получается что, грубо говоря, он становится фактически психологическим рабом окружающих. Поскольку эффективность его деятельности полностью зависит от их мнения. И он работает не потому, что хочет этого сам по себе, а из-за страха не получить одобрения.

— Ты удивляешь меня, брат, говоря тезисы, похожие на те, которые используют в полемике с нами теперешние правители и лидеры Служителей Высшего. При чём здесь благо отдельного человека? Мы говорим о том, что нужно всему обществу!

— Извини, брат, но мы должны оттачивать наши аргументы для полемики. Поэтому я попрошу пояснить мне так, как если бы я был возражающим тебе «соглашателем», как может быть полезно обществу в целом то, что вредит каждому человеку в отдельности? — спросил Дмитрий.

— Конкуренция не вредит никому! Противиться конкуренции могут одни лишь соглашатели. Им мешают стремится вперёд их лень и консерватизм их замшелых устоев! Потому они не хотят проявить волю, напрячь все свои силы и добиваться чего-то более быстро, чем это удается сделать без особого напряжения! Но для человека сильного и решительного конкуренция — благо! Она заставляет его действовать максимально эффективно и быстро.

— Если конкуренция — благо, то почему она заставляет действовать? Идея превосходства над другими слепит, она позволяет человеку видеть лишь то, что говорит в её пользу. Но человек не видит того, что борьба истощает его дух, лишает свободы воли, всё сильнее подчиняя как принципам конкуренции, так и зависимости от мнения остальных. Чем же тогда мы будем отличаться от тех же соглашателей, если, как и они, будем зависеть от мнения остальных. Только они это признают явно, а мы будем руководствоваться этим в тайне, причем в тайне даже от себя самих! Этому надо что-то противопоставить, иначе нам трудно будет победить соглашателей и перетянуть большинство населения на нашу сторону.

Дмитрий ощутил, как напряжение в комнате сгустилось.

— Братья! — закричал один из прогрессистов. — Да что же вы его слушаете? Это же «соглашатель», притворившийся одним из нас!

— Нет, — сказал хозяин дома. — Он не соглашатель, я это вижу. И в чем-то он прав! Мы и впрямь должны найти контраргументы на подобные тезисы наших оппонентов-соглашателей. Над этим надо будет обязательно подумать отдельно. А сейчас перерыв, после которого предлагаю обсудить, какие технологии и действующие образцы устройств мы уже готовы предложить обществу, чтобы привлечь внимание к нашим достижениям.

Во время перерыва Андрей вместе с Дмитрием подошел к ведущему собрания и, сославшись на недомогание, попросил разрешения покинуть гостеприимный дом и его хозяина, оговорив, что его известят о дате следующего собрания. И попросив, чтобы ему сообщили, какие же технологии были признаны самыми перспективными для внедрения в массовое производство. С тем, чтобы оказать посильное содействие и поучаствовать как в разработках, так и во внедрении. Дмитрий, учтиво поклонившись в соответствии с местными обычаями, заявил, что он надеется, что его соображения были истолкованы исключительно как желание всемерно содействовать развитию прогресса и он привел их лишь для того, чтобы его здешние собратья получили новые стимулы для оттачивания своих полемических способностей. А сам он обязательно передаст собратьям на другом континенте все услышанные сегодня ценные мысли относительно внедрения в массы методов научного мышления через демонстрацию удобных технических средств.

Когда они удалились от дома, где проходило собрание, уже на достаточно большое расстояние, Андрей, который, как чувствовал Дмитрий, все это время еле сдерживался, заявил:

— Это, конечно, хорошо, что мы выкрутились, и вы умеете создавать ментально-эмоциональные маски, которые непроницаемы даже для сильных местных эмпатов! Но нельзя же подвергать такому риску работу всей нашей базы на протяжении почти трех лет! В чем-то вы правы, но все равно, так рисковать было нельзя.

Некоторое время они шли молча, потом Андрей спросил:

— Что будем делать теперь? Вернёмся на базу?

— Если ты не против, я хотел бы ещё немного познакомится с этим миром. Я понял мышление прогрессистов, теперь мне хотелось бы понять мышление «соглашателей».

— Ладно. Хочешь получить материал для сравнения типов мышления? Ты хочешь осмотреть что-то конкретное?

— Для начала я хочу просто прогуляться по городу, посмотреть, как здесь живут люди.

— Тогда пойдём в ту сторону, — махнул рукой Андрей. — Там есть замечательный парк.

И через несколько минут они уже шли по одной из дорожек между деревьями.

— Видишь, какой ухоженный? — спросил Андрей. — И это притом, что здесь никто кусты и деревья не подстригает и сорняки на клумбах не выпалывает.

Парк и в самом деле выглядел аккуратно, но при этом в нём не было ни капли искусственности. Не смотря на то, что был уже вечер и местное светило готово было уйти за горизонт, людей здесь было довольно таки много. В том числе и с детьми.

Дмитрий обратил внимание на мальчика лет двенадцати — тот стоял напротив могучего дерева с толстым стволом и совершал неторопливые, плавные движения. Со стороны это могло показаться причудливым танцем. Дмитрий сразу понял, что мальчик сейчас сосредоточен на ощущениях своего организма и прислушивается к каждой мышце.

Сначала знахарь решил, что это какая-то практика по развитию владения телом. Однако мальчик стоял точно напротив дерева и не отрываясь на него смотрел. Дмитрий сосредоточился на энергетической картине происходящего и увидел то, о чём уже догадался — мальчик устанавливал контакт с деревом, настраиваясь на течение в нём токов природы.

Глядя на мальчика, знахарь невольно вспомнил, как сам на родной планете совершенствовался в подобных магических практиках, бывших основой для любой успешной лекарской подготовки. А также приносили весьма значительную пользу для того варианта боевых искусств, которому учил его Мирослав.

При глубоком освоении после достижения резонанса с другой Сущностью можно будет проникнуть сознанием в объект, почувствовать его внутренние процессы, глубже понять его суть. И даже слиться с ним.

Плюсом подобной практики в том ее варианте, как это выполнял местный мальчишка, было то, что такое мог выполнять не только человек, полностью посвятивший себя самосовершенствованию, но и любой, кто готов каждый день уделять немного времени и усердия. Это было довольно просто и безопасно.

Андрей заметил направление взгляда Дмитрия и пояснил:

— Это он так с деревом разговаривает. По крайней мере, так они это здесь называют. Уж не знаю, что там насчёт разговоров с деревом, но понимать, что у дерева внутри делается, эта методика позволяет. Ты не поверишь, я когда пытался эти штуки повторить, за неделю научился чувствовать, как внутри ствола соки поднимаются! Мог внутрь камушка заглянуть, почувствовать, какие у него там трещинки. Мне это таким невероятным показалось, что сначала даже думал, что с катушек поехал, галлюцинации начались. Ну, никаких экстрасенсорных способностей у меня никогда не было, а тут вдруг за неделю такие успехи! Я когда в одном камушке «нащупал» пару зёрнышек с другой плотностью, сразу этот булыжник поволок в лабораторию, засунул в сканер. И в самом деле — вкрапление другой породы, и как раз два зёрнышка. Так что никаких галлюцинаций, всё чисто. Сейчас, правда, вряд ли смог бы такое повторить — давно не тренировался. Местным-то это легче даётся, а вот землянам часа по два в день на тренировки тратить надо, чтобы навык сохранять. Пока мне интересно было — тренировался, потом забросил. А вот эмпатию до сих пор отрабатываю. Это штука полезная, да и специального времени для тренировок тратить не надо — разговариваешь с приятелем, и параллельно навыки эмпатии шлифуешь.

— А какие методики ты используешь для развития эмпатии? — заинтересовался Дмитрий.

— Да те же, что и для «разговора» с деревьями или камнями. Сосредотачиваюсь на собеседнике и слушаю ощущение тела. Одно отличие – поиск резонанса провожу без движений, а то во время разговора это смотрелось бы странно. А когда методика входа в резонанс отработана, то движения не слишком важны. Когда резонанс найден, сразу начинаешь чувствовать, что ощущает собеседник. Сначала на телесном уровне — например, если у него болит что-то, и тебе больно. А потом, когда резонанс становится глубже, начинаешь уже воспринимать и эмоции, и чувства. Иногда даже какие-то смутные мысли ловятся, но редко, и разобрать их трудно.

Слушая Андрея, Дмитрий кивал — похожим методикам его обучала Пелагея.

Андрей хотел сказать ещё что-то, но в этот момент прямо перед ними метнулось какой-то маленький серый комок. Следом пронёсся крупный и лохматый пёс, и только теперь стало понятно, что серое — всего лишь местный аналог кота. Дмитрий сосредоточился на животных и ощутил, что эти местные кот и пес скорее играли, чем дрались. Похоже, что даже в здешней фауне отсутствовала агрессивность, не мотивированная добыванием пищи или сражением за территорию. Но его размышления были прерваны появлением, судя по всему, хозяйки либо кота, либо пса. От быстрого бега длинные волосы растрепались, лицо разрумянилось. Дмитрий обратил внимание, что дыхание девушки почти не сбилось и было ровным и глубоким. Что свидетельствовало о достаточно высоком уровне управления своим организмом.

Внезапно нога бегущей задела о корень дерева, она запнулась и упала на траву. Упала удачно — мягко, совсем не ударившись. Впрочем, дело тут было совсем не в удаче, а в ловкости девушки. Она действительно умела владеть телом весьма хорошо.

Но нога всё-таки оказалась повреждена — Дмитрий ясно ощутил вспышку боли. И, решив вмешаться, направился к девушке. Та сняла босоножку и теперь растирала пострадавшую ногу. Знахарь заметил, что через руки девушки течёт энергия — похоже, она обладает некоторыми способностями к целительству и сейчас пытается помочь себе. Но способности её невелики — их хватит, чтобы успокоить боль и ускорить заживление, но последствия растяжения полностью пройдут лишь через пару дней.

— Позвольте мне, — сказал Дмитрий.

Он присел рядом с девушкой, протянул ладони к её ноге. Кисти рук тут же привычно налились сначала холодом энергии земли, чтобы снять воспаление. А спустя пару минут Дмитрий направил в них поток тепла, чтобы восстановить в бывшем поврежденном месте баланс сил. Спустя еще минуту от растяжения не осталось и следа, сухожилие восстановилось, и даже ссадина на коже затянулась розовой пленкой новой ткани.

— Ой, спасибо вам! — сказала девушка. — Я и не думала, что среди прогрессистов бывают такие могущественные целители. Да вы совсем и не похожи на прогрессиста.

— Мы с другого континента, с Вахану, — сказал Андрей. — Там прогрессисты не такие, как здесь.

— Ой, как интересно! — воскликнула девушка. — Мой отец — тоже целитель, правда не настолько сильный, как вы.

— В самом деле? — спросил Дмитрий. — Было бы интересно поговорить с местным лекарем.

— А пойдёмте к нам в дом, я вас познакомлю! — воскликнула девушка.

— С удовольствием приму ваше приглашение, — сказал Дмитрий.

Девушка окликнула пса, продолжающего лаять на залезшего таки на всякий случай (хотя Дмитрий по-прежнему не ощущал враждебности к нему со стороны пса) на дерево кота:

— Астар, домой!

Пёс сразу прервал свои прыжки под деревом и затрусил к хозяйке.

Дом девушки оказался расположен совсем рядом. Но всё же за несколько минут пути к нему, девушка (как выяснилось, её зовут Минола) успела задать Дмитрию и Андрею огромное количество вопросов о том, как живут люди на Вахану. Дмитрий этого не знал, а девушка будто специально обращалась именно к нему. Андрей же разбирался главным образом в вопросах политики и социального устройства соседнего континента. В вопросах же быта и культуры, которые главным образом интересовали девушку, он был сведущ лишь поверхностно. И чтобы не выдать себя, приходилось отвечать общими и обтекаемыми фразами, тщательно контролируя свою эмоциональную сферу.

Отец девушки, целитель по имени Хлаэнор, казался совсем молодым мужчиной — на вид ему нельзя было дать больше тридцати пяти лет, хотя, скоре всего, он был всё же старше.

Он радушно принял гостей, особенно когда выяснилось, что один из них — его коллега. Дмитрия и Андрея пригласили к столу, Хлаэнор принялся расспрашивать Дмитрия о методах лечения, принятых на Вахану. Поскольку Дмитрий при подготовке на базе помимо общего курса сведений о планете специально прокрутил еще и обучающий инфоролик о местных методах целительства, то он знал все, что знали земляне. И поскольку ряд основных подходов, похоже, опирался на методы, родственные тем, которые применялись на его планете и которыми он владел сам, то отвечать он мог весьма свободно, лишь изменяя термины, адаптируя их под местные понятия.

Однако спустя некоторое время Дмитрий решил плавно перевести разговор на другую, интересную уже ему, тему, а именно он решил узнать, что Хлаэнор думает о путях конкуренции и сотрудничества. Тот сначала рассуждал на эту тему осторожно, стараясь не задеть убеждения собеседника, однако затем увидел, что тот и не думает обижаться, а слушает с интересом и вниманием.

— Я вижу, — сказал Хлаэнор. — что вы не похожи на других прогрессистов. Вы не следуете слепо идеям конкуренции, а пытаетесь увидеть истину. Это правильный путь. Я и сам стараюсь не давать каким-либо идеям полностью поглотить мой разум и всегда ищу для них место, в котором они сохраняют равновесие моего Образа Мира. Сам я считаю, что доминирование в умах людей идеи конкуренции не приведёт ни к чему хорошему и даже может погубить наш мир. Однако, не могу я и сказать, что конкурентное мышление обязательно вредно. Возможно, будучи применено в отношении определенных областей деятельности и в должной мере, такое мышление может быть и полезным, если оно будет дополнять мышление, основанное на сотрудничестве.

— Вот как? — спросил Андрей. — Я часто слышал, как сторонники идей сотрудничества говорят, что замена внутренних мотивов внешними — всегда зло. Значит, вы с этим не согласны?

Хлаэнор ответил:

— Конечно, если внешние мотивы вытесняют внутренние — это всегда плохо. Но если мышление на основе конкуренции будет лишь дополнять мышление, основанное на сотрудничестве, и это будет происходить лишь в определенных областях деятельности, то сравнение себя с окружающими будет просто напоминать о необходимости самосовершенствоваться. Человек будет сравнивать себя с другими, но это будет вызывать не патологическое стремление быть первым, а вполне здоровое стремление работать не хуже других. При этом они должны будут всячески помогать в этом, щедро делясь своими навыками и знаниями.

— Значит, вы считаете, что существование прогрессистов может быть полезно для общества? – спросил Дмитрий.

— Прогрессистов стало слишком много, и они слишком активны. Ничего не должно быть в избытке. Порой, когда я размышляю об этом, мне кажется, что прогрессистам помогает какая-то сила — чужая, пришедшая извне и преследующая какие-то свои цели, ничуть не заботясь о судьбе нашего мира. Многие чувствуют тоже самое. И мы обращаемся к Безусловному Высшему Началу, чтобы, если на то будет Его воля, он бы этой чужой силе помешал.

— Спасибо за ваше гостеприимство, — сказал Дмитрий. — Но нам уже и впрямь пора.

Когда они вышли из дома, Андрей сказал:

— М-да… Если они и впрямь едины в своем сверхсознательном, то их мольбы к этому их Безусловному Высшему могут и материализоваться. На наши головы. Тут есть над чем задуматься. И, пожалуй, стоит обратиться в спецотдел FIB, чтобы прислали дополнительное оборудование и переориентировали своих здешних сотрудников, с которыми работает сейчас ваша Екатерина Егорова, на изучение возможности подобного рода коллективного воплощения общественных пожеланий.

— Это, допустим, уже сделано — у нее и полномочия есть, и оборудование кое-какое дополнительное экспедиция привезла для более углубленного изучения подоплеки местных происшествий. Ну а когда я буду отчитываться о нашей поездке, то обязательно порекомендую более детальное изучение механизмов здешних, как ты достаточно точно выразился, «воплощений коллективного мнения». Другое дело, что надо попутно разобраться, насколько это окажется возможным, почему местные жители почувствовали, что прогрессистам помогает какая-то чужая, пришедшая извне сила. Получается, что ваша деятельность стала оставлять в ноосфере этой планеты слишком уж явно заметный и при этом негативно окрашенный след. И с чем это связано, тоже надо разобраться — то ли местное население обладает повышенной чувствительностью к любым искажениям их коллективного сверхсознания, то ли вы, земляне, стали вести себя согласно вашей же поговорке «словно слон в посудной лавке».

Вернувшись на «Пересвет», Дмитрий рассказал начальнику экспедиции, Носову, Егоровой и Трофимову то, что ему удалось выяснить. Подытожил он свой доклад следующим образом:

— Иными словами, местные прогрессисты вызывают нарушение сложившегося в этом мире баланса, стремясь, правда, пока еще неосознанно, повысить уровень психического обособления и отчуждения здешнего населения от Бога и созданной им Реальности. Некоторое время существовало равновесие между сторонниками основанного на конкуренции прогресса, и сторонниками идей сотрудничества. Однако сейчас, и во многом именно благодаря вмешательству землян, это равновесие нарушилось. Если продолжать вмешательство, то последствия для планеты могут быть непредсказуемыми — вплоть до гражданской войны. Впервые за историю планеты, которая не знала даже локальных конфликтов. Готова ли Земля ускорять прогресс Аромидаса такой ценой?

— Добавлю, что высказанные Дмитрием мысли о том, что деятельность здешних прогрессоров стала слишком явно «морщить» глубинные уровни здешней Ткани Бытия, соответствует и некоторым результатам, полученным мною в результате анализа информации, полученной командированными сюда сотрудниками FIB, — произнесла Екатерина. — Более того, здешнее планетарное коллективное Сверхсознание научилось каким-то образом идентифицировать наши, земные разумы и стало препятствовать их, если так можно выразиться, подключениям к своим возможностям. Наших специалистов, грубо говоря, «забанили» и лишили прав доступа к ресурсам местной ментально-эмоциональной сети. И поэтому проект изучения того, как местные паранормы осуществляют телепортацию или иные индивидуальные и особенно коллективные прямые воздействия сознания на физические процессы, похоже, стал абсолютно бесперспективен. Поскольку даже я, новичок на этой планете, буквально спустя очень короткое время после погружения в местный, назову для простоты, астрал была обнаружена и мягко, но непреклонно отсечена. Или, если угодно, выдавлена из него. Причем так изящно, что на своем психофизическом уровне я просто не смогла больше поддерживать необходимое для этого особое состояние сознания. Так что теперь здешним сотрудникам FIB только и остается, что пытаться с помощью привезенной дополнительной аппаратуры и обучения у Дмитрия его методам создания маскирующих ментальных шаблонов попытаться разобраться хотя бы с тем, что конкретно в деятельности местной базы вызвало наиболее сильные возмущения и отторжение у местного Сверхсознания. Ну а о разбирательстве с механизмом коллективной материализации желаний придется пока забыть. Как говориться, «не до жиру, быть бы живу».

— Похоже, вы оба правы, — сказал Гарчев. — Политику внедрения прогресса на Аромидасе, да и вообще здешнюю исследовательскую программу придётся существенно пересмотреть. Мне хочется надеяться, что удастся найти иные пути стимулирования прогресса на этой планете — пути, основанные на идеях взаимного сотрудничества. Хотя, как я уже даже сейчас понимаю, у нас, землян, у самих еще нет достаточно глубокого опыта развития общества на основе именно этих принципов. Ведь в течение практически всей нашей истории мы опирались в основном именно на конкурентное развитие. Боюсь, что стимулирование развития Аромидаса придётся отложить на долгий срок — до тех пор, пока наша цивилизация сама не проведёт глубокое и всестороннее изучение развития цивилизации в рамках идей бесконкурентного развития, основанного больше на сотрудничестве и замене внешней мотивации к успеху на внутреннюю — к постижению и саморазвитию. М-да… Неприятно будет докладывать об этом в Центр. Так много времени и ресурсов было вложено в этот проект… КЭДР рассчитывал на его успешное завершение. Ну да ничего не поделаешь, так часто бывает — добиваться цели приходится, вкладывая усилия, а рушится всё словно само по себе. Жизнь — бесконечная борьба порядка и хаоса, причём по-настоящему борется только порядок, а хаосу достаточно просто существовать, не предпринимая активных действия. Таков один из законов термодинамики — в замкнутой системе энтропия, то есть количество хаоса, стремится к увеличению. Что поделать, таким этот мир создал Творец.

Трофимов задумался:

— Но как концепция мудрого Творца может согласовываться со вторым законом термодинамики? Если Творец добр, то почему он создал такой мир, в котором хаос постоянно возрастает?

Гарчев ответил:

— Я думаю, что всё дело в ошибочности понимания Вселенной, как замкнутой системы. Если Бог продолжает влиять на мир, то значит, мир не замкнут, а открыт Богу. Таким образом, с теологической точки зрения второй принцип термодинамики создан Богом для того, чтобы на уровне физики любая дьявольская система, то есть отошедшая от воли Божьей, от нетварных энергий, ставшая замкнутой, и тем самым нарушающая изначально заложенные Творцом в Реальность законы существования и развития, была бы обречена. Армагеддон — это «тепловая смерть» и распад душ, которые отдали энергию Дьяволу.

Трофимов уточнил:

— Значит, как только какая-то система начинает действовать вопреки воле Бога, она автоматически, благодаря второму принципу термодинамики, начинает разрушаться? Получается, что во время Последнего Суда души, непрерывно и сознательно нарушавшие Божью Волю, будут окончательно изолированы от нетварных энергий, и погибнут, а все остальные продолжат своё существование в раю?

В разговор вмешался Дмитрий:

— Я думаю, так говорить не совсем корректно. Последний Суд, ад, рай — все это вы представляете как то очень уж по-вашему, по земному. А ведь Творец лишнего не измышляет. Поэтому, скорее всего, на самом деле при наступлении события, которое именуется в ваших религиях Последним Судом, реализуется принцип, который известен у вас по имени впервые четко сформулировавшего его мудреца как «лезвие Оккама». Творцу проще всего не разбираться отдельно с каждой живой душой и создавать отдельно ад и рай, а создать условия, в которых праведникам и тем, кто истинно готов принять свои грехи и покаяться, будет очень комфортно, а грешникам — жутко и очень неприятно. И тогда каждый сам выберет для себя персональные и при этом соответствующие Законам Божьим рай и ад. При этом ад, согласно тому, что сказал Валентин Григорьевич, будет распадом души до полного хаоса. А условия эти будут созданы, скорее всего, тем, что Творец уберет у всех разом имеющийся у них барьер между сознательным и бессознательным, а глубинные слои Бытия, являющиеся вместилищем уже развоплощенных душ, наполнит сильным потоком нетварных энергий. И весь мир бессознательного каждого выплеснется в его сознание. И, в зависимости от того, какие «демоны» или «ангелы» живут у каждого в бессознательном, они и устроят каждому его персональный Рай или Ад. Поскольку, как известно, никто не может придумать для человека большего страха, чем он сам. А для развоплощенных душ все еще проще, поскольку в вашей Библии прямо говориться, что нетварные энергии, называемые в православии «фаворским светом», «нежно согревают» благие и «создают невыносимый жар» для грешных душ. Конечно, аналогии с ощущениями согревания и обжигания весьма условны и являются трансляцией неких ощущений, возникающих при столкновении с высокими концентрациями Божественных эманаций на глубинных уровнях Бытия. Отсюда, кстати говоря, видимо, и произошел распространенный образ грешников, жарящихся на сковородах или варящихся в кипящем масле.

— Это всё очень интересно, — сказал Гарчев, — но мне не даёт покоя одна мысль. Логично предположить, что на других планетах причина странных происшествий с экспедициями та же — вмешательство землян в жизнь планеты. Но это означает, во всех этих мирах придётся пересмотреть политику вмешательства. А для этого нужно выяснить, что именно нарушили земляне в их, говоря обобщенно, экологии. Ведь только на Аромидасе наше вмешательство могло стать причиной конфликта двух различных мировоззрений. На каждой из других планет общество относительно однородно. Тогда что же не понравилось коллективным сознаниям жителей этих планет в деятельности землян? И надо понять — действует здесь какой-то пока не обнаруженный и не учтенный нами фактор или же все-таки некая пресловутая «третья сила»?

— Этого я не знаю, — сказал Дмитрий. — У нас впереди ещё две планеты. Надеюсь, там удастся если и не найти окончательные ответы, то хотя бы приблизиться к ним больше, чем сейчас.

— Ну, хорошо, — сказал Гарчев. — Тогда я пойду, отдам распоряжения относительно подготовки к прыжку. Будем надеяться, что на Голконде нам удастся найти какие-то дополнительные зацепки.

 


<- Глава 8          Глава 10 ->