Skip to content
Яндекс.Метрика

Срединные Миры — система Афина — 7

Среди звезд. 

Дмирий сидел в информатории корабля, изучая материалы об очередной планете, на которую им предстояло спуститься, чтобы разобраться в странном поведении аборигенов, и пытался понять, зачем землянам понадобилось все это – создавать исследовательские станции на очень отдаленных от Земли планетах, к тому же уже населенных другими разумными расами и даже не всегда имеющих какие — то нужные землянам полезные ресурсы. Конечно, изучение, новые знания — это прекрасно и ему самому не терпелось увидеть все своими глазами, но… Но уж слишком уж порой местные разумные формы отличались от людей. Вот и планету Афина — 7, куда направлялся сейчас «Пересвет», населяли инсекты. Гигантские пчелы и муравьи. Причем каждая пчела и каждый муравей были разумны сами по себе и при этом они обладали еще и коллективным сознанием Ульев и Муравейников, которые в самоназвании самих муравьев на земной смысл переводились как Замки.

На родной планете Дмитрия пчелы и муравьи тоже были, только гораздо, гораздо меньших размеров. Наблюдая за ними, он каждый раз удивлялся их слаженной работе. Каждая отдельная особь выполняла свой кусочек работы, иногда ее действия и вообще, казалось, были лишены смысла. А результат совместных усилий вызвал восхищение. Дмитрий помнил муравьиные кучи в лесу, мальчишки любили потыкать в них палкой, а потом смотреть, как суетятся мураши, восстанавливая муравейник. А еще ему вспомнилось, как ходили они с отцом на пасеку к деду Берендею. Дмитрий улыбнулся. Даже сейчас, когда прошло много лет, эти воспоминаниям наполнили его теплотой. Интересно, подумал он, а ведь они такие теплые не только потому, что детские, а еще и потому, что пасека сама по себе гармонизирует окружающее ее пространство и он, с детства обладавший, как пояснила ему Пелагея, хорошо развитым Со — Чувствием (называемым землянами эмпатией), ощущал это. Вот и наложилось все одно на другое так, что и по сей день воспоминания о днях, проведенных на пасеке, греют душу.

Сейчас, однако, времени предаваться воспоминаниям не было — надо просмотреть еще довольно много материалов. И он снова погрузился в информационный поток. На многих других планетах тоже были подобные насекомые, но представить их разумными?! Равными. Это было так странно. Они были… ОЧЕНЬ УЖ ДРУГИМИ. Хотя он уже видел разные проявления разума, и никаких предубеждений у него не было, но все же представить себе разумных насекомых было трудно даже ему. Хотя если даже на его планете или на Ультаре могли существовать и вовсе бесплотные разумные духи, то чего удивляться возможности появления разума у насекомых.

Итак, Афина — 7, планета, лежащая в шестом конусе второго сектора изучаемого космоса. Суша, населенная разумными инсектами, состояла из одного огромного материка и нескольких островов, видимо отколовшихся от него в процессе давней тектонической активности. Но подвижки земных пластов остались в далеком прошлом и теперь, за все время существования земной базы, никакой сейсмоактивности зафиксировано не было. Океан был заселен разнообразными рыбами, водорослями, ракообразными и так далее, суша – насекомыми, млекопитающими, растениями. Так как в атмосфере 45% кислорода и сила тяжести в полтора раза меньше, чем на Земле, почти все виды флоры и фауны имеют исполинские размеры. Пчелы, например, три метра длинной при соответствующим размахе крыльев, муравьи – от полутора до четырех в зависимости от специализации особи. Размер цветов и деревьев даже трудно себе представить. Сухие цифры так и оставались цифрами, но в сознание не укладывались. Пока смотришь на снимки – густой тропический лес или буйно цветущий луг, но представить цветок, на который может сесть трехметровая пчела?!

При таких размерах они легко летали, будучи буквально как маленькие аэростаты: в специальных полостях тела пчелы вырабатывали и накапливали чистый гелий!

Дмитрий с огромным интересом читал об укладе жизни двух местных разумных видов.

Всяческие проявления цивилизации отсутствовали. Не было ни городов, ни транспортных магистралей, ни техники. Жизнь протекала в Ульях и Замках.. Изредка несколько из них могли объединиться, образуя колонию. Каждый Улей или Замок занимала одна семья из многих тысяч особей. Здесь было разделение труда, своеобразная иерархия. Была одна или несколько маток, откладывающих яйца, малочисленная группа самцов и множество бесплодных самок, выполняющих самые разные функции: были дозорными, собирали мед и пищу вне Замка, работали внутри Замка, следя за порядком, ухаживали за приплодом и вырабатывали воск. Как и на Земле, рабочие пчелы, какое бы дело они не выполняли, были одинаковы. Строение, размеры и окраска тел рабочих муравьев были разнообразны. Например, солдаты достигали четырех метров и имели сильные хорошо развитые челюсти, а фуражиры, доставляющие в Замок семена или строительный материал, были сравнительно небольшими (по местным меркам), удивительно выносливыми и переносили предметы значительно превосходящий их вес. Разделение труда зависело и от возраста. Выйдя из куколок, молодые рабочие ухаживали за самкой и расплодом. Потом становились строителями, фуражирами, сторожами в куполе, солдатами. Собственно говоря, солдатами этих крупных особей назвали земляне – видимо по аналогии с земными муравьями. Здешние инсекты не воевали– ни между собой, ни вид с видом. «Солдаты» охраняли колонны фуражиров и Замки не от нападений муравьев из других семей или пчел, а от возможных атак неразумных видов животных, желающих поживиться добытой муравьями пищей.

Пчелы в основном собирали мед. Деятельность муравьев была более разнообразной. В одних Замках разводили насекомых, местный аналог земных тлей, выделявших сахаристую жидкость, пать, которую муравьи переносили в Замок и запасали частично в специальных хранилищах, частично в зобиках солдат — хранителей. Другие Замки специализировались на садоводстве — выращивали (сеяли, ухаживали, уничтожая сорняки и вредителей) отдельные виды растений

Но самым удивительным было другое. Пчелы и муравьи не просто жили рядом. Муравьи засевая целые луга медоносными травами, а так же заботясь о некоторых медоносных деревьях, в дуплах которых пчелы часто создавали также и свои Ульи. Пчелы же делились с муравьями медом, прополисом и пыльцой. И уж совсем удивительно, работали «пассажирским транспортом» — зачастую переносили муравьев на своих спинах от Замка к Замку. Муравьи снабжали пчел добытыми из — под земли материалами, полезными для укрепления Ульев…

Но при такой всеобщей занятости как и у пчел и у муравьев существовали особи, которые на первый взгляд ничего не делали. Но их кормили и оберегали. В общем, многое в жизни, мышлении и поведении инсектов по прежнему оставалось для земных ученых загадкой.

Закончив просматривать материалы, Дмитрий отправился гулять по кораблю, обдумывая полученную информацию. Жизнь местных разумных инсектов была устроена настолько сложно и вместе с тем изящно, что Дмитрию не терпелось узнать их поближе!

Ноги сами принесли его в кают — компанию, где сидели Катя, Носов и Трофимов.

— О, привет! У тебя такой вид, будто ты пытаешься объять необъятное, — рассмеялась Катя.

— Что — то вроде того, — улыбнулся в ответ Дмитрий, усаживаясь в кресло. — Изучал материалы об Афине — 7.

— О да! Это впечатляюще! — кивнул профессор. — Инсекты удивительно похожи на наших пчел и муравьев. Если не считать разумность каждой отдельной особи.

— И не размеры. Как представлю себе муравья размером с мою каюту и стоящего со мной лицом к лицу, становится жутко! — передернула плечами Катя. — Они такие…

— …другие, — закончил за нее Дмитрий.

— Точно! У их нет эмоций. Они совершенно иначе думают.

— Ну, насчет эмоций FIB — овцы и ксенопсихологи так и не пришли к единому мнению, — вставил Носов.

— Да, но все же они сильно отличаются от нас.

— А зачем вам их планета? — спросил Дмитрий, который так и не смог это понять, изучая материалы. — Пока мы посещали планеты, населенные гуманоидами. А тут совершенно другая форма жизни. И цивилизация у них совершенно не характерная для других осваиваемых вами планет. У них нет цивилизации в вашем представлении! И техники тоже. Чем же они вас привлекли? Это просто исследование или у землян есть какие — то далеко идущие планы?

— И то, и то, — сказал Носов, складывая пухлые руки на животе. — Конечно, сотрудничество было бы весьма привлекательным — по данным наших геологов на этой планете полно полезных ископаемых. Возможно, мы бы смогли с ними торговать… Но и просто изучение разумных инсектов может нам дать многое.

— Например?

— И муравьям и пчелам присущ коллективный разум. Роевой интеллект. Если бы удалось его хорошо изучить, это могло бы быть прорывом в робототехнике, программировании, нанотехнологиях. Наши спецы по ИИ, получив первые же данные с этой планеты, пришли в восторг и пообещали настоящий прорыв в системах управления распределенными средами – а это и наноботы, и группы космических кораблей в пространстве, да и много чего еще.

— У нас уже есть компьютерные программы, созданные по принципу роевого интеллекта на основе изучения наших земных животных и насекомых, которым он присущ, – сказал Трофимов. — И они достаточно широко используются! Для координации транспортных потоков, в медицине. Ты, например знаешь, что рыбы, плавающие косяком, или птицы в стае, никогда не сталкиваются при движении? В случае опасности они могут по многу раз менять траекторию, но столкновений не происходит! Представь что будет, если в толпу людей прыгнет хищник? Да они передавят друг друга! Начнется такая паника! А тут ничего! Развернулись, каждый по своему маршруту и, фьють, только их и видели. Создание подобной компьютерной программы управления уже помогло решить проблему пробок на Земле. И в космопортах используется. И при наномолекулярной сборке.

— А представь, что удастся сделать, изучи мы хорошенько здешних инсектов! С их двухступенчатым интеллектом! — сказал Носов. — Каждая особь разумна сама по себе и одновременно является также частью коллективного разума! Осознанно выполняя сигналы единого сверхорганизма! Это… это просто невероятно! Причем насколько же должен быть велик общий разум каждого из здешних разумных видов! Есть ли особые хранители этого разума?

— А как вы определили, что они разумны? — спросил Дмитрий. — На других планетах тоже есть роевые насекомые или рыбы, и наблюдая за их поведением, можно было бы предположить, что и они обладают разумом. Но это не так. Как же вы так уверенно определили, что здешние инсекты точно разумны?

— О, на это есть специальные тесты, созданные учеными КИК. Хотя, конечно, иногда бывают случаи, когда их использование невозможно. Ну, это если формы жизни ну совсем уж отличаются от неких возможных моделей. Сразу скажу, что в случае с инсектами их применение было удачным. Есть и прямые ощущения специалистов FIB, которые обязательно входят в состав любой первичной разведывательной экспедиции. На Афине — 7 они ощутили, что у инсектов есть индивидуальная образно — мысленная система, и предположили наличие не только группового, но и индивидуального разума.

— Интересно.

— А странно все — таки, как удается разговаривать с насекомыми, — сказал Трофимов. — Что у них за речь? Щелчки жвалами или еще что — то?

— Невнимательно читал материалы, — усмехнулась Катя. — Телепатия и, грубо говоря, нечто типа таневальных па. Ну а поскольку их телодвижения нам не повторить, то все контактеры здесь — специалисты FIB высокого класса, способные к телепатии. Их группа была специально доставлена на базу Афины — 7 для установления диалога с инсектами.

— Фу, опять эти ваши штучки, — фыркнул Александр.

— А какие — нибудь идеи относительно случившегося на планете у вас есть? — спросил Дмитрий.

— На мой взгляд, возможно, нам просто не дано их понять глубже некоего уровня, — философски ответил Носов. — А вот и Валентин Григорьевич. Значит, сейчас инструктаж.

В комнату вошел Гарчев, за которым подтянулись и остальные члены десантной группы.

— Ну что ж, начнем, — сказал, прокашлявшись, начальник экспедиции, когда все расселись. — После прибытия второй экспедиции, создавшей здешнюю исследовательскую базу, инсекты охотно пошли на контакт. Для краткости будем так называть и пчел, и муравьев. Тем более, что зачастую они действуют сообща — как единый народ. И дело не только в их взаимопомощи. Они едины во многих своих действиях. Более того, у наших контактеров и наблюдателей возникли предположения о том, что эти два вида постепенно формируют природу планеты сообразно их общим намерениям. Мягко воздействуя на развитие всех остальных здешних видов ноосферными способами. Впрочем, я отклонился от темы.

Итак, общаясь с ними и наблюдая их жизнь, мы узнали достаточно многое. Но потом по совершенно непонятным причинам они общаться перестали, начав под любыми благовидными предлогами уклоняться от контактов. И сейчас нашим агентам осталось только наблюдение, благо их не прогоняли. Терпение у здешних обитателей просто фантастическое – они словно хотят, чтобы мы первыми вышли из контакта.

— Хорошо, что инсекты такие мирные, — сказал Павлов. — А то и предположить страшно, чтобы они могли сделать с работниками базы.

— О, да! Ведь так было не всегда. В ноосфере планеты сохранились обрывки образов, показывающие, что раньше пчелы и муравьи воевали друг с другом. И некоторые артефакты, найденные при раскопках, подтверждают это. Кстати, артефакты эти свидетельствуют о том, что войны эти велись не только физическими, а и магическими, как сказал бы Дмитрий, способами. Но вдруг оба вида инсектов стремительно осознали пагубность взаимного истребления и достаточно быстро пришли к согласию. И теперь они даже не делят планету на зоны расселения пчел и муравьев и живут в мире и согласии.

Гарчев вывел на виом изображения, иллюстрирующие его слова.

— Для нас же жизнь здесь не такая мирная. Вот, полюбуйтесь, — он переключил изображение. — Три месяца назад в склон рядом с базой попал крупный метеорит, вызвав обрушение скальных пород и довольно сильное землетрясение. Базу почти полностью разрушило и засыпало. Это случилось днем, когда большинство сотрудников находилось вне базы, иначе без жертв бы не обошлось. Те, кто оставались в здании, сумели послать сообщение и вернувшиеся в срочном порядке немедленно приступили к разбору завалов и спасению своих коллег.

Дмитрий подался вперед, оценивая масштаб катастрофы. Увы, хоть люди и остались живы, многие были ранены.

— Странно, что из всех мест метеориту вздумалось окончить свой путь именно в районе расположения нашей базы, — произнес Носов.

— Ну, уж это точно случайность, — хмыкнул кто — то.

— Да, выглядит это именно так, — кивнул научный руководитель экспедиции. — Вот только очень «вовремя» этот метеорит упал — как раз когда здешние спецы должны были развернуть программу новых методов восстановления контактов с инсектами.

— Возможно, что и впрямь метеорит этот не сам упал, Вполне возможно, инсекты сохранили часть тех, хм, магических технологий, которые они использовали в давней войне. А может быть и так, что «обжегшись на молоке, мы теперь дуем на воду», — вздохнул Гарчев. — И любая неприятность кажется подозрительной, особенно такая крупная.

— Да, дела, — сказал Павлов. Его, как начальника отряда физзащиты, особенно беспокоила безопасность людей.

— Большую часть оборудования удалось спасти, людей вылечили, базу восстановили в резервном варианте — из блоков ремкомплектов и того, на что был запрограммирован местный молекулярный нанорепликатор. Таким образом, начатые ранее работы продолжились, хотя, как вы понимаете, со значительным перерывом. Но что примечательно, ни муравьи, ни пчелы, которые всегда помогают друг другу, а иногда и другим насекомым или животным, не пришли нам на помощь. И это странно, потому что когда что — то случалось раньше, они всегда помогали. Например, пару лет назад один из сотрудников сломал ногу, находясь далеко от базы, так ему помог один из муравьев — фуражиров. Он отвез его к базе на себе. В другой раз отряд геологов завалило в пещере. Вначале прилетели пчелы, собирающие мед у подножья горы. Наши агенты видели их сквозь щели в нагромождении камней. Они полетали над завалом, а потом принесли муравьев.

— Как это?! — спросил Трофимов.

— А вот так, в лапах. Те довольно шустро, кстати, не медленнее наших роботов, разобрали завал и освободили людей. И ушли инсекты, только убедившись, что все в порядке и помощь больше не нужна. Примеров можно привести довольно много. Но это осталось в прошлом. А тут такая катастрофа, разрушена база, есть раненные — и ничего. Инсекты полностью проигнорировали случившееся. Дмитрий, может тебе удастся помочь нам разобраться? Мы вроде ничего такого плохого им не сделали. Да и не собирались — даже мысленно. А они вдруг раз — и все.

— Я попробую.

— А еще что — нибудь подозрительное на этой планете за это время было? — спросил Павлов.

— Да вроде нет. Так по мелочи. Травмы, порча продуктов, досадные напряги с погодой. Ну, вышли в лес, а тут дождь пошел. Ерунда, а неприятно. Но аналитики не видят ничего экстраординарного, статистика в пределах нормы, так что не надо себя накручивать.

— Может, инсекты потеряли к нам интерес? — спросил Трофимов.

— Да его, в общем — то, и не было. Но они охотно шли на контакт, а теперь вдруг перестали.

После обсуждений всех нюансов предстоящий высадки, члены экспедиции начали готовиться к спуску на планету.

Афина — 7 встретила землян жаркой солнечной погодой. К прилету гостей на базе готовились, на встрече присутствовали почти все ее сотрудники. Начальники отделов предоставили отчеты и поделились своими версиями происходящего.

— Что ты собираешься делать? — спросила Катя у Дмитрия после обсуждения.

– Попрошу отвезти меня куда — нибудь подальше и постараюсь погрузиться в Сущность местного муравья или пчелы — в кого легче получится. Может так удастся понять их поведение.

— Хорошо бы тебе удалось попасть в Улей или Замок.

– Да, это было бы интересно, наших — то туда, несмотря на прошлые контакты, не допускали, – сказал стоящий тут же космобиолог. — Только вряд ли это получиться.

— Почему? Дмитрий необычный специалист, — не вдаваясь в подробности, возразила Катя. — Он может напрямую стать здешним муравьем или пчелой.

— Да, но я планирую воплотиться только сознанием, но не телом.

— Почему?

— Физическое воплощение требует слишком много энергии. Да и не этично будет обманом проникать в чужой Дом, — ответил Дмитрий. — Ведь если меня вычислят — а это вполне вероятно, то обман в самом начале контакта, согласись, не способствует доверию и открытости.

— Вычислят непременно! У инсектов сложная система распознавания, — поддержал биолог. — Для общения между собой они используют танец, систему запахов, а возможно и еще какие — нибудь неизвестные нам способы. У нас тут с психологами целый спор на эту тему.

— Убедили. А жаль.

Оставив Катю продолжать беседу с биологом, Дмитрий вышел из здания базы. Судя по картам, за лесом, который начинался недалеко от Базы, был пологий холм, вершина которого могла подойти для его целей. Оценив расстояние, он решил отправиться туда пешком — это поможет почувствовать новую планету и настроиться на предстоящее Превращение.

В этот момент к нему подошел Павлов:

— Слушай, я понимаю, ты воин классный, маг и все такое, но возьми хотя бы пару бойцов для страховки. А то вдруг эти здешние насекомоподобные решат перейти к более решительным формам пресечения контактов.

— Спасибо, но это лишнее. Я же на многих планетах ходил один, почему же ты здесь так волнуешься?

— Не знаю, — недовольно нахмурился Павлов. — Не нравиться мне тут. И если с тобой что — нибудь случиться, мне Гарчев голову оторвет.

— Не волнуйся, не оторвет. Я не чувствую опасности или враждебности.

Павлов вздохнул, окинув знахаря испытующим взглядом. А Дмитрий, уверив его еще раз, что все будет в порядке, отправился в сторону леса.

Исполинские деревья уходили ввысь, раскрываясь в небе пышной кроной. Лианы опутывали стволы. Нижний ярус леса густо заполнили кустарники и травы, скрывавшие Дмитрия с головой. Дмитрий перешел через небольшой ручей, вышел из леса. Намеченная вершина оказалась совсем недалеко. Приятное место, и трава здесь не такая высокая — всего по пояс.

Он сел на землю, привалился спиной к нагретому солнцем стволу дерева и расслабился. Все вокруг было очень похоже на его родную планету – и в то же время он явно ощущал, что все вокруг иное. Другие запахи, огромные растения, меньший вес своего тела и бодрящий (еще бы – при таком то содержании кислорода) воздух напоминали, что он в другом мире. Встряхнувшись, он задумался, в кого же начать перевоплощаться – в муравья или…? В это время в небе метрах в трехстах от того места, где он сидел, промелькнули силуэты двух местных пчел. Бросив на них сгусток внимания, Дмитрий вобрал в него их Суть и, решив, что это знак, начал настраиваться.

Он очистил свой разум, и представил во всех подробностях местную пчелу, изображения которой досконально изучил в информатории. Пчела получилась как живая, и Дмитрий погрузил содержащий Суть увиденных пчел сгусток внимания в созданный образ. И частью своего «Я» «нырнул» вслед за ним. Мир распался и вновь собрался воедино, но стал другим. Знахарь чувствовал сотни скрытых прежде запахов, видел мир словно мозаику, собранную из отдельных элементов. Восприятие цветов тоже изменилось весьма значительно. А тело ощутило легкость и стремительную силу летающего существа. За спиной вибрировали прозрачные золотистые крылья. Субъективные изменения восприятия указывали, что перевоплощение прошло успешно. Но более точно это можно будет понять только после погружения в здешнюю ноосферу. А пока он расправил крылья, взлетел, поджал лапки к мохнатому черно — желтому телу, поднялся выше и устремился вперед над лугом, одновременно прислушиваясь к новым ощущениям. И почти сразу почувствовал, что привлек внимание. К нему потянулись сотни пчелиных сознаний, хотя поблизости ни одной пчелы не было. Он чувствовал доброжелательность и интерес. Кто это? Из какого он Улья? — так можно было перевести на человеческий язык образы, которыми обменивались пчелы.

Вскоре Дмитрий заметил первых пчел, которые, собирая нектар, с жужжанием перелетали с цветка на цветок. Увидев их, Дмитрий почувствовал всплеск радости. Сестры! Тут две пчелы подлетали к одному цветку. Они обменивались движениями усиков и каким — то особенным жужжанием. Подлетев ближе, Дмитрий ощутил идущие от них тонкие, едва различимые запахи. И ощущая себя пчелой, он прекрасно понимал все, о чем они общались — жительницы разных Ульев приветствовали друг друга и обменивались последними новостями.

— Привет! Ты из какого Улья?

— Из северного, за лесом. У нас одну делянку грозой повредило, ищем другую.

— А наш Улей вон там, в деревьях. Зови твоих Сестер сюда, здесь много нектара, хватит на всех.

— Спасибо!

Примерно так можно было перевести на человеческий язык то, что увидел и почувствовал Дмитрий.

Несколько насекомых поднялись в воздух, оглядывая небо, они явно почувствовали его, но не видели. И это вызывало недоумение:

— Где ты? Почему мы тебя не видим? Или ты здесь только через Единение?

Дмитрий хотел было ответить, но вдруг почувствовал, как всеобщее внимание потекло куда — то вбок. В начале где — то на периферии общего ментального пространства ”прозвучал возглас”, быстро перешедший в призыв: «Скорее! Сюда!». И все пчелы, находившиеся поблизости, устремились на зов. Дмитрий тоже присоединился к ним, влился в общий поток, чувствуя, как присоединяются все новые и новые пчелы. Скоро рядом летели уже сотни пчел. А сознанием он ощущал поддержку тысяч сестер, находящихся в ближайших Ульях. Вот они пролетели над лугом, перелетели лес, вылетели на другой луг. Здесь на границе леса и луга возвышался огромный муравейник — Замок. Огромный мохнатый зверь с узкой мордой, похожий на земного муравьеда, а размером с крупного динозавра, разгребал его когтистой лапой. На него со всех сторон бросались муравьи — солдаты и даже рабочие, но он лишь отряхивался, мотая мощной головой, и продолжал разбойничать, пытаясь добраться до кладок вкусных для него яиц, личинок и куколок. Не брезговал, впрочем, и не успевшими отскочить и оказавшимися в его лапах муравьями. Силы были явно не равны — зверь, не обращая внимания на укусы, уже подбирался к этажам кладок. И вот уже показались белые коконы. Чудовище зачерпнуло лакомство когтистой лапой и принялось пожирать. А рабочие муравьи, не взирая на опасность быть съеденными, самоотверженно уносили оставшиеся пока еще нетронутыми яйца прямо из — под его носа.

Дмитрий улавливал множество эмоций и чувств, как коллективных, так и моментальных, исходящих от отдельных особей. Коллективные были в основном направлены на сохранность и защиту Замка и кладок. Индивидуальные были сиюминутными. Например, затоптанный зверем муравей ярко чувствовал боль, огорчение оттого, что не сможет больше помогать обороне и радость оттого, что может шевелиться, и ему удалось отползти в сторону, а значит, он сможет восстановиться и снова быть полезным Семье.

Пчелы, со стороны которых ощущалось сострадание и огромное желание помочь муравьям, вопреки ожиданием Дмитрия, не кинулись на врага, а сгруппировались в воздухе в плотный шар и принялись вибрировать. Дмитрий, повинуясь общему призыву, тоже почувствовал огромное желание слиться с пчелиным движением и, если бы у него было тело, он бы так и сделал. Он ясно осознавал, что вибрацию пчел поддерживают и другие, находящиеся далеко, сестры, подпитывая их своей энергией., Дмитрию стало интересно, что происходит, и он разделил сознание, направив часть его на здешнего гигантского «муравьеда». Зверь, вначале не обращавший на пчел никакого внимания, почувствовал нарастающую тревогу, потом у него заболела голова, заныли кости и зубы. Он рычал, встряхивался, не желая уходить от добычи, но вскоре боль стала такой сильной, что он уже не мог ее терпеть. В конце концов хищник отступил и, воя, убежал в лес. Пчелиный клубок распался и те принялись помогать муравьям, подтаскивая к Замку раскиданные зверем веточки и оброненные во время бегства муравьиные яйца.

А Дмитрий еще раз перестроил сознание, став на этот раз муравьем — солдатом. Шесть проворных лап, тяжелое брюшко, крепкая грудь и округлая голова с мощными челюстями. Шкала цветов и запахов сместилась. Рядом суетилось бесчисленное множество товарищей — . перетаскивали яйца и восстанавливали купол, укладывая принесенные пчелами веточки. Хотя называть «веточками» двух — трех метровые бревна было странно, но здесь все было огромным, а для здешних пчел это были именно веточки, хвоинки, листики. Дмитрий, разделив свое сознание, мог видеть все сразу с двух точек зрения: с одной стороны, он видел конкретное действие, например, подтаскивание сучка к стене, а с другой мог охватить всю картину сразу. Инсекты торопились — до наступления темноты следовало закончить восстановление повреждений. И Дмитрий ясно ощутил почему — по ночам идут дожди, нельзя, чтобы вода попала во внутренние камеры. Там Потомство! И он знал, что они успеют. И чувствовал, что на помощь уже спешат все свободные муравьи из соседних Замков и пчелы из близлежащих Ульев…

Через какое — то время Дмитрий понял, что не может больше удерживать вхождение в перевоплощение и надо возвращаться. Он открыл глаза и какое — то время сидел, заново привыкая к своему человеческому естеству. Переход из одного тела в другое всегда требовал времени на адаптацию. Дмитрий выполнил несколько упражнений на восстановление сил, попутно сделав приятное открытие — этот Мир, хоть и сильно отличался от его собственного, охотно делиться с ним энергией.

Впитывая силу, знахарь решил обождать возвращаться на базу. Ему хотелось продлить это восхитительное состояние единения с природой, которого так не хватало на «Пересвете».

Сегодня он воочию убедился в тесном сотрудничестве и взаимопомощи пчел и муравьев. Пчела — разведчица увидела нападение (а может, ей сообщил об этом кто — то из муравьев) на Замок, передала это всем пчелам и те, кто был поблизости, кинулись на помощь. А как удивительна была сама помощь! Пожалуй, больше всего это было похоже на используемый людьми биорезонанс, только полученный не техническим, а биологическим способом.. Вибрируя, пчелы нашли и создали излучение с такими частотами, которые влияли напрямую на нервную систему и энергетику напавшего на Замок зверя. И влияли весьма эффективно — огромная зверюга кинулась наутек и возвращаться не собиралась.

Встав, Дмитрий отправился вдоль текущего по склону ручья и, любуясь журчащей по камням водой, вскоре вышел из леса на скалистый обрыв. Внизу простирался разнотравный луг, на котором то там, то сям возвышались небольшие купы буйно цветущих деревьев. Вдалеке, изгибаясь, поблескивала река. А далеко впереди виднелась еще одна полоска темно — зеленого леса. Запах стоял потрясающий! На мгновение закружилась голова. И тут же словно он только и ждал, когда бы это испортить ему наслаждение единением с природой, «вынырнул» тот самый вопрос, ради ответа на который он, собственно, и затеял все перевоплощения.: «Интересно, почему же все — таки инсекты не помогли людям, когда метеорит разрушил базу?» Дмитрий же ясно видел и чувствовал безоговорочное стремление пчел помочь муравьям в случае с нападением на Замок. Да и людям они раньше помогали, а потом отчего то вдруг перестали. Хотя во время перевоплощения он почувствовал, что для инсектов взаимопомощь — это едва ли не инстинкт. Так почему же они перестали помогать людям?

Послышалось нарастающее жужжание, и вскоре над лесом показалась небольшая группа пчел. Они были еще далеко, но Дмитрий ощутил их мимолетное внимание. По нему скользнули взглядом и, распознав человека, сразу потеряли интерес. Дмитрий физически ощутил, как поток внимания из заинтересованного, опознающего, что там вокруг, стал равнодушно — фиксирующим. Так, словно вместо него на этом месте был камень, да еще и ничем не примечательной формы. Ему даже стало обидно за такое равнодушие. Или это было пренебрежение? От размышлений его оторвало ощущение надвигающейся угрозы. Странно — вокруг все дышало покоем и умиротворением. И тут он почувствовал на лице дуновение ветерка. Мимолетный и слабый по началу, ветер стремительно усиливался. И спустя считанные минуты Дмитрий уже едва мог стоять. Странно — он не ощутил приближения непогоды заранее. Хотя, судя по пригнувшейся на лугу траве, его зацепило только краешком, а основной воздушный поток, закручивающийся разрушительной воронкой, возник вдалеке, но то, что он этого не предвидел, его удивило. Небо стремительно темнело. И вот уже достигший ураганной силы вихрь ломал деревья, вырывал с корнем траву и поднимал в воздух камни. Надо было срочно где — то укрыться. Дмитрий знал, что смерчи, а это был именно он, крайне не предсказуемы и легко могут менять направление. А могут и распасться без видимых причин. Но зачем рисковать? Дмитрий собрался уйти в лес, но тут заметил, что увиденная им группа пчел оказалась прямо на пути движения воронки. Насекомые пытались сменить направление, но не успели и теперь их затягивало внутрь чудовищной воздушной воронки. Пчелы сгруппировались и вокруг них возникла переливающаяся всеми цветами радуги оболочка. Порывы ветра сминали и морщили эту похожую на пленку мыльного пузыря защиту, но пчелы не сдавались. Сблизившись еще плотнее, почти задевая друг друга крыльями, они выровняли овоид защитного экрана. И тут случилось непредвиденное — в пчелиную защиту ударило захваченное потоком воздуха дерево. Оболочка не выдержала, и ветки кроны задели двух пчел. Подруги успели подхватить пострадавших до того, как их затянуло в смерч. Но в результате был нарушен строй, да к тому же часть сил теперь тратилась на поддержку травмированных подруг — и радужный щит начал терять яркость и цвет. И тогда Дмитрий решил помочь инсектам – он вытянул вперед руки, концентрируя энергию и вливая свои силы в их защитный экран. Заодно «вплетая» в него и свои Узоры Силы, освоенные еще у Мирослава. Новый совместный щит теперь надежно оберегал пчел от смертоносного ветра и летящих вместе с ним веток и камней.

Трагедия разворачивалась на некотором расстоянии, и поэтому удерживать энергетический канал, к тому же еще и движущийся в пространстве, было трудно. Да и самого Дмитрия ветер почти сбивал с ног. Он мысленно крикнул пчелам, чтобы они улетали из опасного места, пока им совместно еще удается удерживать экранирующую оболочку. И едва те вылетели из опасной зоны, знахарь упал на колени — помощь в удерживании щита забрала у него очень много энергии. Сил не было ни открыть глаза, ни пошевелиться, его тошнило от слабости, а в ушах стоял противный звон. Дмитрий давно уже не делал таких мощных выбросов энергии и несколько отвык.

Звон нарастал, переходя в жужжание. Дмитрий почувствовал прикосновение к своему сознанию, но закрыться сил уже не было. Внезапно направленный поток энергии наполнил его силами и вернул к жизни. Придя в себя, Дмитрий отметил, что жужжания больше нет. Ветер тоже стих. Он открыл глаза и сел. Над ним стояла пчела. Рядом было еще несколько. Они рассматривали его огромными фасетчатыми глазами. Вблизи зрелище было впечатляющее и одновременно пугающее. Округлая голова, грудь и брюшко покрыты длинными ворсинками. Усики, находящиеся в непрерывном движении. Хоботок, устрашающие жвала. Крылья сложены за спиной. Лапки, состоящие из нескольких сочленений, тоже имели волоски и смотрелись изящными относительно довольно таки массивного тела. Пчела склонила голову на бок и, пошевелив усиками, отступила в сторону.

— Спасибо. Ты помог нам, — позвучало в голове Дмитрия. После воплощения в пчелу он понимал, что подобный способ общения для них не характерен и значительно беднее образно — визуально — химическо — электромагнитной речи, которая была основной при общении инсектов друг с другом. Дмитрий вспомнил, насколько удивило его то, что помимо химических сигналов и движений, пчелы общаются еще и с помощью модулированных электрических колебаний, которые возникали от движения крыльев. А тело с волосяным покровом, усики и крылья пчелы выполняли функцию антенны. В момент вибрации крыльями возникает частотно — модулированная электромагнитная волна, несущая определенную информацию, что определяется частотой и амплитудой взмахов крыльев. Очень многое из этого комбинированного способа коммуникации оказалось для людей просто недоступно, и поэтому специально для них пчелами была адаптирована прямая передача мыслей, которую между собой инсекты использовали лишь в критических ситуациях и для общения на больших расстояниях.

— Ты отличаешься от всех остальных Спустившихся с небес, — в сознании вспыхнул калейдоскоп образов людей. Дмитрий чувствовал, что пчелы переговариваются и между собой и с другими пчелами, находящимися в Улье. — Ты очень силен — никто из тех, с кем мы общались раньше, не смог бы помочь нам. Да и у нас на такое способны только Матери Ульев, да еще, пожалуй, Странницы. Еще раз благодарим.

— И вам спасибо! Я растратил почти все свои силы и если бы не вы, мне пришлось бы восстанавливать их очень долго и трудно, — так же мысленно ответил Дмитрий, вплетая свою систему образов в общий разговор. Все внимание тут же обратилось к нему.

— Мы чувствуем в тебе Желание Понять. Тебе интересны мы сами, наши индивидуальности и наше Единство, а не только наши свойства и способности.

— Неужели всех остальных, с кем вы общались, интересовало только это?

— Мы чувствовали именно так.

— Думаю, что вы ошибались. Просто мы очень разные и не все из моего рода могут общаться с вами так, как я. Меня специально учили.

— Да, с тобой общаться легче, чем с другими. Мать Улья от лица всех наших сестер приглашает тебя в наш Дом.– обратились к нему пчелы.

— С радостью!

Снова быстрый обмен движениями и едва уловимыми для обоняния человека запахами и пчелы послали ему мысль, окрашенную некоторым удивлением:

— Ты всегда говоришь правду. Твои чувства и мысли соответствуют словам. Летим!

— Залезай мне на спину, — обратилась к нему ближайшая пчела, наклоняясь, чтобы ему было удобнее.

Дмитрий приблизился, чувствуя внутренний трепет и некоторый страх — в памяти еще сохранились воспоминания детства об укусах пчел и ос. Впрочем, он не чувствовал угрозы, а тем более агрессии. В новых знакомых ощущались только доброжелательность, благодарность и интерес.

— Ты колеблешься? Не бойся, лететь безопасно, мы не дадим тебе упасть.

— Я знаю, просто на моей планете ваши собратья бывают иногда довольно агрессивны и укусы их весьма болезненны, — Дмитрий сопроводил мысли образами из своих детства и отрочества.

— Когда то в давние времена наш род был похож на то, что ты нам сейчас показал, но мы давно оставили подобный путь действий. А напасть на мыслящее существо для нас сейчас вообще немыслимо и абсолютно невозможно…

— Это противоречит нашему Видению Истинных Правил Мира,… — добавила еще одна пчела.

— Даже не думай об этом,… — воскликнула третья, совершив при этом ряд движений, которые можно было интерпретировать как своего рода аналог взмаха руками.

Пчелы посылали образы почти одновременно, Дмитрию было трудно разделять реплики, но по общему фону он понял, что любая агрессия по отношению к мыслящему существу, даже отличающемуся от них, для инсектов просто немыслима. Как и ложь.

Он схватился на ворсинки и влез на спину пчеле, сев поближе к голове. Тело пчелы было теплым, а упругие щетинки обильно припорошены пыльцой. Пчела раздвинула свои почти четырехметровые крылья и осторожно взлетела. Ее сестры снялись с места следом, и вся группа устремилась через луг к деревьям. Дмитрий крепко держался, боясь упасть, потому что еще не полностью восстановился и поэтому, сорвись он, у него сейчас вряд ли хватило бы сил на то, чтобы сделать себя невесомым и спланировать до земли. Но скоро опасения сменились восторгом полета. Внизу проносились полные разноцветных красок поля и луга, над головой в пронзительно голубом небе сияло солнце, ветер трепал волосы и развевал одежду. Где — то там далеко позади остались тучи и ветер, а здесь было только сказочное великолепие летнего дня. Сердце наполняла радость и ощущение свободы. Деревья впереди быстро приближались, пчелы снизили скорость и влетели в тень, лавируя между ветвями. Насколько раз Дмитрию пришлось пригнуться, уворачиваясь от изумрудных листьев. Близость Улея Дмитрий почувствовал еще не видя его, поскольку тот был скрыт в дупле дерева. Общее ощущение тепла и гармонии даже на изрядном расстоянии было такое же, как на пасеке деда Берендея, только отчетливей. Дмитрий вспомнил, что обучаясь у Мирослава преображаться в насекомых, еще тогда почувствовал могучие Единство и Гармонию сообществ пчел и муравьев. Здесь это проявлялось гораздо сильнее. Вокруг сновали пчелы. Воздух был наполнен равномерным жужжанием. И вот он, вход в Улей — леток у основания толстой ветки, на которую и приземлились его спутницы. Тут было оживленно — одни пчелы подлетали и забирались внутрь, другие куда — то улетали. На входе те и другие обменивались информацией через танцы, прикосновения усиков и запахи.

Пчела, на которой прилетел Дмитрий, опустилась на некотором расстоянии, давая знахарю возможность слезть, а потом повела его в Улей.

Все остальные пчелы их пропускали. Дмитрий чувствовал их доброжелательный интерес и благодарность, смешенную с удивлением — пчелы этого Улья уже знали, что случилось и недоумевали, как ему, одному из Прилетевших с неба, удалось сделать то, что под силу лишь Матерям Ульев, Странницам, да еще, пожалуй, муравьям — Хранителям и Отшельникам.

В Улье царил полумрак и пахло медом. И еще чем — то специфическим. Как от самих пчел, только сильней. Кругом была почти полная темнота, лишь местами стены слабо светились. Дмитрий ощущал, что в Улье находятся тысячи пчел. Кто — то строит ячейки сот, другие заполняют их нектаром, третьи очищают проходы и жилые помещения, четвертые встречают сестер на входе.

Пчела провела Дмитрия по извилистым проходам куда — то вглубь Улья. Он уже успел настроить зрение и видел все почти так же ясно, как на свету. И поэтому заметил, как коридор, по которому они шли, стал стремительно расширяться сразу во все стороны. Скоро он и его сопровождающая вышли в довольно большую полость. Тут было тепло, влажно и пахло совсем по — иному. Да и ментальный и эмоциональный фон стали наполнены хотя и мягкой, но огромной мощью. Та пчела, которая его привела, едва войдя сюда, исполнила сложный и очень красивый танец и направилась к той стене полости, у которой находилась окруженная многочисленной «свитой» Матка. Царица. Или, вернее, Мать Улья, как называли ее сами пчелы. Она была огромна и имела длинное веретенообразное брюшко. Когда Дмитрий и его сопровождающая вошли сюда, Матка была занята важным делом — переходила от ячейки к ячейке, откладывая яйца. Пчелы «свиты» теснились вокруг нее, поддерживая лапками и лаская двигающимися усиками.

Дмитрий замер, не решаясь нарушить священнодействие. Но после еще одного танца приведшей его сюда пчелы Матка прекратила свое движение и взглянула на гостя своими фасеточными глазами. И сразу все внимание «свиты» тоже сосредоточилось на нем.

— Здравствуй. Мы знаем, что ты сделал и благодарны тебе. От всех нас вместе и от каждой отдельно. Мы видим, что тебя привело к нам стремление познать и понять. И мы готовы показать тебе все, что ты сможешь осмыслить.

— Спасибо, – ответил Дмитрий. — Я буду рад осмотреть все, что вы сочтете возможным показать и постараюсь осознать все, что будет доступно моему разуму. Но боюсь, всего я понять не смогу.

— Мы объединим наши разумы с твоим — ты ведь это умеешь. И тебе будет легче. Согласен?

Дмитрий послал образ доверия и открытости.

— Подойди к нам, — промыслила Родительница Улья.

Дмитрий приблизился и настроился, чувствуя, как сливаются воедино два сознания, его и Матки. А потом словно рухнула плотина – и он ощутил, что стал Един с разумами сразу всех пчел этого Улья. Перед ним раскрылась поразительная и грандиозная картина их жизни. У инсектов оказались поразительно развиты технологии, которые земляне назвали бы полевой генной инженерией! Пчелы научились воздействовать биорезонансом на многие макро — и микроорганизмы, уничтожая вредителей растений и защищая свое собственное здоровье. Они умели влиять на структуру ДНК растений, грибов, тлей, вызывая нужные им изменения! При этом воздействия были исключительно коллективными, когда сразу много индивидов сосредотачивали свои усилия и создавали общее Намерение и общий же Узор Изменений. И хотя на других планетах наиболее мощная магия тоже была групповой, у инсектов вообще не было индивидуальных форм оперирования Реальностью. Да, они обладали собственным разумом и сознанием, но их магия была только коллективной. Исключение составляли лишь Матери Ульев, пчелы — Странницы, да еще, как он понял, муравьи — Хранители Замков и Отшельники.

Кроме чисто магических операций над Реальностью инсекты также занимались селекцией и гибридизацией разных организмов. Так, для борьбы с вредителями, могущими уничтожить плантацию, муравьи при помощи пчел вывели сразу несколько штаммов специальных бактерий!

Пребывая в Слиянии со здешним Роем, Дмитрий ясно увидел, как из мелких и иногда казавшихся ему ранее бесцельными дел отдельных особей складывалась многоликая размеренная жизнь всего Улья. Причем видимого «мозгового центра» управления ею не было! Никто специально не раздавал приказы, не руководил, но все знали, что делать!

Ощутив его удивление, Царица пояснила:

— У нас нет иерархии, принятой у вас, Прилетевших с неба. Вы постоянно переносите на нас свои образы восприятия мира, пытаясь примерить свой уклад жизни и свои ценности (эти образы сопровождались общим неудовольствием). Меня вы называете «царицей», но я не правлю своими детьми, как это понимаете вы. Общаясь, мы многое узнали о вас, картины, хранящиеся в вашей памяти, помогли нам понять ваше Видение мира и ваши интересы. Ты ведь тоже подумал, что я главная, но это не так. Я Родительница, Мать Улья, а не царица.

— Но ведь кто — то же координирует деятельность в Улье? И хранит знания.

— Посмотри внимательней!

Дмитрий вдруг ощутил, что каждая пчела может обратиться к Великому Рою, где хранятся накопленные за тысячелетия огромные знания. После гибели физического тела сознание каждой пчелы, до того существовавшее в двух ипостасях – индивидуальном и как часть Великого Роя, полностью сливается с ним. Знахарь понял, что этого видения он достиг потому, что Мать Улья вышла на высший уровень Слияния и «вытащила» туда и его. Если на лугу он услышал только пчел, которые оказались рядом с ним, то теперь его сознание соединилось сразу с миллионами Сестер, живущими в разных Ульях по всей планете, разумы которых и при жизни, и после смерти составляли Великий Рой. Мощность которого в результате нарастала от поколения к поколению! Он увидел, что каждая из пчел может, также как и Мать Улья, соединиться с Великим Роем, чтобы сообщить о том, что случилось или спросить совета. Как произошло в случае с нападением на Замок муравьев. И ответ приходит незамедлительно!

Находиться в контакте одновременно с таким числом разумных существ было непросто. А картина вновь расширилась, дополнившись теперь сознаниями муравьев. Еще многие миллионы разумов! Дмитрий чувствовал, что уже не выдерживает — не хватало ни энергии, ни возможностей мозга. Но инсекты тоже почувствовали это. И помогали Дмитрию сохранять Слияние! Это ощущение поддержки сразу миллионов разумов было непередаваемо!

Самым удивительным было то, что, как открылось знахарю, инсекты помимо коллективных разумов пчел и муравьев имели еще и общее планетарное СверхСознание — Единение, являющееся при этом не простой совокупностью Великого Роя и Мирового Гнезда, а самостоятельной Сущностью! И каждая особь любого из Домов имела доступ и туда тоже!

Дмитрий глазами сразу миллионов пчел и муравье видел прекрасную цветущую планету и мог заглянуть в любой Улей или Замок.

Дмитрий почувствовал, что получил возможность найти ответы на многие вопросы.

Прежде всего вспомнились «ленивые» инсекты, которые вроде бы ничего не делали ни у пчел, ни у муравьев, но и те, и другие их кормили и обихаживали. В ответ на не высказанный вопрос и его недоумение, в сознании вспыхнул целый калейдоскоп образов.

— Они — хранители различных знаний, необходимых для жизни Ульев. Они следят за всеми работами и держат связь между Ульями, а также с нашими братьями по Единению в Замках. А так же они собирают опыт, обмениваются им между собой и осмысляют новое. И если появляются ранее не известные знания или более оптимальные способы делать что — то, они тут же передают это во все Дома — и в Ульи, и в Замки. Так все новые знания — и о плохом, и о хорошем — незамедлительно становятся общим достоянием. Так что эти наши сестры и братья в Замках выполняют функцию, очень важную как для любого из наших Домов, так и для Великого Роя, Мирового Гнезда и Единения.

— Вы сказали, что накапливаете знания и о плохом?

— Обязательно! Если совершилось зло, об этом немедленно должны узнать все, чтобы никто не повторил этого, не допустил беды! А еще мы следим за Узором Событий, связанным с Домом, и, если возникают искажения, незамедлительно начинаем гармонизацию. А если не справляемся сами, зовем сестер и братьев из других Ульев и Замков.

Сами Дома инсектов, как оказалось, служили не только укрытием и местом жительства Семей, но и своего рода энергостанциями. Пребывая долгое время вне Дома, пчела или муравей постепенно слабели и могли погибнуть, если вовремя не получали энергию от своего Дома. Исключением являлись только отдельные особи, которые у пчел назывались Странницами, а у муравьев — Отшельниками. Они умели самостоятельно, без помощи собратьев брать энергию из природных источников. Но поскольку системы образов, отражавшие роли этих особых инсектов в развитии планетарной ноосферы, оказались очень причудливы, Дмитрий решил оставить их осмысление на потом. Сделать это сейчас он просто не успевал, да и не имел достаточных сил.

В состояние Слияния с Единением Дмитрию открылись очень интересные факты о совместной жизни пчел и муравьев. Хотя –это были два разных вида, которые в прошлом вели друг с другом ожесточенные войны, теперь они Едины. И образуют одно общество, с общими целями. Даже говоря о себе, они не делают различий, а, говоря о жилище или Семье, если нет необходимости уточнять, идет речь именно об Улье или о Замке, говорят «Дом». И все они практически каждым своим действием – даже саым бытовым, так или иначе занимаются гармонизацией Окружающего Мира. Называя это Очищением, потому что чувствовали ответственность за те негативные следы, что оставили в ноосфере их далекие предки. Следы, которые и до сих пор проявлялись в стихийных бедствиях и порой возникающих странных, исступленных атаках на Ульи и Замки других животных. И к моменту появления людей инсекты весьма преуспели в Очищении. Сегодня неприятности происходили реже, чем, скажем, три поколения назад, но все же еще достаточно часто. Болезней уже не было, кроме, конечно, случайных травм, которые Целители умели лечить очень хорошо. Лишь природные катаклизмы возникали пока чаще, чем это было предусмотрено Первичным Замыслом развития этой Планеты. И теперь Дмитрий не предполагал, а точно знал, что именно благодаря этой постоянной, непрерывной гармонизации инсектами всего окружающего их мира он почувствовал себя вблизи Улья так хорошо и спокойно. Судя по всему, так же было и рядом с Замками, хотя там знахарь еще не был.

У Дмитрия вспыхнуло воспоминание о сегодняшнем нападении на Замок. И тут же он увидел его сразу с нескольких точек. Купол уже был практически восстановлен, приплод размещен во вновь оборудованных камерах, раненные муравьи перенесены в Замок. И пчелы были тут же, помогая.

— Почему же вы не помогли нам, когда упавший с неба камень разрушил наше жилище? Почему перестали с нами общаться? — мысленно спросил Дмитрий.

И в голове тут же всплыли образы, складываясь в ответ:

— Вы другие. Слишком обособленны друг от друга. Ваше мышление чересчур индивидуалистично – каждый думает больше о себе и своем благе, чем о благе вашего Роя в целом. Вы можете даже действовать во вред своему рою! А эти мысли опасны, они проникают не только в частное, но и в единое сознание и могут вызвать очень опасные нарушения Целостности! Что недопустимо! К тому же мысли, действия и слова твоих родичей постоянно расходятся друг с другом! Поэтому наши сестры были удивлены тому, что у тебя все это едино. Мы приняли тех из твоего рода, кто общался с нами раньше, но они все время что — то умалчивали или представляли не совсем так, как думали сами. Вначале мы решили, что это единичные случаи, характерные для конкретных особей вашего вида, но оказалось, это ваша общая черта. Искажать и умалчивать. Причем это происходило не только в общении с нами — вы и между собой лукавите. И вы переносили ценности вашего Роя на наш, внося смущение в сознания некоторых из нас! Внося дисгармонию в Единое. Посмотри, как волнуется Узор Событий нашей планеты. И виной этому, как мы думаем, присутствие твоих сородичей. Хотя сородичей ли? Уж больно сильно твоя Сущность отличается от всех, увиденных нами ранее. Впрочем, это не важно.

Мать Улья увлекла Внимание Дмитрия на каузальный уровень Реальности и он увидел, как по его Поверхности идут «волны возмущений». При этом источников возмущений видно не было, они были словно скрыты какой — то «дымкой». Это было очень странно – спрятать что — то на этом уровне Бытия практически невозможно! Дмитрий и представить не мог, какая сила, кроме Духа — Творца и Великой Матери, могла создавать неопределенности на уровне ПервоПричин! И тем не менее сейчас, пребывая в Слиянии с Единением, он видел, что на этой планете такая сила есть! Или в Промысле ПервоСущих существовали некие неизвестные Дмитрию ранее законы, которые при определенных обстоятельствах могли «размывать» Видение даже на каузальном уровне Бытия. Или же возмущения создавали, страшно подумать, сами Изначальные!

— Мы не знаем точно, почему так случилось, но знаем, что это из — за вмешательства твоих собратьев. Сейчас этого не видно, но при наших последних контактах с твоими родичами мы следили за изменениями Уровня ПервоПричин и смогли установить, что в эти волны очевидно были вплетены Нити событий, связанные со Спустившимися с небес. Вот мы и решили, что вы опасны не только для нас, но и для самих себя, и перестали с вами общаться. А еще твои сородичи начали притягивать неприятности, навлекая на себя беды. И мы не стали помогать вам, иначе «притяжение неприятностей», которое мы считаем проявлением болезни разума, могло бы заразить и нас. Поверь, нам непросто было видеть ваши страдания, но мы не можем помогать тем, кто вносит негативные изменения в нашу Реальность и при этом не хочет измениться сам.

Когда Дмитрий, не выдержав таки больше интенсивности потока вливавшихся в него знаний, вышел из здешней ноосферы, оказалось, что вокруг него, как и вокруг Родительницы Улья, суетились пчелы — рабочие. Они поддерживали его, гладили лапками, трогали усиками, облизывали, но теперь уже не вызывая страха — пройдя через Слияние, он понимал все их действия. Удивительно было и то, что после погружения на самый глубинный слой здешнего Бытия, Дмитрий был полон сил и энергии и чувствовал себя удивительно хорошо. Благодаря тому, что пчелы Улья все это время, как он понял, подпитывали его и Мать Улья энергией.

Полностью вернувшись в свое обычное состояние и поблагодарив, Дмитрий решился спросить:

— Что мне сказать моим родичам? И что нам сделать, чтобы вы вновь стали общаться с нами?

На этот раз Мать Улья ответила после длительной паузы:

— Твои родичи должны измениться внутренне. И изменить свое отношение к миру. Если они не смогут этого сделать, то мы не станем общаться. Потому что иначе они и дальше будут источником возмущений Единого. И в этом случае мы будем просто вынуждены попросить ваш род покинуть наш мир.

— А как, в чем должны измениться мои сородичи?

— Мы не можем сказать этого точно, потому что мы мыслим и ощущаем мир очень по — разному. Но в одном мы уверены – всем твоим сородичам надо научиться думать о благе всего вашего Роя в целом больше, чем о своем личном благе.

— Хорошо, я так и передам. Спасибо, что помогли мне увидеть мир вашими глазами и вашим разумом. Если можно, я прошу помочь мне добраться до места, откуда меня перенесли сюда.

— Конечно, мы поможем. Мои сестры проводят тебя до выхода и отнесут прямо туда, где вы живете.

— Еще раз благодарю тебя и обещаю, что расскажу моим братьям все то, что увидел и узнал.

И вскоре «малый рой», сопровождавший несшую его пчелу, уже заходил на посадку рядом с базой. Вообще — то пчелы хотели доставить Дмитрия прямо на территорию базы, но еще при подлете к ней стало ясно, что это проблематично – в небе над базой стремительно опускалось сразу несколько «челноков». Чтобы не столкнуться с ними, пчелы, не долетев до базы метров сто, высадили Дмитрия на ближайшей ровной площадке. И, мысленно попрощавшись, сразу же отправились обратно.

Еще на подлете Дмитрий почувствовал — что — то случилось. А приблизившись, увидел, что базы больше нет – обломки куполов были раскиданы по поляне и вокруг них суетились люди. Поэтому сразу после прощания с пчелами Дмитрий поспешил туда. И хотя расстояние от места его высадки до границы теперь уже бывшей базы было всего метров сто, сто двадцать, путь оказался не таким уж быстрым — ему пришлось продираться сквозь заросли скрывающей его с головой травы, к тому же перепутанной так, словно ее специально скручивали в спирали. Пришлось и перелезть через пару поваленных деревьев, стволы которых были переломлены сразу в нескольких местах (и это у исполинов, обхватить которые мог бы лишь десяток человек!), а зацепившиеся друг за друга ветви могли с успехом заменить самую изощренную полосу препятствий.

Выбежав из этого нагромождения, он с разгона наткнулся на Катю, оказывавшую первую помощь одному из сотрудников базы. Да и у нее самой на голове была «шапочка» из анестезирующе — дезинфицирующей пены. Дмитрий сразу же настроился на диагностику и тут же успокоился — она жива, активно двигается, да и внутренних повреждений нет. Легкие ушибы и царапины — ничего страшного. Рядом лежали еще раненые, которым повезло меньше и требовалась серьезная помощь. А высадившиеся из челноков члены экипажа ГИМПа подносили все новых и новых покалеченных. Некоторых сразу же грузили на гравиносилки и транспортных роботов и несли в развернутый неподалеку мобильный госпиталь. Там, судя по ментальному фону, интенсивно работали Ованесян и, похоже, вообще все медики с «Пересвета».

— Что случилось?! — поинтересовался он, опускаясь на колени рядом с Екатериной и начав сразу же осматривать ближайшего к нему раненого.

— Боже мой, где ты был?!! Ребята из физзащиты, ведущие поиск раненых на периметре, сообщили, что видели, как тебя пчелы принесли. А мы уже думали, ты погиб! — Катя порывисто обняла Дмитрия, а потом расплакалась.

— Ну ты что! Успокойся, не плачь. Я в порядке. Ну что ты! — смутился он, обнимая ее в ответ и поглаживая по волосам.

— Да ничего, я сейчас, просто испугалась сильно, — всхлипнула Катя, отстраняясь и вытирая слезы. Раненный, которого взялся осматривать Дмитрий, а им оказался один из ксенопсихологов базы, через силу усмехнулся.

— Да, вас тут все потеряли, — сказал он и тут же закашлялся. Изо рта пошла кровь, и знахарь приказал ему больше не разговаривать.

— Где ты был?

— В Улье. Я потом все расскажу. Что здесь произошло?

— Смерч. Чудовищной силы. Он возник ниоткуда и в считанные минуты буквально сровнял базу с землей. Максимальная скорость ветра достигала 320 метров в секунду, а градиент давления был просто чудовищным! Приборы — то все бесстрастно фиксируют и передают и на «Пересвет», и по аварийному каналу прямо на Землю, а для нас это был сущий ад. Хорошо, что наша экспедиция здесь оказалась и поэтому помощь быстро подоспела. Да еще повезло – когда возник ураган, большинство сотрудников базы и наших находились на подземных этажах. Хотя смерч был такой силы, что и туда добрался. Я легко отделалась — лишь слегка обломком стены зацепило, а вон Павлову и Трофимову досталось, — Катя махнула рукой вдоль ряда пострадавших и снова склонилась над раненым.

— Что с ними?

— Да как у всех, множественные переломы, разрывы органов, кровопотеря. Почти все получили травмы, на ногах из сотрудников базы и нашей группы осталось человек пять. Гарчев выслал помощь и отдал приказ об эвакуации. Сейчас наши вытаскивают людей из — под завалов, раненным оказывается помощь, благо Ованесян привез с собой достаточно «неотложек»1, потом грузимся — и на «Пересвет». Большинство будем лечить уже там. Но некоторых приходиться оперировать здесь, иначе могут не перенести транспортировки.

— Значит, свертываем базу.

— Ну да. Чего ж тут еще ждать?! Ее уже и так второй раз разрушает.

На следующее утро после возвращения на «Пересвет» и размещения всех эвакуированных, члены экспедиции собрались в кают — компании. Павлов отсутствовал — он лежал в стационарном восстановительном комплексе и участвовать в разговорах не мог. А Трофимов прибыл на совещание на легкой «неотложке», весь обвитый проводами и покрытый слоями различных медицинских пен и гелей, но вполне способный к работе. По крайней мере, ему удалось убедить в этом врачей. Катя успела залечить свои ссадины, но выглядела усталой и замученной — сказывался перенесенный стресс.

— Я когда была маленькой, на наш дом обрушился смерч, правда не такой сильный, но испугалась я здорово, – шепнула она Дмитрию. — У меня тогда щенок погиб. Вчера будто заново все пережила. Всю ночь кошмары снились. И никакой ментальный тренинг не сработал.

— Бедняга, – посочувствовал ей знахарь. — Обратилась бы ко мне, я бы помог.

— Самой надо учиться, — шепнула Катя и замолчала, потому что в помещение вошел Гарчев.

— Рад сообщить, что жизнь раненных вне опасности, — сказал он, открывая заседание. — Некоторых врачи уже отпустили, другие уверенно идут на поправку. А теперь вернемся к нашим планам. Земля поддержала мое решение об эвакуации, программа исследований на Афине — 7 свертывается на неопределенный срок. Дмитрий, а что тебе удалось выяснить у инсектов?

Знахарь пересказал услышанное и увиденное в Улье, и его слова вызвали среди членов совещания оживленную дискуссию.

— Что ж ты, гад, на вызовы не отвечал?! – склонившись к нему, в сердцах спросил Трофимов. – Я тебя полдня выискивал! Мы чуть с ума не сошли! Катерина вся издергалась.

— Не правда! — возмутилась Катя, но вспыхнувший на ее щеках яркий румянец красноречиво говорил об обратном.

— Наверное, Улей блокировал коммуникатор, потому что никаких вызовов мне не поступало, — ответил Дмитрий.

— Это что же получается, — сказал Носов, — мы для инсектов что — то вроде заразы?! Они от нас шарахаются, как от чумных?!

— Ну да. Только люди для них зараза не физическая, а ментальная, — пояснил знахарь. — Я пока не могу объяснить почему, но люди какими — то своими психоэмоциональными и биоэнергетическими структурами оказывают негативное влияние на осуществляемые инсектами процессы гармонизации здешней Реальности. К тому же само мышление людей они по ряду параметров воспринимают как вредное, а многие особенности поведения как опасные. Ложь, например. Умалчивание. Они же эмпаты и все это прекрасно чувствуют.

— Не правда, мы их не обманывали! — воскликнул кто — то из прогрессоров. — Мы лишь не все им рассказывали! И старались показать им другие возможные пути развития.

Дмитрий подумал, что этот ответ очень характерен для людей — отстаивание своей точки зрения, даже если сам еще не до конца разобрался в том, что тебе сказали. Превентивно.

– К тому же для контактов были присланы специалисты FIB очень высокого класса, которым ничего не стоит блокировать свое сознание, – заметил Носов.

– Увы, но инсекты за счет соединения разумов способны к эмпатии столь тонкого уровня, что чувствовали и это. К тому же, по мере погружения во все более глубокие слои ноосферы, скрывать что — то становиться все труднее. И инсекты хорошо ощущали, что контактеры думают одно, говорят другое, а делать хотят и вовсе третье!

– Хм, подожди, ты хочешь сказать, что инсектов вообще нельзя обмануть? – удивленно спросил Трофимов.

– Я думаю, не только инсектов, – ответил Дмитрий. – У жителей всех посещаемых нами планет, судя по моим наблюдениям, отсутствует подсознание.

– И какая здесь связь с тем, что ты говорил про инсектов?

– Мне кажется, коллективный разум у этих рас правильнее называть не коллективным бессознательным, а коллективным сознанием. И каждый житель имеет способность и возможность контактировать с ноосферой. Глубина проникновения в которую зависит только от способностей конкретного жителя, от развития его разума, умения понимать и переводить в доступные ему понятия смысл тех образов планетарного коллективного сознания, которые он способен воспринимать. Но сам контакт с ноосферой у них проблем не вызывает.

– И что?

– Ну как же! Если нет подсознания и есть возможность доступа к знаниям, хранящимся в ноосфере, жителям этих планет нельзя ничего внушить! Их нельзя загипнотизировать! Даже используя самые последние наработки НЛЭП ИК (нейролингвистически — эмоционального программирования с индивидуальным кодированием)! Понимаете? Их можно только убедить, доказав свою правоту. А обмануть не выйдет, потому что, во — первых, это было бы возможно, имей вы уровень интеллекта значительно выше не только того аборигена с которым контактируете, но и всего эгрегора в целом! А тягаться с разумом всей планеты, уровень интеллекта отдельных жителей которой равен среднеземному, согласитесь, весьма проблематично! А во — вторых, заметьте, жители всех планет, на которых мы были – эмпаты! От них невозможно что — то скрыть, они чувствуют малейшую фальшь или недоговоренность! И поэтому обмануть их можно лишь если ты и сам себя убедил в том, о чем говоришь. Иначе мельчайшие расхождения между твоими мыслями и эмоциями будут замечены. То есть с жителями этих планет возможно только сотрудничество. На равных! И абсолютно открытое!

– Интересные мысли, – сказал Гарчев. – Я обязательно передам твои выводы в КИК. Думаю, нашим коллегам на Земле эти твои предположения будут весьма интересны.

– Присоединяюсь, – кивнул Носов. – Я как — то не задумывался над этой стороной наших контактов с аборигенами. Обязательно надо будет поднять данные и просмотреть результаты нейропсихических исследований на предмет наличия подсознания у жителей проблемных планет. Если, конечно, такие данные есть. Я, например, не уверен, что на это обращали внимание. Но запрос я пошлю. Как и рекомендацию учесть этот аспект при исследованиях и других планет.

– Отсутствие подсознания, хм… Ты уверен? Просто трудно себе это представить, особенно когда мы говорим об инсектах, – спросила Катя.

– Именно на Афине — 7, воплощаясь в них, а потом соединяясь сознанием с Матерью Улья и погружаясь в Суть их Мира, я понял это особенно ярко. Инсекты наделены как личным, так и коллективным разумом, причем общие разумы всех Ульев и Замков соединены в Единый всепланетный разум. Доступ к которому имеет, как я уже говорил, каждая особь. Так же как она имеет доступ и ко всем ресурсам своего личного разума. Каждая эмоция сразу в момент ее возникновения не только переживается, но и осознается. Тут же полностью выявляются и причины возникновения той или иной эмоции. Поэтому никаких «отложений», вытеснений, сублимаций и тому подобного в подсознание не происходит. А значит, нет и никаких скрытых поведенческих мотивов, порождающих ситуации, когда решения и действия определяются не реальными стимулами, а чем — то подсознательным, что попало туда еще в детстве или в стрессовой ситуации. И нет вызванных какими — нибудь вытесненными воспоминаниями душевных терзаний и тем более фобий.

– То есть у инсектов все — таки есть эмоции? – уточнила Катя.

– Да, только не совсем такие, как у людей. Скорее даже, их не совсем верно называть эмоциями. Просто слова лучше подобрать не могу. Эти переживания в основном интеллектуальные и связанны с познавательным процессом. Радость познания, например. Удивление, догадка, сомнение, уверенность, предчувствие открытия, тревога о результатах эксперимента, желание поделиться результатами или огорчение от неудачи. Но все они направлены на интеллектуальный процесс. У них есть любовь, дружба, сострадание, но нет зависти, гордости, желания причинить боль. Скажем, солдат не будет зазнаваться перед фуражиром. А рабочая пчела завидовать Матери Улья. Потому что они четко знают, что все они — части Единства и каждая воплотилась с некими талантом, который нужен всем, а значит полноценная реализация, скажем, таланта уборщика ничуть не менее ценна, хотя и более распространена, чем талант Ищущей Пути — так у них называют пчел, которые по своим занятиям ближе всего к земным ученым и философам. И поэтому здесь нет места и даже повода для зазнайства или, наоборот, уничижения. Все ощущают себя делающими одно большое общее дело, в котором важна роль каждого на его месте. И в зачет идет только степень реализации данного от рождения и развиваемого в ходе всей жизни таланта. Поэтому здешние жители изжили агрессивность, злость, жажду убийства, хотя им до сих пор приходится устранять последствия всего этого в глубинных уровнях Бытия.

– Это что, значит негативные эмоции откладываются в ноосфере?! – удивился Трофимов. – Я сейчас разозлюсь на кого — нибудь, а оно там запишется?

– Да. И будет иметь последствия, причем не всегда проявляющиеся сразу.

– Ага, значит, надо не думать, а сразу в лоб давать, – вполголоса сказал Трофимов, наклонившись к Савельеву, замещающего пока Павлова.

– Ну да — и последствия тогда будут сразу — ответный хук или лоу — кик в колено, – хмыкнул тот.

– Потише, пожалуйста, – призвал к порядку Гарчев. – И посерьезней.

— Тут, кстати, стоит сказать, что эмоции у инсектов в большой мере направлены на Общее Благо, — продолжил Дмитрий. — На Дом, на Семью. И в связи с этим у меня возникла еще одна мысль. Все дело в том, что у большинства людей точечное сознание, а единственной альтернативой ему является полевое. В случае с инсектами – роевое. Полевое сознание можно считать наиболее доступным для нас аналогом Исходного, Изначального Сознания, присущего ПервоПредкам. Т. е. когда при сохранении самосознания все НЕПОСРЕДСТВЕННО ЧУВСТВУЮТ ОБЩНОСТЬ КАЖДОГО С КАЖДЫМ. Всех друг с другом. Если бы люди обладали коллективным (полевым, роевым) сознанием, то каждый бы знал, что нужно другому. Это позволяло бы Разумам осуществлять эквивалентный обмен вещами (пищей, одеждой и т.п. и т.д.), необходимыми для существования содержащих эти Разумы тел. В среде полевого сознания пропадает само понятие отсроченного спроса — каждый член общества с полевым сознанием получает нужное. И тогда деньги (а как вы понимаете, у инсектов денег нет, хотя сотрудничество и обмен вещами и услугами идут вовсю) вообще не нужны. Поскольку отсутствует вероятность того, что ты отдашь свой товар, а тебе потом не отдадут другой, нужный тебе. При наличии же точечных сознаний деньги необходимы, поскольку они являются единственным возможным инструментом, обеспечивающим ДОСТУПНЫЕ ВОСПРИЯТИЮ И ПОНИМАНИЮ ТОЧЕЧНЫХ СОЗНАНИЙ универсальные взаимосвязи и взаимодействия.

Деньги позволяют создавать имитацию отношений полевых сознаний в среде точечных. И удовлетворять отсроченный спрос с некоей надеждой, что, отдав нужное другому, ты потом сможешь купить нужное тебе. По сути своей деньги — это материальный суррогат, эмулирующий свойства полевого коллективного сознания в среде из сознаний точечных. Эмуляция — это когда в одной системе создают доступными для нее средствами модель, обладающую аналогом свойств другой системы. Если при этом в системе более низкого порядка сложности эмулируется система более высокого уровня, то модель неизбежно получается неполной. Поэтому то деньги и не могут отразить все свойства полевого сознания, что и порождает возможность их неверного, в принципе то, использования для усиления конкуренции. Которой, кстати, у инсектов нет. Если бы большинство людей обладало полевым сознанием, то и у них вместо конкуренции развивалось бы только сотрудничество.

А вернее, БЫЛ БЫ ПОЛНЫЙ СИМБИОЗ разных по качеству, уровню развития и энергомощности разумов. И при этом никто из них не считал бы себя более важным, чем прочие. Как у инсектов. У них есть разделение по функциям, но нет свойственных конкурентной среде зазнайства или пренебрежения. И важен каждый член Семьи. Ведь при симбиотических отношениях гибель одного из элементов ведет к ухудшению качества жизни всей системы в целом. Более того, поскольку при этом каждый член такого общества получает настоящие любовь и поддержку, то материальное потребление в нем значительно меньшее, чем в обществах, основанных на конкурентных принципах — поскольку становится не нужным компенсировать отсутствие любви и поддержки наличием большого количества материальных благ. Достичь подобных отношений человечество пока не смогло. По — моему, потому, что уровень, условно говоря, мощности человеческих разумов пока еще слабоват для того, чтобы осознать симбиотическую модель построения сообщества во всей ее полноте.

– Мы что, глупее пчел?! – возмутился Трофимов.

– Ну не то чтобы глупее. Скорее, вы пока шли по другому пути прогресса. Инсекты изначально пошли по пути развития роевого сознания. Человечество же – по пути развития точечных. При этом в эволюционной биологии уже четко доказано, что по мере усложнения систем в процессе эволюции, происходящих в них процессов конкурентного характера остается все меньше, и все больше развивается процессов симбиотических. Так что человечество пока еще, видимо, довольно таки простая разумная система. А у большинства составляющих ее разумов пока еще интеллекта и чувств хватает лишь на осознание и оперирование в рамках совокупности индивидуальных точечных сознаний. И не достает «вычислительной мощности» для работы на уровне коллективного полевого сознания.

– Значит, мы не только глупые, но еще и недоразвитые, – протянул Александр.

– Ну ты скажешь тоже, – фыркнула Катя.

– Ага, не хочешь чувствовать себя тупее таракана!

– Пчелы.

– Или муравья, – улыбнулся Дмитрий. – Но дело — то ведь не в уровне интеллекта отдельных жителей. А скорей в способе мышления. И осознания. Мне кажется, тут есть связь между отсутствием подсознания или становлением на путь как можно полного осознавания действительности, всех эмоций и ощущений и развитием полевого сознания. Из развития которого и вытекает постепенный переход к чисто симбиотическим отношениям.

– Хм, тут есть над чем подумать, – сказал Носов.

– Не, ну понятно, что у инсектов денег нет, – почесал затылок Трофимов. – Ну, так они вообще другие. У них и экономики нет.

– Ну почему же. У них идет обмен вещами и услугами. И весьма развитый.

– Натуральный обмен — это, по земным меркам, первобытный строй. Нет, я имел в виду, что они другие и все у них по — другому. И сознание у них роевое. Изначально. Нам на них ориентироваться сложно — уж слишком мы разные. А вот если бы твои выкладки подтвердились какой — нибудь гуманоидной расой, это было бы интересно.

– Да, – вздохнул Гарчев. – Ведь если бы удалось снизить потребление материальных благ, это было бы неплохо. Действительно, мы часто вещами компенсируем отсутствие любви и доброты! Гоночные флаеры, космояхты с фотонными приводами, дома на других планетах. А потом еще соревнуемся, у кого больше, мощнее, круче. Короче, сказанное Дмитрием требует тщательной проверки. И сопоставления с данными, полученными другими экспедициями.

До своей каюты Дмитрий добрался только вечером. После совещания они с Катей отправились в медотсек помогать врачам. Вернувшись, Дмитрий восстановил силы, а потом сел за стол, чтобы сделать очередную запись в дневнике. Описал планету, ее жителей и свои приключения на ней, а потом подумал, что чем — то уклад жизни инсектов соотноситься с мыслями, которые пришли ему в голову во время изучения земной истории и социологи. И записал в дневнике:

Данная запись содержится в в части к Главе 11 Спец. Приложения «Дневник Дмитрия».

«И возможно, что именно поэтому земляне и не видят причин возникновения проблем на тех планетах, которые изучают», – подумал Дмитрий, закрывая и откладывая дневник. – «Потому как разум их сформирован в условиях фрагментации знаний, и увидеть целое и описать его так, чтобы понять, они просто не могут. Именно по причине того, что не видят само это целое».

Впрочем, и инсекты не смогли увидеть все, хотя и способны легко проникать на самые глубокие уровни каузального слоя Бытия. Видимо, есть во всем происходящем что — то, превосходящее пока и их, и его уровень восприятия и понимания Мира. А времени, да и подходящих условий для того, чтобы подготовиться к Погружению в Глубь Вещей, у него нет. Без этого же, пользуясь только своим умом, он, похоже, эту загадку не разгадает.

 


[1] «Неотложкой» по исторически сложившейся привычке называли транспортно-медицинский мобильно-реанимационный робот-комплекс индивидуального назначения.

 


<- Глава 10          Глава 12 ->