Skip to content
Яндекс.Метрика

Срединные Миры — Голконда

Среди звезд. 

Дмитрий и Екатерина стояли на вершине пологого, но высокого холма.

Катя смотрела вдаль – туда, где за излучиной реки и ровным полем раскинулся лес. Кожу ласкал лёгкий ветерок, доносивший запахи цветов и крики птиц, по небу плыли облака, а у подножия холма резвились в сопровождении своей матери молодые оленята.

Всё казалось настолько реальным, что трудно было поверить в то, что на самом деле они сейчас находятся на борту космического корабля.

— Значит, это и есть твоя планета? – спросила девушка. – Здесь красиво. И очень похоже на Землю. Хотя на Земле осталось мало таких нетронутых уголков.

Она ещё раз взглянула вдаль.

— Всё выглядит таким настоящим, — сказала Катя. – Мне всегда трудно было поверить, что это не реальность.

— Почему же не реальность? — возразил Дмитрий. — Этот мир ни чуть не менее реален, чем явь.

— Но как он может быть реальным? Это не материальный мир, а всего лишь образы, иллюзия. Здесь не действуют физические законы. Это как виртуальная реальность — всего лишь картинка, звуки и запахи, за которыми ничего нет.

— Ты заблуждаешься. Этот мир и в самом деле не материален, а состоит из образов. Но эти образы содержат в себе энергию. Они сотканы из энергии точно так же, как и материальные предметы. И если проникнуть в их суть достаточно глубоко, то станет понятно, что их энергия в принципе ничем не отличается от энергии, из которой состоит материя. В основе этого мира — мои воспоминания, но это не просто набор образов, как в виртуальной реальности, этот мир сохраняет связь с реальным местом на моей планете. Конечно, и эти олени, и птицы в небе не являются реальными существами. Это лишь фантомы, но хотя они и являются порождением моего сознания, это не просто образы, а воплощения определённых узлов энергоинформационного поля, сформированного биосферой моей планеты. В любом из этих фантомных оленей — частичка от любого реального оленя моего мира.

— Я всё это знаю, но всё равно, трудно осознать, что этот мир реален.

— Проблема землян в том, что они привыкли считать образы, информацию чем-то вторичным по отношению к материи. Насколько я могу судить после знакомства с историей и наукой Земли, это мировосприятие уходит корнями в ваше прошлое — в то время, когда общепринятой являлась классическая ньютоновская механика. До того времени люди признавали образы, или, как сказали бы ученые, информацию, полноправной частью реальности наряду с материей и разного рода силами. И весьма значительной частью — это хорошо прослеживается в религиозной и мистической литературе вашего мира. Вспомни первую фразу Библии — «в начале было Слово». Не материя, не энергия, а именно Слово, информация. Однако ньютоновская механика перевернула мировоззрение землян с ног на голову. Основой мира стала считаться материя, частички которой движутся в пространстве по определённым законам, а энергия и информация были признаны вторичными по отношению к матери — её производными, всего лишь характеристиками её состояния. В последствии стало понятно, что ньютоновская механика не верна для общего случая — она применима лишь для определённого класса задач.

— Ты хорошо изучил историю земной науки, — сказала Катя. — И когда только успел?

— На самом деле я изучил, да и то не так полно, как мне бы хотелось, совсем небольшую часть знаний твоей планеты. Главным образом религию, философию, химию, биологию, нейро- и психофизиологию. И еще только начал разбираться в ИМП-физике.

— Почему именно такой набор?

— Меня всегда интересовали разные способы описания глубинных основ мира. Религия и философия дают представление о духовных основах действительности, физика, химия и биология — об основах материальных. Но, вопреки общепринятому мнению, это не две разные области знания. Если изучить их достаточно глубоко, то станет понятно, что и религия с философией, и физика говорят об одном и том же.

— Знаешь, хотя попытки синтеза духовного и материального предпринимались на Земле и ранее, а сейчас в нашей науке есть даже специальное направление, занимающееся изучением глубинных связей информации и энергии, и именно на основе такого подхода были созданы наши ГИМП-корабли, но все равно в это трудно поверить.

— И, тем не менее, это так. То, как мы воспринимаем физические основы мира, зависит от нашего мировоззрения. Недаром же учёные, стоявшие у истоков квантовой физики, в конце концов, сменили свои подходы к восприятию мира. Гейзенберг углубился в религию, Шредингер заинтересовался мистикой, а Нильс Бор был настолько поражён глубинным сходством концепций квантовой физики и китайской философии, что после получения дворянского титула выбрал для герба символ Тай-Цзы. Эти люди изучали реальность чисто научными методами, но это привело к их изменению философских и духовных воззрений. Нильс Бор писал: «Мы можем найти параллель урокам атомной теории — в эпистемологических проблемах, с которыми уже сталкивались такие мыслители, как Лао-Цзы и Будда, пытаясь осмыслить нашу роль в грандиозном спектакле бытия — роль зрителей и участников одновременно».

— Почему же тогда мы до сих пор так мало говорим об этом? Ведь если физика и философия в самом деле так тесно взаимосвязаны, то это должно преподаваться уже начиная со школы. Но это не так.

— К сожалению, таких учёных, как Нильс Бор, Гейзенберг и Шредингер — единицы. Они были первооткрывателями, они стремились понять квантовую физику. А понимание чего-то нового — это всегда переворот в мировоззрении. Другие учёные не обладали такими гибкими умами. Они не стремились на самом деле понять законы квантовой физики, для них вполне достаточным было выучить эти законы и научиться их применять. Они научились оперировать новыми понятиями и концепциями, но не стали задумываться над тем, чтобы привести свою картину мира в соответствие с ними. Вдобавок, квантовая физика настолько парадоксальна и далека от повседневной логики, что те, кто не занимаются ею непосредственно, вообще имеют очень смутное представление о её концепциях. Даже физики, работающие в других областях, зачастую совсем не понимают глубинной сути квантовой механики. Потому-то хотя со времён Ньютона физика сделала гигантский прорыв вперёд, мышление большинства землян, использующих в своей работе и быту приборы, работа которых основана на законах именно квантовой физики, осталось по-прежнему на уровне классической ньютоновской физики. Принять новое мировоззрение гораздо сложнее, чем принять просто новую физическую теорию. Ведь не даром теория Эверетта о ветвящихся Вселенных, основанная именно на квантовой механике, долгое время не опровергалась, но и не признавалась большинством научного сообщества.

— Что же в этой квантовой механике такого уж мистического?

— Просто ты, как и большинство, не хочешь увидеть того, что в случае, если постулаты квантовой механики действительно распространить на все происходящие в мире процессы, то из этого следует, что любой наблюдатель меняет наблюдаемый объект уже самим фактом наблюдения. Ещё на заре новой физики Эйнштейн говорил: «Из квантовой механики следует, что мышь может изменить Вселенную, лишь взглянув на неё». Правда, сказано это было в качестве опровержения квантовой механики — даже такому гению, как Эйнштейн, казалось слишком невероятным, что один взгляд мыши способен изменить весь мир. Однако, время шло, выводы квантовой физики подтверждались всё новыми и новыми экспериментами. Но мировоззрение людей оставалось прежним — они предпочитали выдумывать всё новые интерпретации квантовой механики, чтобы объяснить её парадоксы, вместо того, чтобы признать, что противоречия не в квантовой механике, а в их представлениях о мире.

Катя задумалась, стараясь осмыслить услышанное.

— То есть, каждый раз, когда я смотрю на что-то, я фактически совершаю магическое действие?

— Да, хотя при обычных условиях этого изменения нельзя зафиксировать, оно слишком ничтожно. Чтобы изменение было достаточно значимым, нужно создать специальные режимы взаимодействия сознания и окружающей реальности. И большинство мистических практик направлено именно на создание таких особых состояний восприятия и сознания. Но, хотя это всё очень интересно, поговорить мы могли бы и в обычной реальности, а здесь лучше заняться именно чем-то, легко возможным здесь и весьма сложным в материальном мире. Очень хорошая практика – полетать. Развивает многие навыки достижения магических состояний восприятия.

— Но какой толк развивать навыки полёта в астрале? В реальности они всё равно не будут действовать, а по этому миру можно перемещаться, просто представив место назначения.

Дмитрий усмехнулся:

— Земляне постоянно пытаются искать простую и ощутимую пользу. Но они редко задумываются о том, что какой-то навык может не иметь непосредственной пользы, но зато является необходимой ступенькой для овладения другими навыками. Если бы твои учителя были мудрее, то ты могла быть гораздо более могущественным магом.

— Таким как ты? – спросила Катя.

— Может быть даже сильнее, — улыбнулся в ответ Дмитрий. – Но, к сожалению, твоё обучение было направлено на получение практических результатов, а не на твоё развитие. И в итоге результаты получились не настолько большими, какими могли бы быть, если бы твои учителя уделяли бы больше внимания «бесполезным» навыкам.

— И что же мне может дать изучение полётов в тонком мире?

— Это хорошая практика для развития и более глубокого понимания намерения. Физический мир очень инертен, там намерение и его результат далеко разнесены в том, что вы называете временем. Когда что-то происходит, это может быть результатом какого-то намерения, о котором ты уже и забыла. Но здесь, если намерение сформировано правильно, результат следует незамедлительно. И потому тонкие миры – хороший тренажёр для отработки навыков формирования намерения. И отслеживания цепочки действий, вызывающих его реализацию. Здесь она видна, поскольку «кольца» цепи Воплощений короткие и поэтому можно различить и увидеть их все сразу. Когда во время внетелесного путешествия или в осознанном сне ты усилием воли меняешь окружающую действительность, меняешь законы её функционирования, то получаешь бесценный опыт работы с намерением. Этот опыт пригодится тебе и в реальном мире, и вне него.

— Ну, хорошо, я попробую. Но все равно, это так непривычно…

Катя оттолкнулась ногами от земли. Подсознание привычно ожидало, что сила тяжести прижмёт тело обратно к поверхности, однако от ног к голове вдруг пробежала волна лёгкости – как будто кто-то просто выключил гравитацию. Всё тело наполнилось восторгом, захотелось лететь быстро-быстро, и не успела Катя подумать об этом, как полёт ускорился.

Девушка взмыла в небо, заложила крутой вираж и полетела вниз, параллельно пологому склону холма. Повернув голову назад, она увидела, что Дмитрий летит рядом.

Катя решила подняться выше, и тут же поток силы изменил направление её движения. Реализация намерения здесь и в самом деле осуществлялась быстрее, чем в физическом мире. Кроме того, здесь волевой посыл возникал буквально сразу вслед за мыслью. В материальном мире такое случалось лишь в редких случаях, и каждый раз сопровождалось ощущением свободы, похожим на то, которое в тонком мире присутствует постоянно.

Вдруг мир вокруг изменился – солнце спряталась за тучами, налетел холодный ветер, стало душно.

— Что-то происходит на корабле, — сказал Дмитрий. – В эмоциональном состоянии экипажа возросло напряжение. Я думаю, нам следует вернуться.

— Хорошо, — ответила Катя.

Она закрыла глаза и представила себя на корабле, в своём реальном теле. Стоило ей вспомнить привычные физические ощущения, как состояние парения начало пропадать. После волшебного ощущения свободы реальное тело показалось свинцовым, налитым тяжестью. Впрочем, это продолжалось лишь мгновение. После чего по нему разлилась сила – но не та лёгкая энергия тонкого мира, а ощущение физического довольства сродни тому, которую чувствуешь после глубокого и долгого сна.

Катя потянулась, встала из кресла, в котором оставалось её тело, пока дух путешествовал по тонкому миру. Дмитрий уже очнулся раньше и теперь говорил с Трофимовым.

— Что случилось? – спросил знахарь. – Я почувствовал сильное волнение.

— На Голконде ЧП — разрушена часть базы, пострадало несколько человек.

— Что именно произошло? – спросила Катя.

— Пока неизвестно – персонал базы сейчас работает в режиме аврала и поэтому сообщил о происшествии в самых общих чертах и передал данные телеметрии, которые сейчас расшифровывают. Причем, судя по тому, что использован был резервный передатчик, основной или его антенна вышли из строя. Так что если бы не установленный в окрестностях именно данной системы ретранслятор, то мы бы их и не услышали. А тебе, Дмитрий, предстоит там поработать по специальности — судя по сообщению, на базе есть пострадавшие, вылечить которых нашими средствами не удается. Я дал сигнал общего сбора, так что приходите в кают-компанию. Там Валентин Григорьевич подробнее расскажет содержание полученного с базы сообщения.

В кают-компании собрались все свободные от вахт члены экспедиции. Гарчев дождался, пока Дмитрий, Трофимов и Катя усядутся и начал.

— Меньше часа назад, едва «Пересвет» вышел из прыжка, с планеты поступило сообщение о чрезвычайном происшествии. Из сообщения детали произошедшего не ясны, но, насколько я понял, руководитель базы считает, что происшествие как-то связано экспериментом, который проводился командированными на базу сотрудниками отдела FIB. Эксперимент представлял собой попытку увеличения паранормальных способностей человека посредством воспроизведения техническими средствами психофизических процессов, возникающих при проведении одного из местных ритуалов. Что-то пошло не так, и фиксируемое аппаратурой состояние оператора — добровольца из числа сотрудников FIB — сначала по всем показателям изменилось так, словно он ни с того, ни с сего стремительно вошел в состояние посттравматического стрессового расстройства, сопровождаемого гипервозбуждением, в результате которого оператор сломал часть приборов и причинил себе ряд автотравм, которое затем столь же стремительно сменилось ступором, перешедшим в каталепсию. У двоих же его коллег, наблюдавших за ходом эксперимента, внезапно проявились симптомы психотического сумеречного состояния с последующей локальной амнезией относительно произошедшего в период их пребывания в этом состоянии. Синхронно с этим в лаборатории, к счастью, предусмотрительно экранированной силовыми и микро-лептон-торсионными полями высокой напряженности, возникли мощные аномальные изменения параметров самых разных физических полей, сопровождавшиеся выбросами эенргии, приведшими к возгораниям и деформации ряда предметов и части оборудования. После того, как все прекратилось и сотрудники базы смогли разблокировать доступ в лабораторию, их врач так и не смог поставить пострадавшим однозначный диагноз. Симптоматика, характерная для описанных форм психофизиологических расстройств, налицо, но вот причины, их вызвавшие, совершенно не понятны. Равно как и то, как устранить последствия перенесенных этими людьми состояний. Потому что, не смотря на матричное магниторезонансное программирование мозга и полномасштабное вирт-моделирование психики в соответствии с их исходными нейронными картами и глубинными психопрофилями, пострадавшие по-прежнему находятся в бессознательном состоянии.

— А есть ли какие-то более подробные данные относительно того, что же за эксперимент они все-таки проводили? – спросил Дмитрий.

— На данный момент мне известно только то, что я рассказал. Впрочем, можно послать запрос на базу.

— Не стоит. У них сейчас и без того хлопот полно. Спущусь на планету, тогда и узнаю.

— Что касается спуска – на базу отправятся минимальное количество людей. Там сейчас может быть опасно. Отправятся только усиленная группа физической защиты, Ашот Томасович, Трофимов, Егорова, как представитель FIB и Дмитрий. Поскольку очень похоже на то, что произошедшее явно имеет, хм, условно говоря, магическую природу. Возражения, дополнения есть? Нет? Ну и хорошо, — сказал Гарчев. – Готовьтесь к спуску, скоро мы подойдём к планете достаточно близко.

Флаер опустился на планету, прикрываемый не только камуфляжными полями, но и искусственно вызванной в районе месторасположения базы грозой – на этом настоял Гарчев, хотя это и было связано с существенными затратами энергии и перемещением «Пересвета» на предельно низкую орбиту.

Впрочем, все члены планетарной десантной группы, включая Дмитрия, прекрасно понимали, что такая предосторожность не будет излишней – того, что они узнали о планете, было достаточно, чтобы понять мощь возможностей ее жителей. И пусть их техническое развитие находилось на уровне земных Средних Веков, зато магический потенциал был огромен и изучен все еще весьма приблизительно. На этой планете земляне столкнулись с негуманоидной цивилизацией, все жители которой были эмпатами и телепатами, но с жестким запретом на чтение мыслей, если другой против. Сам факт этого удалось установить путем сложнейших и длительных аппаратурных наблюдений, во время которых аборигены дважды едва не обнаруживали земные устройства слежения, которые приходилось дистанционно уничтожать. Данный мир был словно воплощением образов писателей в жанре фэнтези 20-го и 21-го веков – здесь возникла и успешно развивалась цивилизация, использующая чисто магические и биологические методы воздействия на мир. Эдакая фэнтезийная планета — животные, включая драконов, как транспорт вместо самолетов, телепортация, которой, правда, обладают не все, а лишь имеющие достаточную для этого внутреннюю силу. И совершенно потрясающая в основе своей коллективная магия. Основанная на добровольном сотрудничестве. Ознакомившись с результатами исследований базы, один из аналитиков экспедиции даже нашел в древнем фантастическом рассказе 20-го века под названием «Эликсир силы»1 описание почти полного аналога тому, как, судя по собранным данным, творят свою магию местные. В библиотеке ГИМПа был и раздел «Фантастика и фэнтези», поскольку на Земле специалисты КЭДРа решили, что фантасты 20-го, 21-го и 22-го веков могли в своем воображении придумать многое, с чем человечество могло столкнуться в дальнем космосе на самом деле — и вот этому нашлось самое неожиданное и грозное подтверждение. Потому даже при высадке в совсем незаселённом районе планеты земляне вынуждены были на всякий случай прибегать к столь изощрённой маскировке. База землян на Голконде, чтобы местные колдуны ее не нашли, была максимально защищена разного рода силовыми полями и системами голографического камуфлирования. И ее сотрудники в основном занимались тем, что скрытно изучали магию этой планеты, фиксируя физические процессы, которые сопровождали разного рода магические действия и пытаясь воспроизвести их техническими способами. И вот во время одного из таких экспериментов произошла катастрофа.

В районе расположения базы было холодно. Это место и выбрали потому, что имеющие возможность жить в более благодатном климате жители планеты пока еще не испытывали нужды заселять данную территорию. Впрочем, Дмитрий предполагал, судя по излучаемому ноосферой этой планеты потоку сил, что магической мощи местной цивилизации вполне могло хватить на то, чтобы сделать вполне комфортными для жизни даже и эти земли. И пока аборигены просто не видели в этом нужды — зачем давить на планету, меняя её под себя, если и так достаточно удобных для существования мест? Дмитрий в который раз подумал, что подобное мировоззрение лично ему куда ближе, чем экспансивные взгляды землян.

Флаер влетел в шлюз транспортного ангара, крышка которого, закамуфлированная росшими прямо на ней зарослями кустарника, открылась прямо между поросшими густым и высоким кустарником тёмно-серого цвета тремя крутыми холмами.

Даже сюда, в ангар, сквозь щель начавшей опускаться бронеплиты входного створа задувал холодный ветер и поэтому, вылезая из катера, все накинули мягкие шлем-капюшоны десантных комбинезонов. Гостей уже ждали — к ним подошел стоявший у дальней стены человёк.

— Вы, наверное, Дмитрий? – спросил он, начав рукопожатия с вычисленного им, скорее всего, по переданному с борта описанию, знахаря. – Я — Семён Карпенко, врач базы. В полученных нами сообщениях ваши целительские способности оценены очень высоко и потому я надеюсь, что вы сможете помочь нашим людям.

После этого он поздоровался с остальными прибывшими и, шагнув к внутренним воротам ангара, произнес:

— Пойдёмте, я проведу вас на базу.

Войдя во внутренние помещения земного форпоста на Голконде, прибывшие разошлись по местам, заранее определенным еще во время инструктажа на «Пересвете». Трофимов с группой физзащиты направился прямиком в отсек здешних прогрессоров – выяснять наличие возможно не передававшихся по разным причинам в отчетах нюансы наблюдений за здешними аборигенами, а Дмитрий и Екатерина пошли с местным эскулапом в медицинский отсек.

– Семен, расскажите нам подробнее, что тут у вас произошло, – попросила Егорова. – Какие-нибудь нюансы проводившегося эксперимента и вообще, в целом…

— Ну, из отчета вы, конечно, уже знаете, что исследователи из FIB пытались найти способ усиления магических способностей человека.

— Знаем. А вот каким образом они хотели это сделать, что за методы использовали?

— Ну, мы здесь долгое время изучали, чаще дистанционно, конечно, магию местных жителей. Пытались разобраться в физических процессах, происходящих при проведении аборигенами их шаманских ритуалов и создать какие-то устройства, которые могли бы позволить создавать подобные воздействия с помощью либо чистой техники, либо через гибридные человеко-машинные комплексы. Для чего сотрудники FIB искали способы научиться входить в состояния сознания, подобные тем, которые используют местные маги, чтобы потом усиливать их с помощью аппаратуры. Последний эксперимент был основан на местном ритуале посвящения ученика в полноправного мага. Этот обряд — не просто элемент традиции, а оказывает вполне определённые воздействия на психику и энергетику участников. Причем, похоже, что во время его проведения они подключаются к энергетике если и не планеты в целом, то как минимум, значительного участка прилегающей к месту проведения ритуала местности. Кстати, места проведения всех местных ритуалов выбираются совсем не случайным образом. Впрочем, для вас это, полагаю, очевидно. В процессе же именно этого ритуала, как предположили FIB-овцы, происходит сонастройка энергетической системы ученика с каким-то из местных источников энергии, неким узлом, соединяющим в себе определенные магические силы. Вот они и пытались разобраться в сути этого процесса, раскрыть его механизм и выяснить, что же эти источники из себя представляют. Нашим прогрессорам с помощью высотных беспилотных разведывательных аппаратов и спутникового наблюдения удалось выяснить место, где одно из племен проводило обряды инициации высокого уровня. Там на приличном расстоянии от собственно ритуального круга была скрытно установлена и тщательно защищена — чтобы местные не почуяли — фиксирующая аппаратура, включая дистанционные сканеры биофизических и МЛТ2-полей. После чего в течение нескольких месяцев пришлось ждать момента, когда один из учеников магической группы этого племени дорастет до инициации соответствующего уровня. Когда ритуал был проведён, исследователи тщательнейшим образом проанализировали всё, что удалось зафиксировать. Правда, к пониманию механизма процесса они так и не приблизились. Тут то и возникла мысль – а что, если в точности воспроизвести все записанные параметры физических полей и посмотреть, как они повлияют на оператора-человека и с какими из структур местной ноо- и геосферы он окажется в контакте? Идея пришла по аналогии с биорезонансной терапией. Если измерить характеристики физических полей, характерных для какого-либо состояния организма, и потом излучением с теми же параметрами воздействовать на этот же или другой биологический объект, то он будет стремиться принять то состояние, которому соответствуют воздействующие поля.

— Но это же безумие! – воскликнула Катя. – Одни сплошные домыслы! У аборигенов энергетические структуры явно отличаются от земных — они ведь даже не гуманоиды! Нельзя было проводить эксперимент на людях без предварительного детального изучения всех тонкостей этого феномена!

— Дело в том, что феномен был предварительно изучен, – ответил Карпенко. – Были произведены многочисленные эксперименты на лабораторных животных, и культурах человеческих клеток.

— И каковы были результаты этих опытов? – поинтересовался Дмитрий.

— Очень обнадёживающими. У всех животных наблюдалось усиление жизненных функций, общее оздоровление и омоложение организма. Мы подвергали этой искусственной инициации крыс и кроликов, заражённых серьёзными болезнями, при которых смертность приближается к ста процентам. Однако после эксперимента наступало полное излечение в семи случаях из десяти, в остальных случаях животные всё-таки умирали, но гораздо позже и менее мучительно, чем животные из контрольной группы. Но это ещё не самое удивительное. Подопытные кошки начинали демонстрировать явные способности к «целительству» – их присутствие оказывало благоприятное воздействие на биологические объекты, включая людей. А одна из обезьян в стрессовых ситуациях начинала использовать телекинез! Правда, это был, по-видимому, особо талантливый экземпляр, потому что у остальных обезьян этой способности обнаружить не удалось. Хотя те или иные положительные изменения проявились абсолютно у всех подопытных животных. Но особые успехи были получены в экспериментах на крысах – у них после воздействия резко обострялась интуиция, они начинали точно предчувствовать опасность даже в тех случаях, где им никак не могли бы помочь ни органы чувств, ни прошлый опыт – это определённо было сверхчувственным восприятием. Кроме того, в паре популяций наблюдалось прямое магическое оперирование – они открывали электронные замки лабиринтов и даже дистанционно повреждали следящую за ними аппаратуру! И более того, научились и стали воздействовать на психику ставящих эксперименты биологов! Те, естественно, от этого обалдели, после чего стали возиться с этими популяциями уже более плотно. И установили, что подобного рода аномалии начинали проявляться только если подвергшихся воздействию крыс собиралось больше некоего критического числа в 10-12 особей примерно поровну обеих полов на расстоянии не более полутора метров друг от друга. Далее по мере добавления новых крыс — при соблюдении сохранения примерного паритета по половому признаку — наблюдался экспоненциальный рост силы воздействий, оказываемых этой группой как на не живые, так и на живые объекты! А после того, как одна такая группа крыс просто заставила потерять сознание проводившего эксперимент биолога, отключила управляющий экспериментом комп и не выскользнула на свободу лишь потому, что не смогли своим мысленным усилием открыть чисто механический замок внешнего выхода из лабиринта, биологи решили от греха всех этих особей расселить подальше. Клетки с ними раздали по другим отделам. Похожий эффект, только в смысле нарастания устойчивости к внешним воздействиям, включая нагревание, радиационное облучение, помещение в сильное быстропеременное магнитное поле, заражения возбудителями разных болезней и прямое химическое поражение, наблюдался и у подвергшихся воздействию местных ритуалов клеток разных человеческих тканей. Достаточно большая совокупность которых после попадания в моделирующее процесс инициации сочетание физических полей становилась более жизнеспособной — и чем колония клеток была больше, тем она была устойчивее к поражающим факторам внешней среды. Словно данное воздействие порождало синергетические эффекты и создавало предпосылки для развития своего рода локальных коллективных разумов – возможно, получающих свойства, позволяющие им эффективно подключаться к ресурсам местной ноосферы. И только после этих опытов с культурами человеческих тканей было решено провести эксперимент на людях. Естественно, это было согласовано с Землёй.

— И что же во время эксперимента пошло не так? – спросил Дмитрий.

— Сначала всё было как обычно. Изменения в теле Антона (так зовут основного оператора) были такими же, как и в экспериментах на животных — незначительное увеличение пульса, замедление дыхания, увеличение интенсивности тета- и дельта-ритмов мозга при сохранении интенсивности альфа- и бета, синхронизация работы полушарий. В общем, режим сродни глубокому трансу. В принципе, обычное начало для перехода в режимы тех или иных ИСС3.

А потом, когда установка создала вокруг него конфигурацию полей, характерную для более глубокой стадии инициации, Антон вдруг забился в конвульсиях, сердцебиение подскочило до ста пятидесяти ударов в минуту, деятельность лёгких была фактически парализована. С нервной системой вообще началось что-то невообразимое. Такой энцефалограммы и ЯМР-томограммы, а также МЛТ-спектра я никогда у человека не видел и даже не предполагал, что такое возможно. Впрочем, я не могу точно сказать, можно ли верить этим показаниям приборов. Похоже, в тот момент все физические поля в лаборатории просто взбесились. Предметы начали деформироваться, приборы возгорелись, а защитные экраны вдоль стен вышли в закритический режим. Хорошо хоть аварийная автоматика сразу обесточила лабораторию и подала максимум энергии на ее внешний защитный контур. На базе уже много месяцев время от времени происходят странные энергетические аномалии и сбои в работе приборов, но настолько быстро и интенсивно подобные процессы не шли еще никогда. Двое сотрудников FIB, которые наблюдали за экспериментом, вдруг буквально рухнули на пол и их свела судорога. Но, в отличие от Антона, который, хотя и бился в конвульсиях, но уже ничего не соображал, они сохраняли ясность сознания и понимали, что с ними происходит что-то страшное. В лаборатории начался пожар – хорошо хоть система аварийного пожаротушения работает не на электричестве, а просто плавкие предохранители от температуры разрушаются и в помещение начинает поступать сжатый азот. У меня в медотсеке тревога завыла, по всей базе сигнал оповещения ревет. Я рванул в лабораторию FIB-овцев, а она заблокирована! Ну, я ручным приводом дверь начал открывать снаружи, благо аппаратура не зафиксировала ни радиационной, ни химико-биологической угрозы, а то и кремальеру бы заблокировала. Да и после того, как экспериментаторы отрубились, вся эта свистопляска полей в лаборатории прекратилась. Тут еще ребята из ближайших отсеков подбежали, и дело быстрее пошло. Когда дверь открылась – вид у лаборатории был, как после взрыва. Ну, когда первый шок от увиденного прошел, я рванул к Антону и его коллегам, а остальные бросились тушить те очаги возгораний, которые снова возникли в ряде мест после того, как ушел азот. Хорошо помню, как приложил к груди каждого индивидуальные медбоксы, которые, проводя экспресс-диагностику, начали инъекции. В это время прибыли автоматические медтележки, мы FIB-овцев на них погрузили и повезли ко мне в медсанчасть на углубленную диагностику. Вот они там до сих пор и лежат. А отчеты мои с описанием результатов глубокого ментосканирования и анализа резервной копии записей аппаратуры лаборатории, вы, наверное, уже читали. Слава Богу, что в лабораториях повышенной опасности при экспериментах автоматически в режиме он-лайн ведется трансляция всего информпотока с задействованных при проведении экспериментов приборов на дублирующие носители, расположенные в другом помещении. На случай возникновения таких вот непредвиденных ситуаций. Ну, вот мы и пришли.

Карпенко провёл Дмитрия и Катю в средних размеров помещение, в дальней стене которого была еще одна – прозрачная — дверь, за которой находился небольшой бокс. А в боковой стене была дверь с надписью «Операционная».

— Здесь тоже, я смотрю, словно стадо носорогов прошло, – произнес Дмитрий, глядя на хаотично расставленные приборы и тянущиеся вдоль стен силовые кабели.

— Да, — ответил Карпенко. – Антон, тот, не смотря на все мои усилия, так и не вышел из комы, а вот двое его коллег, едва придя в себя, вдруг опять вызвали локальные возмущения полей – на сей раз уже у меня в медотсеке – словно они какой-то остаточный заряд с себя сбросили. Правда, на сей раз воздействие было гораздо более кратковременное и менее разрушительное. После чего эти двое пришли в себя, но ничего из произошедшего не помнят. И похоже, никогда не вспомнят – у них в части нейронных кластеров вся информация стерта – чтобы такое с помощью всех современных медицинских технологий сделать, надо сутки возиться, чтобы аппаратуру так избирательно настроить и другие участки мозга не зацепить. А тут за считанные часы все как корова языком слизнула. Видимо, то состояние, которого они пытались достигнуть, настолько необычно для человеческой психики, и вызывает столь сильные локальные возбуждения определенных мозговых структур, что под их воздействием вся информация из этих участков нейронной сети просто стирается.

Слушая Семёна, Дмитрий сосредотачивался, входя в привычное для него состояние принятия, предваряющее перевоплощение в чужую Сущность. Ему уже было очевидно, что без проникновения в очень глубинные слои Сущности попавших под воздействие людей и последующего сравнения ее со строением здешней ноосферы решить проблему не удастся. И начинать надо было с Антона – он сразу выделил его среди троих пострадавших по тому, что патологии в энергосистемах его тела были выражены намного ярче, чем у его коллег.

— Похоже, происшедшее взбудоражило всю базу, и весьма сильно, — сказала Екатерина. – Нервное напряжение ощущается очень отчётливо.

— Абсолютно верно, — сказал Карпенко. – Вчера вечером несколько человек приходили ко мне за снотворным, сегодня за завтраком многие жаловались на кошмары во сне. Хотя раньше никто особо нервным не был – всё-таки отбор в экспедиции довольно жёсткий.

— А что именно снилось людям ночью? – спросил Дмитрий.

— Ну, ментоскопировать всех я не стал – не посчитал возможным, а запомнить ничего из этих снов никому не удалось. Кроме Алика – нашего инженера по системам биозащиты – он рассказывал что-то про каких-то дикарей. Вроде как его поймали не то индейцы, не то ещё кто-то, привязали к двум лошадям — за руки и за ноги – и погнали лошадей в разные стороны. Он говорил, что прямо чувствовал, как его разрывает на части. Ну и у меня самого – себя то я мог ментоскопировать безо всяких проблем – тоже было нечто связанное с раздвоенностью личности. Вроде бы как стою я посреди поля, а с противоположных сторон надвигаются две армии. И я ясно понимаю, что должен в этой битве участвовать, но абсолютно не представляю, за какую из этих армий. Что потом было – как в тумане, но, кажется, меня всё-таки зарубили.

— Прослеживаются общие мотивы, вам так не кажется? – спросил Дмитрий. – И в том, и в другом сне человек оказывается между двух противоположных сил, и в обоих случаях это заканчивается плачевно.

 — Да, в самом деле… – сказал Карпенко. – Похоже, подсознание пытается выразить то, что с нами происходит, посредством знакомых образов. Вот только не пойму, как это расшифровать. И кроме того, раздвоенность и ситуация выбора – это не такая уж и редкость в психических состояниях, так почему же они вызывают такую озабоченность здесь, в этом случае? Нет, тут явно еще что-то присутствует.

— Верно. Дело не только в озабоченности, — сказал Дмитрий, продолжая диагностировать Антона и настраиваться. – Здесь на всей территории базы и в ее окрестностях, насколько хватает моей чувствительности, до сих пор в полевой структуре возмущения и блуждающие сгустки энергии. Которые и дают наводки на психику персонала базы. Хорошо еще, что не сильные, да и люди подбираются в состав персонала базы психические устойчивые, и поэтому это вылилось только в повышенный невротический фон. Но я ощущаю, что концентрация энергии здесь непрерывно нарастает и, к тому же, что-то изменяется в структуре глубинных уровней Реальности. Но что конкретно, я пока не понимаю. И пока могу лишь предположить, что в результате проведения местного ритуала инициации, который ваши исследователи попытались воспроизвести в своем эксперименте, энергосистемы здешних разумных жителей вступают в резонанс с определёнными слоями или, говоря иначе, системными уровнями ноосферы планеты. Для местных жителей это не имеет побочных эффектов – они и так имеют тесную связь с энергоинформационным полем планеты и инициация нужна лишь для того, чтобы сделать этот контакт более осознанным и контролируемым. Земные животные при моделировании подобного рода «подключения» не испытывали побочных эффектов, поскольку слабое развитие абстрактного мышления не позволяло им достичь достаточно сильного резонанса со сложными структурами глубинных слоев здешней ноосферы. Но вот что касается людей – они вполне способны настроиться на высшие уровни здешней ноосферы. Но информационная структура людей, похоже, оказалась ей чужда. И она отторгла тех, кто непрошено в нее вторгся. Скорее всего, у людей есть какие-то свойства, которые абсолютно антагонистичны неким базовым принципам устройства здешнего социума. А может и глубже – чужды энергетике самой планеты.

Катя кивнула:

— Когда два чуждых ментальных модели пересеклись в мозгу Антона, это вызвало противоречие в базовых, архетипических структурах его личности и начало ломать его психику. Возникла фрустрация и мозговая активность хаотизировалась. На физическом уровне это проявилось в конвульсиях, спазмах мышц и нарушении сердечной деятельности. Видимо, процесс был столь быстрым, что настроенные в резонанс с ним коллеги-наблюдатели не успели отстроиться и их тоже зацепило, но уже ослабленной, вторичной волной искажений. Вот уж действительно, грубо говоря, «горе от ума» — психика и энергетика сотрудников FIB в результате многолетних практик стали достаточно гибкими и открытыми, чтобы воспринять даже столь чуждую образно-эмоциональную конструкцию, каковой, судя по всему, является для человеческого разума структура здешней ноосферы. Впрочем, своего рода «микроинициации» подвергся весь персонал базы. И теперь ваша психика пытается выдавить из себя привнесенные в нее осколки чуждых ментальных паттернов. Грубо говоря, выдавливает из себя невольно подсаженные в нее «сорняки» элементов инопланетного разума. Но если содержащиеся в здешнем коллективном сверхсознании структуры обработки информации столь чужды для нашей, человеческой психики, то верно и обратное. А значит, что-то, содержащееся в, если угодно, самом глубинном «ядре» нашей земной сущности, вступает в противоречие и даже конфликт с основами здешнего мироустройства. По-крайней мере, в той их части, которая необходима для прямого резонансного воздействия разума на событийные и природные процессы. И поэтому ноосфера планеты может воспринимать погружение в нее человеческой сущности как угрозу самой своей целостности. И какая то ее часть начинает действовать аналогично антивирусной программе, когда та обнаруживает полиморфный вирус, грозящий разрушить ядро операционной системы.

Потому в подсознание сотрудников базы и возникают образы того, что они оказались между двух враждебных сил, или что две разные силы разрывают их на части.

— Вы сможете вылечить это? – спросил Карпенко у Дмитрия.

— Думаю, что смогу. Для этого мне придется сначала ознакомиться с теми записями исходных нейронных карт и глубинных психопрофилей, которые делаются, насколько мне известно, каждому сотруднику планетарных баз и кораблей дальнего радиуса действия КИК, потом просмотреть все материалы, собранные про здешних аборигенов и их магию, после чего надо будет самому погрузиться в здешнюю ноосферу. Лучше всего где-нибудь подальше от территории базы – и чтобы обеспечить погружение в аутентичную, не замутненную здешними искажениями структуру здешнего планетарного сверхсознания, и чтобы, если вдруг и меня начнет «выкидывать», не вызвать здесь очередной волны разрушений. Ну а уже после этого я смогу попытаться понять, какие структуры исходных Сущностей пострадавших подверглись искажениям и каким. Ну а если повезет и мне удастся понять природу вызвавших эти искажения воздействий, то шансы на излечение станут очень высокими. Кроме того, все эти исследования заодно позволят мне, надеюсь, получить некоторое представление и о том, что же такое в людях есть особенное, на что местный Сверхразум отреагировал столь бурно. Для чего, собственно говоря, меня и пригласили в экспедицию.

Врач отвел Дмитрия и Катерину в свой кабинет и снабдил необходимыми материалами. Знахарь изучал нейронные карты, психопрофили и результаты множества психологических тестов, радуясь тому, что за время полета уже освоил медицинскую терминологию и средства отображения землян достаточно хорошо для того, чтобы научиться соотносить их со своими представлениями о нарушениях в организме. Обсуждая материалы с Катей, он пытался понять, есть ли во всех пострадавших нечто общее, сделавшее именно их уязвимыми для поражения. По всему выходило, что все заболевшие обладали весьма яркой индивидуальностью. Волевые, целеустремленные, активные, смелые, решительные… У них были разные типы характеров, разные темпераменты, но в общем-то каждого из них можно было назвать хорошим, естественно, по земным меркам, человеком. Это и понятно, ведь отбор в экспедиции проводится по определенным параметрам и учитывал, насколько это было возможно, особенности тех планет, куда предполагалось отправлять того или иного специалиста. Относительно Антона было очевидно, что у него была явная склонность к лидерству при одновременном умении работать в команде… Редкое сочетание. И тем не менее это не спасло его от защитного воздействия здешней ноосферы.

Люди вообще были весьма противоречивыми существами. Дмитрий, изучая земную жизнь, не раз удивлялся тому, что закоренелый преступник может быть очень сентиментальным, а любящий отец семейства – серийным убийцей-маньяком. И он понял, что поступками людей во многом руководят мотивы и воспоминания, скрытые в глубинах их подсознания. В самые глубинные слои которого они проникать так и не научились, не смотря на всю созданные земной наукой технологии ментоскопии, эмоционального сканирования и психо-резонансного тестирования.

Просмотрев все данные и составив определенное мнение о характерах и индивидуальности всех подвергшихся поражению, Дмитрий устало потер виски и выключил голографический монитор.

– Что теперь? – спросила Катя.

– Теперь… Сначала к прогрессорам — посмотрим, что им удалось наработать по аборигенам. Потом попробую подсоединиться к местной ноосфере. Надеюсь, после этого многое станет ясным. Ну а уже потом проведу Слияние с Сущностью Антона.

– Нет, не понимаю, почему это случилось? Ну нормальные же люди, почему же местная ноосфера их отвергла, да еще так резко?! Чем они не устроили здешний коллективный разум?!

– А ты думаешь, их отвергли, потому что именно они не устроили?

– Ну а как иначе?

–Может, они не плохи, может, они просто другие. И местные эгрегоры отторгли в их лице вообще всех землян?

– И меня здешняя планетарная Сверхсущность тоже отвергнет?

– Не знаю. А ты хочешь попробовать?

– Ну… Да. Я хотела бы поехать с тобой. Ты же сможешь при погружении и меня «затянуть»?

– Это может быть опасным. Ты же видишь, что случилось с непрошенными гостями, – Дмитрий кивнул в сторону медицинского отсека.

– Но это может быть продолжением эксперимента. К тому же в этот раз все будет по-другому. Я буду с тобой. И не будет усиления аппаратурой. И вообще, это может быть полезным!..

Дмитрий улыбнулся, подумав, что еще у людей есть огромная тяга к авантюризму.

– В таком случае тебе, Катя, необходимо вначале потренироваться. Нужно усилить ток энергии и научиться лучше очищать свой разум. Давай так — ты повспоминай пока все наши совместные занятия, а я схожу к прогрессорам. Вернусь и обсудим все еще раз.

Покинув девушку, через пять минут Дмитрий уже слушал рассказ Трофимова.

– Аборигены почти не развиты в техническом смысле, – начал тот, уже успевший ознакомиться с результатами проводившихся на базе полевых исследований. – Механизмы они используют самые примитивные. Технологии тоже. Но у них довольно развито то, что можно назвать магией. Думаю, тебя больше всего заинтересует именно этот раздел. Я тут подобрал кое-что, на мой взгляд, самое показательное. Вот смотри.

Александр вывел на виом серию сделанных прогрессорами видеозаписей, сопровождаемых данными измерительных приборов. Дмитрию действительно было интересно, тем более, что магия у местных жителей несколько отличалась то той, которой пользовались на его планете. Здесь она была в основном коллективной. Среди ритуалов попадалось много довольно интересных. Например, для управления погодой или ускорения роста посевов. Собиралось от десяти и более местных и совершался обряд.

В целительстве тоже присутствовали в основном коллективные практики. Несколько аборигенов согласованно работали вместе. И насколько мог понять Дмитрий, работали они зачастую совместно с пациентом, направляя на излечение его собственную энергию, точно фокусируя ее на нужных местах организма. И лишь в самых тяжелых случаях подкрепляя больного своими силами. Но болезней как таковых зафиксировано ни разу не было, а все увиденное относилось к травмам, которые местные лекари излечивали весьма быстро.

Просмотрев множество записей, Дмитрий сделал вывод, что индивидуальная магическая сила каждого аборигена была не очень то и значительной, но, собираясь вместе, они могли творить волшебство весьма сильное и разнообразное. И поэтому столь любимая землянами техника, насколько он смог оценить, здешним негуманоидам была совсем не нужна. По крайней мере пока они вполне справлялись со всеми своими проблемами с помощью своей магии.

– Александр, – обратился к Трофимову Дмитрий, – кое-что я, кажется, понял и теперь хочу это проверить. Для чего мне надо отлететь куда-нибудь подальше от базы и провести погружение в здешнюю ноосферу… Организуешь?

– Смотри, – Трофимов вывел на виом спутниковую карту окружающей базу местности в радиусе 150 километров. – Выбирай место, я доставлю тебя туда, а потом заберу.

– Думаю, вот это плоскогорье подойдет. И от базы далеко и от ближайших населенных пунктов аборигенов. Я полечу с Катериной. Она хочет погружаться со мной.

– А это не опасно?

– Думаю, нет. Погружение в том режиме, который собираюсь использовать я, происходит постепенно, идет сонастройка… Вначале я тоже подумал про опасность повторения случившееся во время эксперимента, но все же думаю, повториться смогу этого избежать. А Катерину я в случае чего просто отключу от канала и заблокирую ее психосферу, изолировав ее от влияния местного коллективного разума.

– Думаешь, сможешь?

– Мы настроимся и войдем в определенное состояние, после чего начнем очень медленно его углублять и изменять. Переходя от слоя к слою глубинных слоев местной ноосферы крайне плавно и осторожно. Во время эксперимента же скорей всего произошло «соскальзывание», почти мгновенное погружение человека на весьма значительную глубину здешнего коллективного разума. Да, он специалист, но он не был готов к тому, что ему открылось, от чего и испытал шок. Хотя здесь все не так просто и еще предстоит разобраться, что же оказало на него столь сильное психотравмирующее воздействие.

— Ладно, — сказал Александр, поднимаясь из кресла. – Я в ангар. А ты иди за нашей амазонкой, если уж ей так неймется найти приключения на ее очаровательный зад.

Трофимов пошел подготавливать флаер, а Дмитрий отправился к Катерине.

Нашел он ее не там, где они расстались, а в выделенной ей каюте. Еще подходя к которой, он ощутил, что девушка выполняла одно из его упражнений, настраивая свою психику на состояние «принятия» и «позволения». Постучав и войдя, Дмитрий прямо с порога решительно заявил, что большего сейчас ей достичь уже не удастся. Но если она по-прежнему готова рискнуть, то он готов взять ее с собой. После чего девушка вскочила, чмокнула его в щеку и стала доставать из шкафа полетный комбинезон. Дмитрий, потерев щеку, вышел и направился к себе, чтобы тоже переодеться.

 

В ангаре их уже ждал Александр, успевший согласовать полет с начальством, ввести все координаты и запросить сводку у метеослужбы.

– Ну, загружайтесь! На верху еще метель, но нам это не страшно, поднимемся повыше и включим камуфляж. Готовы? Поехали!

Трофимов закрыл кабину и дал сигнал техникам. Бронированная плита входа поползла в сторону. Через пять минут флаер вылетел из ангара и взял нужный курс.

– Красиво как, – сказала Катя, когда они поднялись над облаками. Здесь на пронзительно синим небе ярко светило местное солнце и искрились ледники на пробивавших облачный ковер вершинах гор.

Прилетев на место, решили, что Александр отлетит километров на десять, оставив их одних. На случай, чтобы приборы флаера не повредило, если все-таки произойдет нечто похожее на то, что случилось на базе.

– Как закончим, мы дадим сигнал, что можешь нас забирать.

— А если не дадите? Давайте так – если через три часа от Вас сигнала нет, то я включаю режим защиты и лечу вас эвакуировать. Хватит вам трех часов?

— Должно хватить, если все пойдет нормально. Ну а если не пойдет, то не знаю.

– Не нравится мне это, если честно. Здешняя ноосфера мозги нашим выжигает…

– Ну, не совсем уж так прямо и выжгла, – ответила Катерина.

– Вот именно, что не совсем. А вдруг у вас что-нибудь случиться?! Вдруг вы не сможете подать сигнал?!

– Саш, ничего с нами не случиться, – улыбнулась Катя, – Дмитрий же мастер.

– Мастер. Мастер. А вдруг?! Ну а вдруг передатчик из строя выйдет?!

– Передатчик умрет, сигнальная ракета в стволе застрянет, и даже костер мы развести не сможем, – усмехнулась Катя.

– Умные все, – буркнул Трофимов. – А мне за вас переживай… Короче, раз в три часа я буду делать облет. И постоянно буду следить за показаниями датчиков на ваших комбинезонах. И если что пойдет не так!.. Флаер же вашим тонким мирам не помешает?

– Не помешает, – улыбнулся Дмитрий, которого тронуло волнение друга. – Ты только напрасно себя не изводи, все будет нормально, этот мир, в общем-то, не так уж и сильно отличается от тех, которые мы уже посетили, а там ведь все мои погружения в местные ноосферы проходили нормально.

– Ага, нормально, только там никому, а уж тем более подготовленным FIB-овцам мозги не «пробивало», – ворчал Трофимов, забираясь во флаер. Несмотря на общение с Дмитрием, он все равно не доверял неизведанному. А ноосфера была для него пока именно «терра инкогнита». Да даже и не «терра», а не пойми что и сбоку бантик!

– Ну давай садись или ложись, как тебе будет удобней, – сказал Дмитрий Кате, когда флаер скрылся за ближайшей горой. Сам он уже сидел со скрещенными ногами, прислонив прямую спину к скале. Девушка села рядом, и они начали совместную настройку на погружение.

— Хорошо, — сказал знахарь, когда Катя вошла в нужное состояние. – Теперь расслабься и не сопротивляйся — дальше я тебя поведу.

Дмитрий ощутил, как разум девушки распахнулся, и послал ей серию образов, являющихся своего рода путеводными знаками на пути в глубинные слои местного Сверхразума. Теперь девушка имела ориентиры, «маяки» в информационном Узоре этой планеты. По которым, в случае чего, могла хотя бы выйти из погружения, если что пойдет не так, как задумал Дмитрий.

Знахарь послал ей образ связи и «нырнул» сразу на ментальный уровень здешней ноосферы. Катя сосредоточилась на первом из образов и тоже заскользила сквозь океан совершенно непривычных ощущений и мыслеобразов.

Движение даже на ментальном уровне, не говоря уж о еще более глубоких слоях информационного поля планеты совсем не похоже на перемещение в физическом мире. Здесь даже нет той тени сходства, которая ещё присутствует в астрале. Расстояние тут не играет роли – важно только состояние. Каждая точка этого мира – определённое и уникальное состояние. Если ты настроился на него, то сразу же оказался в точке, ему соответствующей.

Если состояние хорошо знакомо – можно почти сразу оказаться в нужном месте этого мира. В противном случае приходится пройти последовательно через ряд состояний, всё ближе и ближе подбираясь к нужному.

Усилие здесь не играет никакой роли, даже усилие воли. Единственное, что имеет значение для движения – внимание. Чем лучше контроль внимания, чем более искусны навыки управления им, тем свободнее и быстрее будет движение в этом мире.

Катя продвигалась вперёд, и в её сознании разворачивались всё новые и новые картины. И вдруг всё её восприятие заполнилось чем-то грандиозным, невообразимым. Образы, мысли, эмоции, энергии – всё чужое, неизвестное, но в то же время они, как и всё в этом состояние, показались давно знакомыми и понятными.

Катя поняла, что они оказались на границе ментального и каузального слоев ноосферы Голконды. Присутствие Дмитрия ощущалось совсем близко. Но, вдруг какая-то сила начала выдавливать сознание девушки назад, в более поверхностные слои информационной реальности.

Дмитрий не понял, что происходит и не смог помочь девушке удержаться. Но, убедившись, что опасность ей не угрожает, решил продолжить погружение без неё. Предварительно послав Кате сигнал не сопротивляться подхватившему ее «течению» и позволить ему вынести ее куда угодно. Уверив ее, что потом она из любого места сможет вернуться в свое исходное состояние, пользуясь образами «маяков», заданных им в самом начале погружения. Екатерина послала образ понимания и согласия и «ушла вверх».

Он же углубился дальше в ноосферу и принялся сканировать её в поисках ответов на свои вопросы. Его внимание сразу привлекли вспышки сознаний. Их было двенадцать, и было абсолютно явным то, что они пришли сюда вместе – также как пытались пройти Дмитрий и Екатерина. Знахарь удивился, потому что групповые погружения в глубокие слои реальности всегда сложны. Два-три сильных мага, если они умеют синхронизировать волю и мышление, смогут путешествовать по глубинным слоям Узора Бытия гораздо эффективнее, чем один. Но уже пять-шесть будут только мешать друг другу. По крайней мере в его мире это было именно так. И раньше Дмитрий не мог бы и представить себе, что сразу дюжина магов способны предпринять совместное путешествие к столь фундаментальным слоям Бытия, на которых задаются связи между причинами и их последующими проявлениями на более «плотных» уровнях реальности.

Всмотревшись, Дмитрий увидел, что сознания двенадцати магов удивительно тесно переплетены – они действовали так, будто были частями единого разума.

Вдруг этот клубок сознаний встрепенулся – коллективное сознание местных заметило Дмитрия. И он почувствовал, как сразу двенадцать разумов сосредоточились на нём. И уловил очень быстрый даже для него обмен мыслеобразами. Но кое что из их ментального потока он понять все таки успел.

…Сильная энергия. Что это? Энергетическая форма жизни? Нет. Его мышление похоже на наше. Соборная сущность? Нет. У него индивидуальное сознание. Один из Ушедших в Истину? Нет. Нить связывает его с плотным телом. Это живущий Разумный. Один? Здесь? Как он смог проникнуть на Уровень Основ? Один, без помощи других… Сильный маг. Очень сильный. Да. Но не похож на нас. Пришёл издалека…

Дмитрий решил, что раз его всё равно заметили, нужно попробовать установить с местными контакт.

«Приветствую вас».

…Тебе приветствие тоже. Откуда ты? Что привело тебя сюда?..

Они «говорили» так же, как и мыслили – все сразу, одновременно, но удивительно слажено. Они не мешали друг другу, напротив, мысль каждого звучала, как нота единой мелодии – точно на своём месте, необходимом для целостности всей композиции.

«Я житель мира, который находится далеко отсюда. Погрузился на этот уровень Бытия, чтобы познавать иные миры. Сейчас изучаю ваш», –Дмитрий не сказал, что его физическое тело тоже находится на Голконде (он надеялся, что созданные им защита и маскировка достаточно сильны для того, чтобы местные не смогли определить его положение в физическом пространстве). В этих слоях реальности ложь невозможна, и поэтому единственное, что ему оставалось – умалчивание. – Вы тоже путешествуете?»

Что-то случилось в северных землях нашей планеты… Оттуда исходят странные эманации и возмущения… А недавно там случилось что-то, всколыхнувшее всю нашу внутреннюю реальность. Когда это случилось, многие ощутили нечто чужеродное, несущее опасность для будущего…И нас, как самых способных к Единению, отправили выяснить, что случилось… Мы должны разобраться и устранить источник угрозы…

Дмитрий подумал, что эксперимент землян не остался незамеченным, и поспешно блокировал эту мысль. Скрыть здесь что-то очень трудно и, если здешние маги станут задавать конкретные вопросы, то он сможет лишь прервать погружение. Надо заранее подготовить местных, чтобы это не выглядело подозрительным.

«Я опасаюсь, что моё пребывание здесь тоже может быть прервано. Уж очень у вас все отлично от того, что есть у меня дома», – промыслил Дмитрий. – «Поэтому предлагаю обменятся образами наших миров».

…Согласие. Любое знание может быть полезным. Мы открываем свою память…

Перед Дмитрием предстали переплетённые между собой в грандиозный узор миллионы образов-воспоминаний. Он мог воспринимать их все одновременно — как чёткую и ясную единую картину — и при этом по желанию мог увидеть каждую подробность, каждую деталь и даже сразу множество составных этого Плетения. И не было нужды что-то искать, задавать вопросы и находить ответы – все открывшиеся ему образы осознавались одновременно!

Но он знал – так продлится лишь до тех пор, пока он находится на этом уровне реальности. Стоит ему вернуться в физический мир, как останется лишь ощущение чего-то грандиозного. Поэтому сейчас нужно целенаправленно запомнить, зафиксировать в памяти как можно больше отдельных важнейших частей и картин, входящих в Узор. И всё равно это будет лишь жалкая тень того, что он видел сейчас.

Он впитывал информацию, специально выделяя из целостности грандиозного узора те его части, которые осознавались им как наиболее важные для понимания Сути этого мира. Чтобы потом суметь воспроизвести их в обычном состоянии сознания.

Перед его мысленным взором разворачивались картины быта и культуры аборигенов, и Дмитрий запоминал, чтобы потом найти ответ – в чём же земляне оказались настолько чужды этой планете?

Дмитрий видел удивительные города – с изящными зданиями, утопающие в зелени и цветах. Этот мир стоял на уровне развития Средних Веков, но так могли сказать лишь земляне, привыкшие оценивать цивилизацию по наличию либо отсутствию машин, производящих энергию установок и компьютеров.

Но этому миру не нужны машины – здесь хватает животных, которых маги-биоконструкторы наделили удивительными свойствами. Здесь есть способные летать, похожие на драконов из древних земных легенд огромные ящеры — выносливые, проворные, быстрые, неприхотливые. Есть крупные пауки, железы которых вырабатывают и сильный клей, и прочные нити. Маги планеты наладили контакт даже со здешними микроорганизмами, что позволило им получать самые различные вещества. Растения, бактерии, животные, насекомые производили пищу, ткани и материалы, уничтожали мусор, очищали города и выполняли все те работы, для которых не приспособлены тела самих аборигенов.

Средства связи жителям Голконды заменяет развитая телепатия, в медицине они практически не нуждаются – их тела не болеют и способны в короткое время залечить даже тяжёлые раны. Излечение происходит совместными усилиями нескольких магов. Да и компьютеры голкондцам совсем не нужны – их наука была основана не на вычислениях и алгоритмизировании, а на интуитивном познании, целостном видении Сути предметов и явлений и синтезе Образов того, что они хотели создать. Они не складывали из «кирпичиков», а выращивали и трансформировали! Совсем иной подход, чем у землян.

Дмитрий также видел сложные, но вместе с тем естественные и понятные социальные взаимоотношения, делающие полностью понятными их культуру и устройство общества. Но всё это было гораздо сложнее и дальше от знакомых понятий, чем сцены быта и созидания. Сейчас проблемы понимания нет – всё, что видел Дмитрий было ему абсолютно ясно. Но когда он вернётся в физический мир, это понимание пропадёт. Поэтому Дмитрий хотел запомнить как можно больше отдельных частей Узора, созданного жителями этого мира, надеясь, что потом сможет в этом разобраться.

Маги планеты в это время тоже читали его память. Вернее, ту ее часть, которую он им открыл — ту, что касалось его родной планеты. Спрятав все относящееся к землянам и экспедиции. Но всё же в этом слое реальности сложно скрывать что бы то ни было, и потому Дмитрий был готов прервать погружение, если кто-то из магов окажется слишком любопытен и – может быть ненамеренно – проникнет в закрытые области его памяти.

Однако, маги и не думали делать этого – едва сознание одного из них натыкалось на заблокированные воспоминания, как тут же отстранялось. В какой-то момент Дмитрий понял, что вся культура голкондцев пронизана уважением к личным мыслям — никто из местных и помыслить не мог проникнуть в мышление другого против его воли.

Дмитрий не мог бы сказать, как долго продолжался контакт воспоминаний – времени то даже в смысле последовательности событий на этом уровне осознания вообще нет — здесь все сразу пребывает в Вечности. Но наступил момент, когда он почувствовал, что дольше ему находится на этом уровне здешней ноосферы уже трудно. И, попрощавшись с местными магами и поблагодарив их, начал «вываливаться» в обычную реальность.

Когда знахарь очнулся, сидевшая напротив Катя сразу же спросила:

— Ну, что? Удачно?

Дмитрий кивнул.

— А меня «выкинуло, – сказала девушка.

– Но у тебя все нормально?

– Да, просто, похоже, я сильно не понравилась эгрегору этой планеты. И меня мягко, но настойчиво выпихали.

— То есть, ты думаешь, что твоё погружение прервало коллективное сверхсознательное жителей этой планеты?

— Не просто думаю – я это почувствовала. Ноосфера Голконды отторгла мою ментально-эмоциональную Сущность. Если воспользоваться аналогией с иммунной системой, то можно сказать, что какие-то мои внутренние свойства оказались чужеродно-опасными. И меня выпроводили, хорошо еще, достаточно корректно. А вот ты «вписался» и не был воспринят как нечто враждебное. И мне не понятно, чем земляне не угодили этой и другим планетам. А ты что-нибудь выяснил во время своего погружения?

— Я не нашёл всех ответов, но всё, что хотел узнать об этой планете, я узнал. Думаю, мы вполне можем возвращаться на базу.

– Да уж, а то Александр, наверно, уже весь извелся. Через 10 минут как раз три часа истекут.

Послав сигнал на флаер, Дмитрий кратко рассказал Екатерине все случившиеся с ним в ноосфере Голконды.

– Как интересно. И ты все видел и понимал? Удивительно! А я тоже видела множество образов, это было нечто грандиозное! Фантастическое! Только я ничего не помню. Просто эмоциональные оттенки и ничего конкретного, – грустно закончила Катя. – Я хотела запомнить, это было так…так… невообразимо прекрасно!.. но как только оказалась здесь, волшебство кончилось. Это как сон…

– Так всегда бывает. Не расстраивайся. Чтобы что-то запомнить, надо применять специальные техники, я тебя им научу во время следующих перелетов. А вон и наш транспорт подлетает.

Заложив крутой вираж и резко сбросив скорость, флаер залихвацки сел на скальную террасу рядом с ними.

– Ну, как вы тут?! – спросил высунувшийся из люка Трофимов. При включенной системой невидимости казалось, что он возник прямо из воздуха. Дмитрий и Катерина рассмеялись, что вызвало у Александра искреннее негодование. – Хихикаете! Я тут места себе не нахожу, а они хихикают!.. Ну чего стоите?! Давайте, залезайте! Исследователи тайных сил, понимаешь ли… Ладно, говорите — все выяснили, что хотели? – спросил он, когда Дмитрий и Катя устроились на сиденьях, и флаер взмыл в воздух, беря курс на базу.

– Почти, – ответил Дмитрий. – Главное, я теперь знаю, как можно попытаться помочь пострадавшим FIB-овцам.

– То есть ты их сможешь вылечить? – уточнил Трофимов, закладывая в программу бортового компьютера только что поступившие со спутника новые данные по погоде.

– Вылечить – да. Теперь я знаю характерные особенности местной ноосферы и смогу разделить потоки…

Пилот только глаза закатил, показывая, что некоторые слова друга были ему абсолютно не понятны.

– … Но боюсь, база может быть вскоре обнаружена…

Дмитрий рассказал, какую реакцию вызвал эксперимент землян у аборигенов.

– Да, теперь руководство будет думать, что делать, – подвел итог Александр. – Наверно, и здесь базу придется сворачивать. Как это уже решено для ряда других планет. Ну почему?! Почему нас каждый раз выпроваживают?! Интересная формулировочка: «устранить это»! А «это» значит, мы! И вообще! Мы к ним со всей душой! Готовы тянуть отсталое общество в светлое будущее, а они – «устранить»! То микробами нас травят, то мозги сжигают, то еще чего!.. Будто мы какая инопланетная зараза!..

— А может вы, земляне, для некоторых планет и впрямь как зараза, — задумчиво произнес Дмитрий.

— Ну, знаешь! Что же нам, вообще никуда не летать и ничего не изучать?

— Изучать можно по разному. Препарируя например, да еще по живому… Тоже метод. Заодно и реакции нервной системы на разные раздражители сразу показывает.

— Так мы что, по-твоему, живодеры, да?! А эти местные сплошь агнцы безгрешные! А мозги выжигать – это как, гуманно? Дать бы им за это в ответ… По их мозгам!

– Александр, ты чего сегодня так развоевался-то?! – улыбнувшись, спросила Катя.

– Ничего! Не нравится мне тут…Все какое-то…чужеродное!.. – он передернул плечами и с особым сосредоточеньем занялся приборами.

Когда они прибыли на базу и Дмитрий сразу же отправился в медотсек, Катерина пошла с ним и предложила свою помощь при проведении лечения. Немного подумав, он согласился:

— Хорошо. Я буду восстанавливать глубинные уровни Сущности Антона, а ты следи за его физическим состоянием. Подпитывай энергией и, если в каких-то участках нейронной сети мозга возникнут петли самовозбуждений, разрушай их, не позволяя выйти на устойчивые режимы автогенерации.. И ещё – усиль защиту своей психики. Серьёзной опасности нет – Антон всего несколько мгновений был в том состоянии, когда он мог спонтанно инициировать других, сейчас этого не произойдёт. Но его психика наверняка содержит кластеры здешних ментальных конструкций, чужеродных вам, землянам. И когда я начну их вычищать, то они могут активироваться, и ты вполне можешь нахвататься этого психического мусора.

Войдя в медотсек, Дмитрий вкратце рассказал врачу базы, что собирается делать. Для удобства знахаря Карпенко предложил использовать дополнительный ложемент, который по его распоряжению тут же принесли техники. Дмитрий занял его и, настроившись, погрузился в транс, привычно выделив ту часть своей собственной Сущности, которая должна была на время стать своего рода голографической моделью другого организма. После чего стал перевоплощаться в Антона.

Екатерина и Карпенко в это время следили за показаниями многочисленных закрепленных на теле пациента и дистанционных датчиков и управляли внедренными в организм больного комплексом лечебных нанороботов, специально запрограммированных на восстановление нейронных структур и нервной ткани.

Спустя некоторое время тело Антона резко напряглось – видимо, Дмитрий начал активно вытаскивать из его психики проникшие туда «осколки» ментальной системы, присущей аборигенам. И борьба человеческих энергоинформационных структур с порожденными этой планетой психическими «вирусами», до того едва тлевшая, теперь вспыхнула с новой силой. Дмитрий словно восстанавливал пораженный во время проведения того, как теперь было четко понятно, не до конца продуманного эксперимента «психический иммунитет» землянина. И тот начал бороться за восстановление исходных параметров тех структур организма и личности Антона, которые в земной традиции было принято называть «тонкими телами», а на планете Дмитрия более обыденно — «оболочками» или «слоями» Сущности. А Дмитрий помогал этому процессу, являясь своего рода дополнительным «противовирусным препаратом» и аналогом земного биорезонансного комплекса. Только биологического.

Руки Кати заметались над телом Антона, облегчая удаление энергетического шлака и гармонизируя течение жизненной силы. А Семен сразу по двум мониторам следил за работой нанороботов и системой вирт-моделирования психики.

Дмитрий наконец смог нащупать и выделить все сосредоточия искажений в Сущности Антона. Во внутреннем восприятия Дмитрия они выглядели, как спутанные комки, в которых сплелись два пучка светящихся нитей. Один из них уходил в информационное поле планеты, другой же состоял из нитей, соединяющих это место в ментальном пространстве с поврежденными участками Сущности землянина. Дмитрий начал осторожно распутывать средоточия искажений, обрывая нити, связывающие Сущность землянина с местной ноосферой и стремясь не допустить при этом повреждений его собственных.

Тело Антона покрылось холодным потом и затряслось, да так, что задрожал ложемент. Катя ощутила, как энергетика окружающего пространства начала специфически «гудеть», что обычно предшествовало появлению энергетических аномалий на физическом уровне. И верно – спустя буквально пару секунд один из медицинских приборов начал выдавать совершенно хаотические показатели, потом в нем что-то коротнуло и запахло горелой изоляцией. И так же стремительно, как началось, всё вдруг прекратилось. И в этот же момент лежавший в ложементе Дмитрий открыл глаза, глубоко вздохнул и вытер рукой мокрый лоб – распутывание энергетических узлов оказалось в данном случае весьма энергозатратным. Структуры местной коллективной Сверхсущности были очень прочными и их разрушение отняло много сил.

Карпенко, следивший за мониторами, восхищенно воскликнул:

— Практически полное восстановление исходного психопрофиля и нейронной карты, за исключением тех нейронных кластеров, информация с которых была необратимо стерта сразу после эксперимента. Даже не думал, что такое возможно. Остальное уже, как говориться, дело техники — наноботы окончательно восстановят всю нервную систему Антона и очистят организм. Кроме того, мы с Екатериной записали все параметры проведенной вами, Дмитрий, процедуры восстановления и думаем, что для более слабых поражений двух остальных сотрудников FIB нам будет достаточно смоделировать эи параметры с помощью моей аппаратуры.

— Вполне может получиться, — ответил Дмитрий. – Но я бы все-таки хотел проконтролировать это хотя бы на начальной стадии. Как только восстановлю силы, сможем заняться и остальными пострадавшими.

Двух других исследователей FIB вылечили практически без усилий – они оказались гораздо в меньшей степени связаны с ноосферой планеты, чем Антон. После того, как Дмитрий подтвердил, что процесс исцеления развивается устойчиво, он сослался на усталость и ушёл в комнату, которую выделили на базе для его проживания.

На следующий день Дмитрий еще раз осмотрел пострадавших. Антон уверенно шел на поправку, двое его коллег уже были на ногах и рвались в работу. Из случившегося они ничего не помнили, но были готовы продолжать исследования и активно обсуждали возможное практическое использование наработанных данных. Например, самовосстановление после инициации клеток, поврежденных смертельными вирусами. Дмитрий в какой раз поразился настойчивости, если не сказать настырности, людей. И в какой раз подумал, что вполне может быть, что все случившееся с людьми на таких разных, но все-таки в чем-то схожих планетах неслучайно.

После того, как вся работа на базе была закончена и необходимые данные собраны, члены экспедиции вернулись на «Пересвет». Теперь предстояло все обсудить и принять решение относительно дальнейшего пребывания земной базы на данной планете.

Собравшись в кают-компании, руководство экспедиции заслушало доклады. Трофимов рассказал о работе местного отдела прогрессоров и возникающих при работе проблемах, Дмитрий и Екатерина рассказали о причинах провала эксперимента и возможных осложнениях при дальнейшем пребывании людей на Голконде.

— Таким образом, — подвела итог рассказу Катя, — ясно одно – земляне диссонансны неким базовым энергоинформационным процессам планеты, что заставило ее коллективное сверхсознательное предпринимать меры, направленные против тех, кто попробовал погрузиться в самое, если так можно выразиться, сердце здешнего общепланетарного эгрегора. Причём, похоже, что после этого такую реакцию могут вызывать уже не только какие-то новые действия землян, но и даже просто наше присутствие на планете.

Гарчев вздохнул.

— Жаль. Похоже, придётся всё-таки сворачивать базу. Потому что неразумно идти против целой планеты, причем такой, жители которой владеют магией, да еще коллективной. Один из наших аналитиков, как уже известно некоторым из присутствующих, раскопал в нашем информатории древний фантастический рассказ, в котором аборигены одной из планет, собираясь вместе больше некоего критического количества – своего рода аналог критической массы при ядерной реакции — начинали проявлять сверхспособности — каждый по отдельности на уровне физических возможностей – силы, реакции, скорости и тому подобное, и все вместе на паранормальном уровне прямого мысленного воздействия на реальность. И сила их росла по экспоненциальной зависимости от числа объединивших свои разумы жителей. Здесь, как я понял, тоже имеет место нечто похожее. И поэтому в то, что мы сможем найти какой-то компромисс с коллективным Сверхсознанием этой планеты, я уже не верю. Судя по собранной информации, уж слишком фундаментально противоречие между Образами Мира здешних жителей и нас. Придется оставить эту планету, как уже пришлось уйти и с других!.. А жаль, ведь мы могли бы принести им всем огромную пользу.

— Вы так думаете? И какую же, позвольте узнать? – спросил Дмитрий.

— Ну, мы могли бы поделится с ними своими знаниями. Ускорить прогресс на этих планетах.

— А вы считаете, что прогресс, подобный земному – это всегда благо?

— Конечно. А разве нет? Мы могли бы не только ускорить технический прогресс на этих планетах, но и помочь местным обществам избежать многих социальных ошибок, через которые неизбежно проходит всякая цивилизация! Мы могли бы…

– Навязать им свой путь развития!

– Ну почему «навязать»! Нет! Мы хотим помочь! Без прогресса невозможно развитие!..

– Вы, земляне, привыкли думать, что технический и технологический путь развития единственно правильный. А значит, лучший.

– А разве не так?! Разве то, что мы первые достигли этих планет, а не их жители прилетели на Землю, не доказывает правильности и эффективности избранного земной цивилизацией пути развития?

— На мой взгляд, нет! У нас с вами разное представление о самих основах реальности.

Далее Дмитрий рассказал присутствующим ту концепцию мироустройства, которую он обнаружил в древних манускриптах Мирослава и сумел под руководством того освоить на практике – как базовые подходы к целому ряду сильнейших магических практик. Всю эту свою дискуссию с землянами он потом также тщательно занес в свой дневник, поскольку чувствовал, что именно в выявлении различий в способах восприятия и осмысления Бытия может крыться один из ключей к разгадке проблем, возникающих на земных базах.

Этот рассказ вынесен в Спец. Приложение «Дневник Дмитрия» — запись к Главе 10.

– Ладно, вы тут полемизируйте, а мне надо отправить отчеты и отдать распоряжения для подготовки корабля к очередному прыжку, – сказал Гарчев, вставая.

Когда он вышел, Катерина сказала:

– Интересно ты все-таки говоришь, Дмитрий. Я вот никогда не задумывалась над альтернативным путем развития цивилизации. Не технически, а как? Как по-другому?! И вот возможно ли вообще развитие в равновесных обществах? Зачем развиваться, если нет необходимости противостоять преступности, катаклизмам, войнам и устранять их последствия. Это кажется нереальным…

– Да уж, – согласился Трофимов. – Вот мы с тобой, Дмитрий, про время как-то говорили, что это вроде как иллюзия. А теперь ты говоришь о неких сроках Воплощения Изначального Замысла Изначальных Родителей Мира. Тоже со временем вроде как связанно. Но это ладно, это можно объяснить, а вот как быть с наличием самого этого ПервоЗамысла, некоего исходного Плана Творения. Лично меня всегда интересовало, можем ли мы что-либо менять, зависит ли от нас хоть что-то? Или все предопределенно? Что думают об этом мудрецы твоей планеты?

— Будущее объективно-субъективно, — ответил знахарь. — Есть законы развития, если использовать ваши, земные термины, Хроноса, Эона и Кейроса. И есть вероятностный фронт «волны времени». При этом эта волна движется по ветвящимся руслам и протокам. Частично отражаясь от них обратно и под углом (дифракция и интерференция прошлого и будущего). Один из ваших писателей, Головачев, три века назад описал этот процесс очень точным образом, назвав среду его протекания Дендрофракталом. Стремнина волны в каждом потоке движется быстрее, чем у берегов. Есть «заводи» со стоячей «водой времени». И в рамках изначально заданных Великой Матерью законов и попущенной Ею же для разумных существ свободы воли эти самые разумные могут выбирать, в какое из русел свернуть волну (они движутся в волне, а не на ней, и могут даже частично формировать эту волну) и двигаться в стремнине или у берегов. Цивилизации стремнин не могут предсказывать будущее, т.к. у них настоящее=будущему (ваши даосы и буддисты сформулировали подобное ощущение лозунгом «здесь и сейчас»). Прошлое – это интерференция всех отраженных и рассеянных временных волн+память разумных, которая сама по себе является одним из факторов, задающих те процессы, про которые у вас говорят «будущее отбрасывает свои тени». Поэтому и прошлое на самом деле тоже вероятностно! Убери всю информацию о том или ином прошлом, измени картину волны, отраженной из настоящего и будущего — и прошлое тоже изменится. И для попадания в прошлое или будущее (для создания «машины времени», о которой многие так мечтают) надо прежде всего сформировать в коллективных сознании и бессознательном установки, повышающие вероятность реализации той или иной «сетки» пересечения и взаимопроникновения «временных волн» (их интерференционно-дифракционной картины). Только после этого можно будет техническими (та самая «машина времени») или, условно говоря, магическими (возможно, ими владели пророки) средствами перенестись в ЭТО, СФОРМИРОВАННОЕ будущее. И даже быть в нем достаточно продолжительный отрезок линейного (Эон) времени. При этом изменение коллективного видения может «схлопнуть» этот вариант, сделав его маловероятным.

Таким образом, разного рода организации, владеющие техническими или магическими средствами воздействовать на коллективные ожидания и мысли, а также переносить по «волнам времени» свои физические тела (тут могут быть разные механизмы вплоть до того, что переносится-то, на самом деле, Сущность, которая просто уже по прибытии «на место» «собирает» привычную ей физическую оболочку), могут биться в настоящем за повышение вероятностей реализации тех вариантов будущего, которые нравятся адептам исповедуемых в этих организациях учений.

Можно также формировать волну, двигающую быстрее общего потока (для цивилизации стремнины это запрещено), которая, дойдя до фронта основной волны, рассеявшись, отразиться назад и принесет информацию о ближайших распределениях (полях) вероятности (интерференционная картина), частично их возмутив (принципы неопределенности квантового уровня). Но дальше фронта основной волны никаких прогнозов быть не может. Ибо за ним воплощенного событийного будущего просто нет. А есть лишь Поле Смыслов в Пространстве Условных Вероятностей.

— Ну ты вот как скажешь! Завернешь так, ничего не понятно, — сказал Трофимов. – Но одно я понял — четкого предопределения нет. Что вселяет оптимизм!..

Когда все разошлись по каютам, Дмитрий тоже отправился к себе. Немного отдохнув и помедитировав, он сел к столу и достал дневник. Как всегда, многое предстояло записать и обдумать. То, что случилось на Голконде, ясно показало, что отторжение у коллективного Сверхсознания самой планеты вызвало нечто, существующее в самой сути землян. А значит, нечто подобное могло происходить и на других планетах, хоть и не столь явно. Что-то в землянах было настолько антагонично Голконде, что их выбросило из ноосферы, будто сработала своего рода иммунная система. Как организм потоком крови выдавливает попавшую в него занозу, так и земляне были выдавлены из глубинных слове коллективного психополя этой планеты. В случае с Катериной, так как ее проникновение было постепенным, то и ответ был мягким, в случае же с Антоном, который вместе со своими коллегами просто таки вломился в здешнюю ноосферу, все могло быть и хуже. Дмитрий видел спутанные и переплетенные клубки нитей, которые грозили разрушить все энергетические и смысловые слои его Сущности. В общем-то, его спасло лишь то, что аппаратура вышла из строя, и контакт прервался. Иначе страшилка Александра про сожженные мозги вполне могла стать реальностью.

Дмитрий стал подробно записывать в дневник все, что смог восстановить в памяти из образа Мира, виденного им во время своего Погружения. А так же свои ощущения. И некоторые части обсуждений всего этого с землянами. Закончив запись выводом:

— Как сильно отличается Земля от всех виденных мною миров – большинство землян полагают, что соперничество дает больше для развития, чем сотрудничество! В виденных же мною мирах, да и на моей планете считают иначе. И может быть именно в этом основная причина того, что земляне приходятся не по нутру посещаемым ими мирам?

 


[1] Владимир Фирсов, «Эликсир силы», впервые опубликован в «Техника-Молодежи», № 8, 1970 г., с. 42-44

[2] МЛТ — микролептон-торсионное

[3] ИСС – измененные состояния сознания

 


<- Глава 9          Глава 11 ->