Skip to content
Яндекс.Метрика

Средоточие Миров — совещание на Земле.

Среди звезд. 

После возвращения на Землю ГИМП — кораблей «Ясон», «Одиссей», «Персей» и «Геракл», Председатель КИК новозеландец Альберт Аотеароа собрал рабочее совещание. С целью уточнить задачи для тех кораблей, которые еще продолжали работу. В силу закрытого характера всех мероприятий по данной тематике приглашен был только узкий круг специалистов из КИК и КЭДРа, а также командиры и научные руководители вернувшихся экспедиций и представители временно созданного Комитета по экстремальным ситуациям внеземного происхождения (КЭСВП). Задача которого заключалась в разработке и реализации проекта под названием «Щит Персея» — широкомасштабного комплекса мероприятий для отражения возможных агрессивных действий в отношении земных баз и поселений, а возможно, и защиты самой Земли. Разговор начал директор КЭДРа Андрей Завьялов.

– Нам необходимо проанализировать полученные данные и понять причины возникновения самых разных мелких, средних и крупных ЧП, произошедших на планетах, лежащих во втором и третьем секторах освоенного космоса. Вначале давайте послушаем предварительный отчет отдела статистики. Альфия Кажигалиевна, прошу вас.

Начальник отдела статистики КИК Нурмухамедова включила со своего пульта центральный виом и начала объяснять возникшие на нем цифры:

– В данных секторах на освоенных нами расстояниях находятся 136 звезд, общее количество планет составляет 759. Разумные формы жизни обнаружены на 83-х. На 51-й развитие позволяет говорить о наличии цивилизации. Эти — то планеты нас и интересуют. И на 39-и из них у земных наблюдателей возникли проблемы. На 9-и – ЧП первого уровня, на 14-и – второго и на 16-и – третьего. А первый уровень, как вы знаете, это катастрофы, повлекшие за собой полное или частичное разрушение базы с выведением из строя оборудования или человеческими жертвами. У нас таких случаев пока – или уже – три: почти весь персонал базы на Афине — 3, шесть человек на Дельте — 7 и один на Бали, – Альфия Кажигалиевна сделала паузу, чтобы все смогли осмыслить приведенные данные, и хотела продолжить, но ее перебил начальник отдела активных мероприятий Сергей Мирославов:

– А что на оставшихся планетах?

– На большинстве земные базы пока отсутствуют. А на тех, где они есть, сведения, поступившие на сегодняшней день, не дают возможности говорить об отрицательной причинности. Неприятности, случившиеся на некоторых из них, нельзя считать проблемами, требующими засылки ГИМП — корабля – удовольствие — то недешевое. Но, естественно, мы собираем полные данные.

Все возникшие на сегодня проблемы можно разделить на три группы. Стихийные бедствия и природные катаклизмы: землетрясения, наводнения, ураганы. Проблемы, связанные с людьми, которые, в свою очередь, можно разделить на два класса. Первый — биологический: заражение различными бактериями и вирусами и вызванные этим болезни, а так же нападения местной флоры и фауны…

– Флоры?! Ну, это вы хватили! – удивился один из присутствующих на совещании сотрудников Корпуса физической защиты (КФЗ).

Но глава КФЗ Хавард — Тригве Магнхилд Тордарсон бросил на подчиненного недовольный взгляд. Видимо, тот не знал чего — то, что должен был бы знать.

– Готов объяснить и даже продемонстрировать. Вы позволите? – обратился к докладчице и одновременно к председателю один из сидевших за столом мужчин.

— Титов Иван Силантич, научный руководитель с «Персея», – представился он, выводя на центральный виом изображение со своего пульта:

– На планете Бали в созвездии Лебедя (на экране было как раз изображение созвездия и самой планеты, которое после этих слов сменилось записью событий) на нашу базу напал церус, местный вид кустарника. У него быстро растущие лианоподобные ветви с ядовитыми шипами, бурно растущие корни и мелкодисперсные быстро созревающие споры. При соприкосновении с влагой прорастают они всего за три часа нашего земного времени. Данное растение хищник, но в отличие от земной росянки, питается оно не мухами, а любыми белковыми формами, которые сможет поймать, будь то олень или ящерица. Охотиться обычно из засады, маскируясь среди других растений или мимикрируя под них, прорастая корнями под землей и лианами по кронам деревьев на значительные расстояния. К примеру, до ближайшей поляны или тропы. Там он может неделями ждать появление жертвы и стоит той наступить на корневой отросток или зацепить свисающую с лианы практически невидимую – толщиной всего треть миллиметра, сигнальную нить, свернутые под землей в спирали корни выстреливают на поверхность, а лианы прыгают сверху ловчей сетью, опутывая несчастную жертву со всех сторон. Одновременно из ближайшего лесочка, а обычно там, среди других растений и прячется церус, к мертвой или парализованной жертве устремляются дополнительные лианы. Вместе с теми, которые уже накрыли жертву, они опутывают добычу, вонзают в нее шипы, впрыскивающие мощнейший токсин, и начинают переваривать. Этот токсин содержит также мощный лизирующий компонент, растворяющий даже кости! Клеточные мембраны лопаются, и жертва начинает перевариваться изнутри. Церусу остается только всосать питательные вещества. Одновременно куст выпускает цветы, стремительно — за пару десятков минут — созревающие плоды — коробочки которых выстреливают вокруг огромное количество семян — пылинок. Прорастать они могут не только в почве, а и внутри почти любого вдохнувшего их живого существа! А еще они могут размножаться делением – почти как бактерии, только конечное количество раз! Можете представить себе весь этот ужас?! Если же пищи нет, церус впадает в анабиоз и может месяцами жить, поджидая удобный случай полакомиться. И чем больше пищи, тем быстрее растет кустарник. Впрочем, аборигены планеты имеют иммунитет к семенам и умеют чувствовать это растение на значительном расстоянии. Местные растения, кстати, тоже защищены от проникновения семян. Да и растет этот самый церус всего в нескольких местах на планете. Почему ареал его обитания столь ограничен, мы понять так и не смогли. И вот этот куст каким — то неведомым образом попал на базу! Как он смог просочиться сквозь все биофильтры и меры санобработки! Да и в районах, где растет церус, никто из сотрудников базы не был в течение двух недель, так что откуда споры вообще взялись – полная загадка. Но факт остается фактом – с момента поражения первого сотрудника, который погиб, меньше чем за сутки оказались парализованы еще 17 человек! Уцелели лишь две группы прогрессоров, бывшие вне базы и получившие сигнал тревоги, а также врач и биолог базы, которые проводили исследования в боксе высшей защиты и при поступлении сигнала о массовом недомогании сотрудников сразу же ввели режим карантина нулевой степени. Они же запустили сканирование всех помещений на предмет возможного очага заражения и каналов распространения инфекции, а потом провели обработку всех помещений и коммуникаций базы всеми доступными способами. Когда стало понятно, что за напасть произошла, то вентиляцию, а вместе с ней и канализацию и водопровод, также обработали с помощью нанороботов, а потом излучениями, химпрепаратами и на последок — жидким азотом. С лечением людей дела обстояли намного тяжелее. Споры оказались мутировавшими, причем очень причудливо – так, словно мутация была специально предназначена для прорыва биологической защиты именно людей. Семена оказались резистентны к антидоту, разработанному еще второй экспедицией, которая и обнаружила это «прекрасное» растение. Лекарство вместе с запрограммированными на поддержание биологической нормы человеческого организма наноботами позволило лишь подавить активность семян к размножению и предотвратить смерть людей, но от паралича их избавили лишь на борту ГИМПа, применив все возможности наномедицины и биотехнологий.

На экране, комментируя его слова, шла реконструкция событий. Вот хищный куст разросся в вентиляции. Потом по потолку коридора в редко посещаемой части базы, замаскировавшись под силовые кабели, потянулись лианы. А вот первая жертва – техник, пришедший в ангар выполнить стандартную профилактику стоящих там законсервированных механизмов.

Хватились его лишь часа через три, — продолжил свой печальный рассказ Титов. — Два часа на проведение работ, ну и потом не сразу хватились и тревогу объявили лишь когда обнаружили, что пропал его индивидуальный биосигнал. Постоянный контроль биосигналов осуществляется только для тех, кто вышел за территорию, а внутри базы то его нет. Сначала пошли в каюту, потом туда, где он должен был находиться согласно рабочему графику — и ничего не нашли: проклятый куст утащил его одежду и недопереваренные остатки скелета на верх одного из контейнеров! Инстинкт у него – прятать следы своей трапезы, чтобы не спугнуть других животных. Короче, пока нашли тело, а вернее то, что от него осталось, подняли тревогу, запустили полное сканирование базы, прошло четыре часа пятнадцать минут плюс — минус десять минут. За это время мерзкое растение разрослось, расцвело и пустило споры практически во всех помещениях базы, кроме особо защищенных. Вместе с воздухом семена уже вдохнули все сотрудники, кроме доктора и биолога. Ну а что было дальше, я уже рассказал.

– Когда мы прилетели на базу, – продолжил научный руководитель «Персея», – то сразу начали эвакуацию. Хорошо хоть мерзкий куст был уничтожен, но меры карантина в отношении сотрудников пришлось принять по высшей категории биологической опасности. Вот вам и «безобидные цветочки».

Среди присутствующих пронесся ропот. И ухмылки с лиц силовиков, которые до этого, похоже, не воспринимали угрозу серьезно, пропали. Титов погасил экран, и снова заговорила Нурмухамедова.

– Второй класс проблем, связанных с людьми, – психопроблемы, такие как повышение уровня тревожности, ночные кошмары, галлюцинации, потеря памяти и так далее. Иногда люди буквально сходили с ума, и требовались огромные усилия, чтобы привести их в норму. Хотите прокомментировать? – обратилась она к поднявшему руку крупному мужчине с эмблемой на костюме в виде трех переплетенных золотистых спиралей.

– Всем известно, что психологическая обстановка в группе многое значит, но то, что довелось увидеть нашей экспедиции, лично меня убедило, что надо совершенствовать наши методы психодиагностики и психокоррекции. Я так думал, что психозащита у членов внеземных экспедиций и поселений создается просто непробиваемая. А вот поди ж ты, на лицо проблема! Дементьев, капитан «Ясона», – запоздало представился он. – Так вот прилетели мы на Австралию — 3, а там сотрудники местной базы все с ума посходили! Вначале — то доклады были, ну флаер загнулся, ну заболел кто — то, потом всякая ахинея пошла, кошмары у них, тревоги. Один сотрудник в петлю полез. Ну, если честно, посчитали это единичным случаем реактивного психоза. Хотя конечно, в дальний космос народ тщательно отбирают. Но с другой стороны, всякое бывает – может некая комбинация местных факторов стала чем — то типа своего рода психического аллергена. Но это по — любому ЧП и медик базы сразу же запустил ментоскопирование и глубокое исследование организма данного сотрудника. и особенно нервной системы и мозга на предмет выявления всех возможных нарушений, способных вызвать суицидальную реакцию. И ничего не обнаружил! Получалось так, что абсолютно здоровый человек, не имея к тому, согласно данным ментоскопирования, никаких предпосылок, вдруг взял, да и решил уйти из жизни. А потом еще одна попытка самоубийства, потом еще. Вся работа стоит, медики носятся как ошпаренные, всех проверяют. Естественно, тут уже были запущены в отработку и сценарии внешнего воздействия. И все существовавшие на базе детекторы микролептон — торсионного поля и придаваемые каждой базе на примерно такие вот случаи специальные FIB — овские устройства были запущены по программе поиска модулированных колебаний полей и излучений, которые могут вызывать у людей отклонения в психике. Или индуцировать галлюцинации. Но это не помогло — за сорок три часа до запланированной высадки нашей экспедиции база перестала отвечать на вызовы.

Изображение с автоматических камер поступало, но там было не пойми что! Народ по коридорам скачет, танцует, один цветастый халат на себя нацепил, полами машет, со стола прыгает. другой листья на голове какие — то пристраивает. А потом все до одного направились вдруг к выходу и скоро камера перестала их показывать, так как они скрылись за холмом. Ну мы сразу как прилетели, запустили зонд — разведчик. Оказалось, ушли они недалеко — до ближайшего лужочка. А там кто бабочек ловит, кто скачет в каких — то танцах а — ля шаманские, кто вообще голый загорает! Лица блаженные, улыбаются, смеются! Мы все параметры в районе этой полянки замерили — может какая — то биопатогенная зона. Нет, все чисто. Отправили два катера — на всякий случай высшей защиты. Изловили этих помешавшихся — я сотрудников имею в виду — и вернули на базу. И уже наши, экспедиционные специалисты стали разбираться. А спустя двое суток и они начали с ума сходить. Я сразу объявил ЧП первой степени, базу перевели в режим консервации, а всех находившихся на поверхности – и наших, и персонал базы – доставили на корабль и изолировали, включая даже пилотов, которые за ними летали. Боксы высшей защиты, где их поместили, накрыли дополнительно полями в режиме «белый шум». Изучение, во избежание потенциального заражения, продолжили с помощью наноботов и иных автоматических систем. Но так ничего и не поняли. А как только корабль удалился от планеты для подготовки к следующему прыжку, все изолированные вдруг сразу пришли в норму. Причем сами пострадавшие ничего толком сказать не могут — у них на события этого промежутка времени полная амнезия — как показало ментоскопирование, даже на уровне глубинных структур психики. Помнят только или беспричинную радость и эйфорию, или — те, кто хотел покончить с собой — немотивированную тревогу, ночные кошмары и резкие смены настроения. Но они работали, а к этому относились как к чему — то несерьезному, списывая на усталость. И к медикам базы идти не спешили — ну оно и понятно, кому же охота комиссоваться, да еще и с возможностью вообще потерять допуск во Внеземелье. Аналитики FIB на «Ясоне» дали заключение, что психика людей стала вдруг несовместима с данной планетой. А почему — нам установить так и не удалось! В результате база, как я уже доложил, законсервирована. Эвакуированный персонал сейчас на одной из карантинных станций в районе Юпитера. И я скажу, правильно! Видели бы вы, как мой начальник физзащиты, как в древности говорили, два метра роста и косая сажень в плечах, начал в одних трусах скакать за бабочками, да еще с венком из местных цветов на голове! Жуть! Так что проблемы с психикой — это очень серьезно. И, увы, но с подобным мы столкнулись и еще на двух планетах. Ну не до полного сумасшествия, но сильная тревожность, нервозность, кошмары и галлюцинации были.

– А еще какие проблемы встречаются? – спросил Мирославов. – Вы сказали про три раздела. Природа, люди, а еще что?

– Техника, конечно, – ответила Альфия Кажигалиевна. — Механические поломки, сбои программ и алгоритмов, отказ различных систем. Перечислять можно бесконечно, суть остается одна — техника ломается, причем неожиданно и в самый неподходящий момент.

– Ну так она всегда ломается, и на Земле тоже. И чаще всего именно в самые неподходящие моменты. Чего в этом экстраординарного?! – с некоторой нервозностью в голосе спросил начальник управления материально — технического обеспечения КИК Степанов.

– Процент сбоев и поломок. Я представляю отдел статистики, и мы в основном имеем дело с цифрами. Так вот суммарный процент всевозможных поломок и сбоев на базах, расположенных в данных областях пространства, намного превышает среднестатистический по другим изучаемым секторам космоса. Причем в некоторых случаях именно проблемы технического плана стали причиной катастроф первого уровня. Например, к нам поступили сведения о трех компьютерных системах, вышедших из строя полностью. То есть они работали, но делали вовсе не то, что должны были.

– Ну, все эти сбои легко устраняются, системы перепрограммируются и все! Какой тут первый уровень?! – произнес начальник отдела ИИ Раджеш Агарвал Шарма.

– Конечно, только что делать, если киберсистема базы влюбилась? Хорошо, если это проявляется в цветочках и сердечках на мониторах или тортиках вместо котлет. А если система отказывается выполнять свои функции? Если компьютеры перестают работать, блокируя доступ в информационное пространство базы и сменяя коды доступа?

– Но это же вполне устранимо, – парировал Раджеш. – Есть резервная и специально полностью изолированная от первой система ИИ, управление на которую можно переключить вручную, чисто механически. Плюс все системы жизнеобеспечения сдублированы и для них предусмотрено механическое отключение компьютерного управления с переходом на ручное. Кроме того, специально предусмотрена процедура жесткой перезагрузки системы путем ее отключения от питания. И управление энергостанцией на всех базах ведется отдельным от основного компьютерным комплексом, который также сдублирован и также может быть отключен механически с передачей управления операторам — энергетикам. А сбойную систему после ее отключения от питания бригада хороших программистов и системотехников перенастроит за пару дней, максимум неделю.

– Да, это все верно. Вот только на Дельте — 7, – взял слово командир «Одиссея», – попытка подобного вмешательства была расценена искусственным интеллектом как покушение на его «электронную личность». И он стал бороться за свое выживание. А вдобавок каким — то совершенно непонятным способом передал свое электронное безумие на компьютер энергостанции! Вам об этом должно быть известно!

— Да, наши специалисты сейчас разбираются, как это могло произойти – гипотез множество – от слабых эм — полей, наведенных в почве и системах коммуникаций, которые содержали коды управляющих команд и до выхода ИИ базы на передачу информации через модуляцию микролептон — торсионных полей. Однозначной оценки пока нет. Хотя некоторые механизмы дистанционного перепрограммирования изолированных систем ИИ уже нащупаны и разрабатываются меры противодействия. Кстати, ценность выявления подобных возможностей развития ИИ превышает издержки от произошедшего.

— Ну, знаете ли! — взорвался командир «Одиссея». — Там люди едва не погибли! Я всегда знал, что компьютерщикам их «страшилы» дороже людей!

— Извините, но я же знаю, что с людьми в конечном счете все нормально, а вот Вы явно не понимаете ценности результатов, которые мы получили при создании модели измененного поведения стандартных ИИ на Дельте — 7, — с возмущением ответил индус.

Капитан «Одиссея» уже собирался разразиться очередной гневной тирадой, когда Аотеароа прервал его и предложил вернуться к конструктивному обсуждению. Космолетчик выдохнул и уже более спокойно продолжил:

– Мы справились прежде всего благодаря предусмотрительности первых конструкторов космических баз. Именно благодаря им и нынешние базы оснащены системой механического отключения компьютеров и перехода на ручное управление, причем хорошо защищенной от проникновения нано — и прочих роботов, и задействовать эти системы могут только люди, имеющие механические спецключи и автономные шифр — устройства получения доступа. А то ведь эти хитромудрые ИИ и базы, и энергостанции направили к узлам перехода на ручное управление кучу подконтрольных им наноботов и разных прочих роботов с целью если не вскрыть их, то хотя бы повредить. И нашим системотехникам и энергетикам при поддержке бойцов отряда физзащиты…

— А они то зачем понадобились? – изумленно воскликнуло сразу несколько голосов.

— Да затем, что мы, как оказалось, даже представить себе не могли, сколько разных пакостей, включая атаки механизмов, может преподнести взбесившийся ИИ. Бойцам физзащиты пришлось в прямом смысле слова с боем прорываться к узлам отключения управляющих компьютеров. К тому же комп энергостанции пошел на прямой шантаж, угрожая вывести все энергоблоки в закритический режим! И начал это делать! Представляете, что бы произошло, не успей мы пробиться к системам механического отключения?

Хорошо хоть в комплект этой базы не входили боевые механизмы – хотя они обычно автономны и не связаны с ИИ, но компьютер энергостанци тоже не был связан, а вон как получилось. Думаю, всем будет полезно увидеть, что и как там происходило.

После этих слов командир «Одиссея» активировал виом и в течение последующих семи минут собравшиеся, не проронив ни слова, смотрели запись битвы оснащенных тяжелым вооружением людей и подчиненных им автономных роботов с другими роботами, которыми управлял искусственный мозг энергостанции базы Дельта — 7. Увиденное впечатлило всех — виом уже потух, а в зале все еще царила полная тишина.

Первым вышел из задумчивости Председатель КИК Альберт Аотеароа:

— Как я понял, имели место потери личного состава экспедиции и сотрудников базы?

— Да, погибли двое бойцов отряда физзащиты и четверо сотрудников базы. Пятеро бойцов и трое членов нашей экспедиции получили ранения различной степени тяжести.

— Было ли отмечено еще что — то необычное, помимо свихнувшегося ИИ? – спросил Мирославов.

— Пожалуй что лишь одно — пока наш ГИМП висел на низкой орбите, чтобы обеспечить, при необходимости, прямой энергоканал на поверхность – после отключения энегостанции могла срочно понадобиться энергия для разблокирования помещений базы и прочих аварийно — спасательных работ, наш ИИ тоже начал вдруг выдавать какие — то непонятные системные ошибки, сбои, – добавил командир «Одиссея». – Но наши спецы смогли их устранить, а как только .энергостанция была вновь запущена в ручном режиме управления и мы перешли на более высокую орбиту, сбои прекратились.

– Вот уж не думал, что от нашей собственной техники может быть столько опасностей, – сказал Мирославов.

– Да уж, жутковато выглядит, – согласился Директор КЭДРа Завьялов. – И что могут сказать по этому поводу наши технические и компьютерные службы?

– Мы обобщили информацию обо всех поломках, имевших нестандартный характер, – ответил Степанов, бросив короткий взгляд на Раджеша Агарвала, – тщательно изучили все доставленные на Землю технические средства с баз и записи экспедиций. Мои ребята каждую детальку проверили, все до последнего винтика и наносхемы. Поломки разные, но вот о причинах сказать трудно. Например, есть у нас обломки флаера — их специально по нашей просьбе привезли с планеты Медуз. Так вот, все повреждения вызваны именно падением флаера, а что послужило причиной этого падения — не известно. Я лично перепроверил все системы — и силовую электрику, и оптронику, и механику — все до последнего шва! Ничего! Должно было работать, но почему — то дало сбой, и флаер рухнул! Скорее всего, произошел отказ двигателя, но отчего – совершенно не ясно. Есть, правда, предположение, что его могла вызвать резкая смена полярностей в блоках и, возможно, это как — то связанно с магнитным полем самой планеты — там отмечались всплески. Или вот на планете Сиреневой звезды — там на базе все компьютеры тоже с ума посходили, хотя и не так жутко, как на Дельте — 7, но работа встала, исследования подвисли, да и вообще никакие вычисления невозможны, даже для связи. Ну, в начале — то они сами пытались наладить системы, даже запрос в наш отдел делали, а потом им не до этого стало. Извержение вулкана случилось, насколько я помню.

– Да, извержение вулкана, – сказал капитан «Персея». – Часть базы, включая основной узел связи, снесло горящей лавой, но люди успели эвакуироваться, прихватив с собой оборудование и вручную запустив силовую защиту энергостанции. Поскольку компьютеры все сдохли, то получить сейсмопрогноз они смогли только с автономной дублирующей системы, а у нее чувствительность ниже и потому времени на подготовку у них было совсем немного – всего примерно четыре часа плюс — минус тридцать минут. Хорошо, что по регламенту исследовательских работ этой станции у них были тяжелые грузовые вездеходы и глайдеры — это их и спасло. Да еще то, что тамошняя энергостанция была оснащена столь мощной защитой, что смогла выдержать удар лавового потока, а потом энергетики на пару секунд сняли поле, а пилоты уже разгруженных к тому моменту грузовых глайдеров успели за эти мгновения зацепить ее и, когда поле вновь включили, оттащили энергостанцию практически волоком подальше от места извержения. А вездеходы поволокли ее к месту новой дислокации. Ну а тут и мы прилетели и помогли, чем смогли. Кстати, выяснилось, что энергостанция была предназначена первоначально для базы на другой планете – Гефест — 5, с повышенной вулканической активностью, но до окончательного монтажа станции на пятом Гефесте оставалось по графику еще восемь месяцев, а у Сиреневой звезды вся база уже была собрана и не хватало только энергоблоков. И поэтому было решено отправить к Сиреневой звезде уже собранный комплекс, предназначенный для Гефеста — 5, а туда подготовить позже новую энергостанцию. Классический случай, когда «не было бы счастья, да несчастье помогло». М — да…

– Вот — вот, а чуть что, все шишки на нас пытаются валить, — тут же вставил Степанов и продолжил свой доклад. — После передачи нам всех записей телеметрии и внутренних блоков устройств со станции Сиреневой звезды наши техники и программисты пытались разобраться в причинах сбоев. Очень хорошо, что сотрудники базы, не смотря на критическую ситуацию, позаботились о том, чтобы вывезти материалы для исследования! Вот только к разгадке нас это, увы, не приблизило. И более того, в некоторых случаях бывает, что на планете оборудование не работает, дает постоянные сбои, а на Земле начинает нормально функционировать! Те же компьютеры, например. Так что мы даже думаем, что поломки могут быть связаны с особенностями данных планет. Возможно, изучив проблему глубже, рассмотрев все физические параметры планет, на которых случались поломки, и их звезд, мы поймем, в чем дело. И тогда скорей всего нам удастся создать технические средства, способные бесперебойно работать и в данных условиях.

– Что ж, это обнадеживает. Возможно, тогда нам удастся вернуться хотя бы на некоторые планеты, – вздохнул Завьялов.

– Ну а я закончу свой и так уже затянувшийся доклад тем, что чаще всего проблемы носят смешанный характер. И биологические, и технические, и природные в комплексе. У меня все. – Нурмухамедова отключила свой микрофон, вновь передавая слово председателю совещания.

– Ну а ты что молчишь, Лев Игнатич? – обратился он к командиру «Геракла». – Нас уже все попугали. А у вас же тоже был первый уровень? Что там были за напасти?

– Да уж, и нашу экспедицию не миновало, причем на последней планете, – сказал он, включая запись. Виом вновь ожил. – Это было на Неяде, одной из проблемных планет второго сектора. Планета в основном покрыта водой, участок суши небольшой и находится у одного из полюсов. Что, кстати, не характерно, обычно — то материки открытых нами планет ближе к экватору располагаются и климат там благоприятный, почти курорт, а тут вечная зима – ее бы не Неядой, а Антарктидой надо было назвать. Населена планета двумя разумными видами. Эскимосы, как мы их называем, ну похожи просто, живут на суше, «русалки» и, хм, «водяные» – соответственно, в воде. Изучались сразу оба вида, хотя наиболее интересным для Земли являлся вид, обитающий в океане. У них там города, развитая инфраструктура, промышленность, уровень примерно нашего 19 — го века, только основной вектор развития – биотехнологический. И очень трепетное отношение к биоресурсам. Скажем, они таки употребляют в пищу рыбу и некоторых морских животных, но при этом, во — первых, используют некие методы приманки, по которым приплывают только особи, совершившие уже не менее двух нерестов – мы специально это проверяли, а во — вторых, даже из них отбирают не всех – и никогда не вылавливают лишнего, четко ограничивая потребление. Ну и, конечно, они «пасут» косяки чего — то типа наших китов, получая от них молоко и жир, добывая его через специальные надрезы, не убивая животное.

Интересно, что на этой планете практически отсутствовали природные катаклизмы — до недавнего времени. Один народ, одни интересы, войн не было и не предвидится. И, как ни странно, монархия. Техника развивается достаточно стремительно. Так что нашим прогрессорам там было чем заняться. На Неяде находилось две базы – подводная и наземная, хотя наземники в основном занимались просто наблюдением, контактов было мало, да и живут эскимосы еще в первобытном веке. А главное, большинство полезных ископаемых залегают под морским дном. Богатейшие месторождения! Да и из воды можно добывать множество ценных для нас элементов. Так что и с экономической точки зрения более интересны «русалки» с «водяными». Контакты шли вовсю, судя по отчетам, активно внедрялись различные идеи и технологии, а вот шесть месяцев назад начались проблемы. Технические поломки, мелкие болезни, повышение уровня тревожности. Месяца три назад у отдельных сотрудников начались галлюцинации, слуховые и зрительные. Они были обследованы, с ними занимались специалисты. Но потом постепенно галлюцинациями начали страдать все, повторяю все, сотрудники станции, включая медиков и биологов. Более того, когда галлюцинаторный эффект поразил более трети сотрудников и стандартными медико — биологическими и психофизическими методами выявить причины их возникновения не удалось. Тогда на планету были отправлены сотрудники FIB, на всякий случай усиленные группой физзащиты. Но спустя всего две недели после прибытия галлюцинации накрыли и их. Причем FIB — овцы то осознавали, когда у них начинает наступать галлюцинаторная фаза, но поделать ничего не могли! Не смотря на все свои подготовку и способности! А самое ужасное, что даже они, с их возможностями и спецаппаратурой, тоже так и не смогли понять источник возникновения этих галлюцинаций! То есть какие процессы в психике соответствовали галлюцинациям и как их можно было подавить – это поняли, а вот почему или отчего они возникали – нет! У некоторых сотрудников стали возникать приступы паники, клаустрофобии и агарофобии. У прошедших не одну медкомиссию, подготовленных, специально отобранных и кондиционированных именно для работы в условиях именно этой планеты людей! А чуть позже резко возрос уровень агрессивности — сотрудники начали сначала придираться друг к другу по работе, а потом пошли уже ссоры и даже пара драк. Вы можете представить себе драки на исследовательской станции?! Это же ни в какие ворота не лезет!

И все же, несмотря на трудности, работа продолжалась. Персонал базы проводил — таки плановые исследования, посылал отчеты. А прогрессоры даже осуществляли контакты. Правда, накачавшись перед каждым полевым выходом созданными FIB — овцами вместе с медиками противогаллюциногенными «коктейлями». Но вот за пять дней до нашего прилета на станцию напали кали, местные подводные чудовища. Они напоминают змей или мурен, длинное тело, мощные челюсти, острые зубы. Очень прожорливы. И отличаются редкой агрессивностью, что для данной планеты скорей исключение, чем правило — в основном фауна там мирная. И вот эти змейки, до двадцати метров длинной и до метра диаметром, напали на станцию. Причем сразу стаей. Уровень защиты тамошней станции был стандартный для внеземных поселений второго акватипа. То есть весьма высокий. Но кали все же удалось не только повредить обшивку, что послужило причиной частичного затопления, но и проникнуть внутрь. И неприятным сюрпризом стало то, что, как оказалось, эти твари могут прекрасно перемещаться посуху и обходиться какое — то время без воды. Они повредили проводку, после чего вырубились свет и подача кислорода. Техникам удалось наладить резервную систему, правда, не в полном объеме. В это время произошел подземный толчок, который сдвинул станцию, и она соскользнула в образовавшуюся расщелину, повернувшись боком. В результате чего оказалась почти вся затоплена, став более легкой добычей для кали. Хорошо еще, что все сотрудники смогли целенаправленно пробиться к ангару с мини — подлодками – на случай, если придется таки эвакуироваться — и заняли там оборону, непрерывно подавая сигнал SOS. Те, кто находились на сухопутной базе, сразу же отправились на выручку, но сделать они могли не так уж много. Поскольку имеющиеся у них технические средства спасения не были приспособлены для, фактически, ведения боевых действий. Что, кстати, как я отметил в своем отчете, считаю преступной халатностью. Потому что надо было это предусмотреть — хотя бы на случай, пусть и гипотетический, каких — то недружественных действий со стороны «русалок» с «водяными».

— Ну, это Вы перегибаете, — сказал Мирославов. — Все данные по подводному народу показывали, что они совершенно не воинственны. У них не только войн, но даже крупных конфликтов никогда не было — ни между собой, ни с «эскимосами». Как, впрочем, и у тех.

— Пусть так, но все когда — нибудь случается в первый раз! – упрямо возразил командир «Геракла». — Хорошо, мы были на подлете! Поскольку на затонувшей станции уже полностью отсутствовали еда и питье и кончался кислород, а вся аппаратура по их производству была выведена из строя. Эвакуироваться же на мини — подлодках успели не все, т. к. к моменту начала эвакуации к базе, как назло, пришло сильное подводное нисходящее течение. Они не редкость в здешних местах и для базы не страшны, но вот перегруженную мини — подлодку могут и утащить на критическую глубину. Да еще эти твари кали на мини — подлодки тоже стали нападать – их там вообще была тьма тьмущая – так и кишели! Короче, по совокупности всех этих причин около трети сотрудников покинуть станцию не смогли. Медикаментов и медтехники у них было минимальное количество – лишь то, что врачи успели в спешке затолкать в ангар. Автономных энергоисточников тоже в обрез. А кали покидать станцию не желали. Когда мы смогли добраться до оставшихся на станции людей, двое уже были почти при смерти от полученных ранений и наши медики на ГИМПе их еле откачали. Кроме того, во время операции по спасению несколько бойцов отряда физзащиты в результате нападения кали тоже получили ранения, правда легкие — благодаря использованию батискафов и скафандров высших уровней защиты. О психологических последствиях я уж и не говорю — всем сотрудникам базы потребуется длительная реабилитация. Что и не мудрено – когда из воды на тебя выпрыгивает огромная змеюга, ты палишь в нее из ультразвукового излучателя и одновременно засаживаешь прямо в пасть гранату, а она, даже разлетаясь на куски, продолжает пытаться тебя сожрать, то сохранить спокойствие весьма затруднительно, не говоря уж о том, чтобы потом все это еще и забыть. Ну а теперь «вынырнем» из воды на сушу.

Кадры, показывающие мясорубку – иного слова и не подобрать – подводного боя, резко сменились снежной пеленой. Это пошла запись с наружных камер наземной станции. Там мела пурга и изображение периодически смазывалось.

– Тут тоже не все так гладко, — сказал Лев Игнатич. — Но, к счастью, обошлось без человеческих жертв. Здесь в основном были природные напасти. Низкие температуры, шквальный ветер, снег. Флаеры ломались почти ежедневно. Люди часто болели. А в последнее время так же начались проблемы повышенной тревожности. Потом уже, когда шли спасательные работы в море, пришел какой — то чудовищной силы ураган, и базу погребло под тоннами снега. Роботам потребовалось почти три часа, чтобы добраться до ближайшего к поверхности люка, а на то, чтобы откопать все люки и створы ангаров, ушло двое суток. Поэтому всех тех, кто были эвакуированы с морской станции, мы вынуждены были сразу отравлять на ГИМП. В общем, морскую базу мы полностью эвакуировали, а сухопутную перевели на усеченный график ведения работ. Ну а после нашего отлета происшествия, насколько мне известно, закончились.

– Вот с какими видами проблем столкнулись сотрудники земных баз на планетах, которые посетили уже вернувшиеся экспедиции, — подвел итог сказанному Завьялов. — Ну а полная сводка происшествий есть у каждого в личном терминале. Теперь перед нами стоит задача — выяснить если и не сами причины всех этих напастей, то как минимум то, нет ли между ними какой — то связи. А что у нас с аборигенами этих планет? Между ними есть что — нибудь общее?

– Интересная информация пришла с «Пересвета»,– сказал Мирославов. – Вы же знаете, что у них на борту знахарь с планеты Гея — 1. Который наделен весьма сильными экстрасенсорными способностями и незаурядным умом. И он предположил, что у жителей планет, где побывала их экспедиция, отсутствует подсознание. А большинство из них еще и врожденные эмпаты, то есть способны чувствовать эмоции и настроение окружающих почти так же точно, как свои.

По залу пронесся ропот: «да, это интересно», «а ведь мы тоже замечали», «и на Дельте у всех аборигенов вроде как отмечены способности к эмпатии»…

– Отсутствие подсознания, на его взгляд, делает их невосприимчивыми к любым формам внушения, включая новейшие психотехники и генераторы. А поскольку они еще и эмпаты, то чувствуют любую намеренную ложь. Обман возможен, только если приведенные аргументы превосходят уровень разума аборигенов настолько, что те не смогли бы разобраться в их ложности. Понимаете? Полная толерантность к внушениям и высочайшая устойчивость к обману!

– Неужели это возможно? – спросил кто — то.

– Этот наш, хм, шаман уверяет, что у аборигенов посещенных планет есть способность к прямому контакту с ноосферами их планет. Глубина контакта зависит только от уровня развития разума каждого конкретного жителя, определяющего его умение понимать и переводить в доступные ему понятия смыслы тех образов, которые он будет воспринимать, находясь в контакте с ноосферой. Но сам контакт проблемы не составляет. А так как жители всех планет, которые посетил «Пересвет», эмпаты, то при малейшем подозрении на ложь — а они, как вы понимаете, прекрасно чувствуют любые расхождения мыслей и слов, любой житель может связаться, грубо говоря, со всей планетой и спросить совета. Ну а обмануть всю планету еще никому не удавалось. Сила интеллекта не та.

– Понятно. Значит, на данных планетах невозможно отдать безделушки в обмен за землю и реальные ценности, как было некогда в нашей собственной древней истории с индейцами или маори, — задумчиво сказал кто — то из начальников отделов.

– Именно!

– А что у нас по остальным планетам? – спросил председатель, обращаясь к Нурмухамедовой. – На них тоже отсутствует подсознание и присутствует повальная эмпатия?

Обратившись к базе данных, куда уже были введены сведения, собранные вернувшимися экспедициями, та сообщила предварительный вывод:

– Процент планет, у жителей которых может отсутствовать подсознание, довольно высок, но требует уточнения, поскольку обработка необходимых для такого вывода данных завершена еще не по всем планетам.

– Ну вот так у нас всегда — на что — то важное внимания и не обращают! – воскликнул самый молодой из присутствовавших – начальник отдела связи. За что удостоился сумрачных взглядов сразу нескольких коллег, а также Председателя КИК и Директора КЭДРа.

– Но это действительно может оказаться тем искомым общим фактором для всех планет, где случились происшествия с нашими базами, — продолжила Альфия Кажигалиевна. — Еще бы понять, как это связано с возникшими проблемами. А как, кстати, наши ученые объясняют отсутствие подсознания? У кого — нибудь уже есть какие — нибудь соображения по этому поводу?

– Можно мне? — поднял руку седенький старичок. — Уваров Петр Сергеевич, профессор космопсихологии, ведущий аналитик КИК по психоэтике и архетипам мышления инопланетных цивилизаций. Изучая психологию внеземных рас, мы столкнулись с тем, что у некоторых из них действительно нет подсознания. Это было установлено еще в начале освоения космоса, во время открытия первых планет, населенных гуманоидными расами. Уже тогда ученые начали выдвигать различные гипотезы, объясняющие данный факт. Теорий множество и я не буду сейчас утомлять вас их пересказом, тем более, что многие из них спорные. В основном преобладают два направления. Первое — отсутствие подсознания связанно с эволюцией расы, как биологического вида, когда в результате не до конца изученных и понятых процессов подсознание исчезло.

– Было и исчезло? – уточнил Титов.

– Да, именно. По другой же теории подсознания не было изначально: к такой организации разума привели особенности строения мозга и нервной системы в целом и условия эволюции. Ну созданы они такими, без подсознания.

– Это как дельфиний хвост у жителей Неяды?

– Именно! Но в свете последних катастроф мы начали исследования в ином русле: сравнение землян и аборигенов проблемных планет как биологических видов. Возможно, именно тут скрыта разгадка. Так вот, изучая и сравнивая эволюционное развитие на разных планетах, в том числе и на Земле, у меня возникла догадка, что, подсознание не у них исчезло, а у нас возникло. То есть это не они являются эволюционным исключением, а мы. Я полагаю, что на каком — то этапе эволюции на Земле началось расщепление, расслоение разума! Возникло подсознание, то есть область, куда задвигалось все лишнее, что наше сознание не успевало перерабатывать! Или не желало. Пока это только догадка и большинство моих коллег, честно признаюсь, со мной не согласны.

– То есть, мы шагнули по эволюционной лестнице выше, и подсознание было одним из факторов, который создал условия для скорейшего прогресса, в отличие жителей тех планет, которые мы изучаем? – спросил Мирославов.

– Шагнули — то мы шагнули, молодой человек, но вот по лестнице или в сторону от нее — это еще вопрос.

– Да что тут думать, Петр Сергеевич, конечно выше! – воскликнул научный руководитель одной из экспедиций. Некоторые одобрительно закивали. – Это безусловный прогресс и благо. Мы действительно добились большего, чем они. На данном этапе освоения космоса мы еще не сталкивались с кем — нибудь, превосходящим нас по уровню технологического прогресса.

– Но и космос мы исследовали еще далеко не весь, – осторожно заметил кто — то из ученых.

– А вот на этот случай и разработан «Щит Персея» — как раз для отражения возможной атаки, если встретим кого — то равного или превосходящего нас, – заявил Хавард — Тригве Магнхилд Тордарсон, которого все звали просто Хавард или Тордарсон. И он не обижался, хотя имя его и было каким — то жутко древним и обозначало, что его носитель великий воин — защитник. Но поскольку правильно выговорить его с первого раза удавалось не всем даже в родных Норвегии и Исландии (его мать была норвежкой, а отец исландцем), то здоровяк — «викинг» охотно отзывался и на любой из двух сокращенных вариантов своего славного имени.

– Но пока этого не случилось. Все встреченные и изучаемые нами расы отстают от нас по уровню развития.

– Я бы сказал, что они отстают по уровню техники и технологий, связанных с ее использованием, – возразил научный руководитель с «Одиссея». – А по некоторым параметрам они нас если еще и не превосходят, то смогут превзойти уже в самом скором времени. Например, мы наблюдали биотехнологии и медицину на уровне манипуляций геномом и тонкими полевыми структурами, а также то, чему у нас и названия то нет, если, конечно не считать слова «магия». Как они растят, именно растят, а не собирают, дома, а что творят в области сельского хозяйства! Это ж похоже на чудеса!

– Но мы все понимаем, что это никоим образом не поможет им в случае, например, открытой интервенции более развитой цивилизации из космоса, – сказал Председатель КИК. – И наша цель, в том числе, научить их, подготовить к тому, что не все цивилизации такие же мирные, как они! И к тому же мы знаем, что при дальнейшем развитии какие — нибудь проблемы — социальные, демографические, экологические — неизбежно возникают у любых цивилизаций. И мы, как более развитый народ, просто обязаны им помочь! Предостеречь! Направить! Потому как мы, земляне, прошли этот путь раньше. Нам никто не помогал, но мы, выйдя уже на новую ступень развития, и заплатив за свой опыт дорогую цену, просто не можем молчать! Не имеем права! Наш долг помочь юным цивилизациям пройти этот путь с потерями меньшими, чем были у нас!

– Да, да, конечно, – закивали многие присутствующие.

– К тому же, укрепление отношений с пока неразвитыми народами позволит нам избежать в дальнейшем возможных угроз с их стороны, – сказал Тордарсон.

– Помилуйте, какая угроза от этих малоразвитых цивилизаций?! — недоуменно воскликнули одновременно Уваров и Титов.

– Но ведь они не всегда таковыми будут.

— Но и мы тоже не станем же топтаться на одном месте! – усмехнулся Завьялов.

— Да, но мы должны учитывать, что в ряде областей развития они со временем могут нас догнать, а может и перегнать, — отпарировал Тордарсон. — И уже возникшие у наших баз проблемы на многих планетах у меня лично оставляют нехороший осадок. Что — то, конечно, приписать аборигенам никак нельзя, но вот, например, случаи избирательного заражения исключительно землян мутировавшми вирусами и бактериями? Хорошо, если это случайность, а если нет? Ведь биотехнологии — то у них, как вы верно подметили, неплохо развиты…

— Да и всяких гадов типа кали тоже вполне могли местные натравить, — «поддакнул» еще один из приглашенных на совещание представителей КФЗ. – Ведь они умеют управлять животными.

— А также надо учесть и то, что к ним могут прилететь не только ваши, Андрей, но и чужие прогрессоры. И соответственно, убедить их стать не нашими, а чьими — то еще потенциальными союзниками, — добавил глава КФЗ, одновременно бросив недовольный взгляд на подчиненного.

– Ну, тут стоит рассмотреть этические характеристики этих народов, – опять взяла слово Альфия Кажигалиевна. – Судя по полученным нами и, как мы можем утверждать, статистически достоверным данным о поведении, законах и системах воспитания разумных жителей обсуждаемых планет, уровень агрессии у них минимальный. На многих отсутствует преступность! Нет войн. Ранее, правда, на немногих из этих планет войны велись, но со временем прекратились и сегодня это полностью мирные расы. У них и оружия то нет. То есть разработки, которые мы, с нашей точки зрения, могли бы назвать технологиями двойного назначения, есть, но никому из жителей этих планет даже в голову никогда не придет желание применить их для причинения вреда живым существам. Более того, ни на одной из этих планет нет такого понятия, как охота на животных. Они выращивают домашний скот или приручают ( хотя относительно их отношений это и не совсем верное слово) диких, но лишь для получения чего — нибудь типа молока или яиц. А белки они получают из растений типа наших бобовых культур, сои или грибов. Или переработки мяса животных, умерших естественной смертью. А на ряде планет они с помощью своих, хм, магических биотехнологий научились выращивать растения, у которых плоды являются аналогом мяса тамошних животных.

— Хочу внести некоторую важную поправку – коллега немного ошиблась – дело в том, что жители этих планет живут согласно не законам, а собственным убеждениям! — сказал Уваров. — У них нет того, что мы называем карательными мерами государства. Совсем нет! И придерживаются они своих убеждений не из — за страха наказания! Везде развиты взаимопомощь и сотрудничество. И по всей своей внутренней культуре они просто не могут причинять кому бы то ни было намеренный вред. Так что вряд ли стоит беспокоиться о том, что они станут чьими — то, как вы выразились, союзниками в военном смысле этого слова.

– Возможно. Но вопрос в том, воспринимают ли они землян как «своих», — задумчиво произнес Хавард Тордарсон. — Если нет, то Ваши ссылки на все эти их этические принципы могут оказаться бесполезны. Вы же прекрасно понимаете и знаете из нашей истории, что на «чужих» убеждения не распространяются. Вспомните любой межнациональный, межрелигиозный или даже межплеменной конфликт в истории Земли!

– Конечно, но думать, что на всех планетах аборигены выпроваживают нас, и все проблемы возникли в результате скрытой угрозы с их стороны, все же преждевременно, — сказал Завьялов. – Да и ссылки на нашу, земную историю тоже не совсем корректны. С моей точки зрения, важно понять, что еще может быть общего у жителей этих планет. Или у самих планет. А то мы рассматриваем почему — то только жителей, а может все проблемы в неких физических или биологических характеристиках именно планет?

– Эта возможность тоже изучается. Но относительно нее мне сказать пока нечего. Потребуются дополнительные замеры параметров тех или иных планетарных процессов. А вот относительно дополнительных совпадений в поведении аборигенов тех планет, откуда вернулись экспедиции, мне есть что добавить прямо сейчас, – сказал начальник аналитического управления КИК Лахир Чонгап. – Исходя из проанализированных данных, наши специалисты заметили, что на всех посещенных экспедициями планетах НЕТ ничего подобного азартным играм! При том, что некий азарт у жителей этих миров все — таки есть, но он носит не соревновательный, а познавательный характер — как азарт исследователя — узнать нечто новое и поделиться этим с остальными. И не ради того, чтобы сделать это первым или получить нобелевскую премию, а ради самого факта открытия и повышения своего личного и общего осознания. Кроме того, из докладов сотрудников баз, а также членов экспедиций было выявлено, что на этих планетах никто из жителей не восхищается умением рисковать. Более того, там нет, как ни странно это может прозвучать, и таких понятий, как ВЕРА и СМЕЛОСТЬ! Вера — это способность принять некие правила поведения и руководствоваться ими, не понимая их разумом. Действовать, не только не контролируя, но даже и не ощущая всю цепочку возникающих от твоих действий причинно — следственных связей, полагаясь на то, что у нас, на Земле, принято называть Провидением, Судьбой, Удачей, Дарной или Промыслом Божьим. Для чего нужна смелость. Поскольку она бывает двух типов — первый связан с самопожертвованием, а второй есть как раз ничто иное, как способность действовать в обстоятельствах неопределенности. И в этом смысле смелость является обязательным, хотя, возможно, и скрытым, не явным атрибутом Веры. Действовать, полагаясь только на Веру, когда ты ничего не знаешь, ничего не понимаешь, но при этом готов делать нечто, возможно весьма опасное — это и есть смелость в одном из ее проявлений.

У нас, землян, довольно многие считают, что без риска жизнь не полна. Мол, большой риск — большая жизнь, а маленький риск — маленькая жизнь. Более того, некоторые даже считают, что величайшим сожалением на смертном одре сердце наполняют как раз неиспытанные риски и неизведанные опасности. И квинтэссенцией такого подхода является следующая формулировка: жизнь — это ни что иное, как игра в лотерею — чем больше риска, тем больше возможность выиграть. И считается, что только великая отвага — путь к великим возможностям и свободе. Но мало кто помнит, что великая отвага является оборотной стороной великого же страха.

Существам же с изучаемых нами сейчас планет подобный подход чужд! Принципиально! Поскольку они ПОНИМАЮТ все мотивы своих поступков и желаний. Это, кстати, как раз и связанно с отсутствием у них подсознания! Они все осознают! И способны были поначалу ощущать, а потом, по мере развития разума и способности осознания, и знать, буквально ВИДЕТЬ все более длинные и обширные области последствий своих выборов и поступков. Ну, как если бы мы были способны видеть круги от брошенного нами в воду камня не только на поверхности, но и в толще воды, и не до тех пор, пока они видны глазу, а до тех пор, пока они не затухнут окончательно. Возможно претерпев перед этим отражения, рассеивания и интерференцию. ВЕРА у существ с подобным мировосприятием заменена ЗНАНИЕМ. Точным и проверенным Знанием. Кстати, под Знанием в данном контексте следует понимать то, что дано им в непосредственных ощущениях. Например, совсем не обязательно изучать теорию гравитации, чтобы знать, что брошенный вверх камень падает вниз. Предвижу возражение, что в ощущениях часто дано далеко не все. Например, радиация. На это замечу, что, во — первых, даже не ощущая собственно радиацию, существо с высоким уровнем осознания своего организма почувствует, что в месте ее действия его организм подвергается негативному воздействию. А во — вторых, у жителей планет, где у нас возникли проблемы, и ощущения развиты лучше, чем у среднего землянина.

– Вот тут вы безусловно правы, уважаемый Лахир, – поддержал начальник отдела FIB Дмитрий Велесов. – Ощущения у большинства из них развиты очень сильно. И повсеместная эмпатия лично у меня вызывает удивление и, хм, даже легкую зависть. Нам для того, чтобы достичь результатов, которых они достигают с легкостью, требуются годы упорных тренировок! А многим из них и достигать ничего не надо — это дано им с рождения! Например, способность исцелять. Или возможность вхождения в ноосферу.

– На мой взгляд, эмпатия скорей всего возникла у них в ходе эволюции, – сказал Уваров. – И косвенно это связано именно с тем, что эти способности не подавляются наличием неосознаваемых, а потому потенциально опасных инстинктивных реакций. Что блокирует развитие не только эмпатии, а и всех других сверхспособностей. То есть магия, в нашем понимании этого слова, у этих народов тоже связанна с отсутствием подсознания!

– Ну, это уж вы хватили! – рассмеялся научный руководитель с «Геракла». – По — вашему, так вообще все особенности аборигенов связаны с отсутствием подсознания! Скорей всего, это все же лишь их отличительная особенность — как у нас две руки или один нос.

– Не похоже. Согласитесь, коллега, что обширное присутствие сходных особенностей у жителей планет, расположенных в некоторых конкретных областях изученного нами космоса наводит на определенные мысли.

– Ну, лично меня именно это наводит лишь на мысль о том, что у них могли быть общие предки — в полном соответствии с теорией панспермии! И именно поэтому они и расположены так компактно — в двух соседних секторах! Или свойства пространства именно этих близко расположенных областей космоса таковы, что у жителей расположенных там планет развилась эта самая эмпатия. А может там какие излучения хитрые, в этих районах Вселенной. А вы зациклились на отсутствии подсознания! Это попросту ваша идея фикс!!!

– Но позвольте!..

– Друзья мои, не будем спорить и ссориться, – вмешался в начинающуюся перепалку Аотеароа. – Это никак не приблизит нас к разгадке! Давайте пока рассмотрим еще несколько частных случаев и постараемся выявить все возможные аналогии.

– Да чего тут выявлять?! Мне кажется, это особенности планет, – сказал командир «Ясона». – Вон на Кноссе в помещение базы каким — то образом проник грибок и пожрал там все. Пластмассу, металл. Только стекло не жрал, а все остальное — запросто!

– Что — то часто сегодня звучат нарекания в адрес стандартных карантинных мер. Оказывается, что наши биофильтры, системы обработки и сканирования помещений не так уж и эффективны, как представлялось! – произнес Аотеароа. И его холодный и в то же время требовательный голос заставил заерзать в кресле начальников сразу двух отделов – медицинского и технического. Да уж, подчиненные не зря присвоили Председателю КИК уважительное прозвище «Тавхаки»1, Потому что он умел удивительным образом совмещать крутой нрав с заботой о подчиненных.

– Ну, не совсем так – проникли только споры, а грибок развился позже. Но зато какой — ультрафиолет, химикаты, и даже рентгеновское облучение – ничего не помогло. Скорость поедания и органики и неорганики была просто чудовищная! Пол под ногами осыпался! Перекрытия, приборы просто таяли на глазах! Смотришь на стену — и вдруг появляется малюсенькая дырочка, а через час там уже половины стены нет! Все как кислотой разъедает! Наши с базы были вынуждены спешно покинуть основные здания, побросав все оборудование, вещи, записи, и, пройдя жесточайшую дезинфекцию, поселиться в трех незатронутых грибком помещениях – центре связи, блоке резервной энергетической установки и складе продовольствия. Эти помещения находились не в основном здании и были изолированы от основного комплекса базы. Хоть с этим повезло! И еда была, и свет, и сигнал о помощи смогли передать! Чистые помещения каждый день полностью инспектировали с помощью наноботов – удовольствие дорогое, но после, хм, тесного «знакомства» с этим грибком руководство базы пошло и на такую меру. А на случай обнаружения грибкового поражения и этих помещений был разработан план немедленной эвакуации с мерами индивидуальной и коллективной стерилизации. К счастью, все обошлось, и туда этот «чудо» — грибок не добрался.

– Да, – протянул кто — то из ученых, – можно себе представить. Сидели там запершись, поставив силовую защиту, под постоянным надзором наноботов даже в постелях…

– Именно!

–…и все исследовательские программы были свернуты.

– Да какие тут исследования, когда такое?! Естественно, все полевые выходы также были отменены, как прогрессоры не роптали. Ну и в чем может тут быть причина, кроме как в особенности данной планеты? Ну есть на ней такой хитрый грибок, пожирающий металл и пластик – и никакой мистики и трансцендентности!

– Таких случаев можно привести много, – согласились сразу несколько из присутствующих.

– Хорошо, если это и впрямь только так,.. — задумчиво произнес Мирославов.

– Ммм, а у местных жителей как с этим грибком? – спросил начальник отдела космобиологии Ричард Сиверцев.

– А что у местных?! Металлом почти не пользуются, а пластика у них и вовсе нет. Только натуральные материалы – дерево, керамика всякая, ткани тоже из растений.

– Хм, видите ли, чтобы что — то есть, надо, чтобы на это был настроен метаболизм того, кто ест, — сказал космобиолог. — Другими словами, чтобы грибок мог есть пластик, он должен иметь в своем активе некие химические или физические реакции, которые способны обеспечить взаимодействие со структурами пластика или металла.. Понимаете?

– Не совсем? Ведь у нас на Земле есть грибки и бактерии, которые поражают металл и пластик, и они были еще до того, как мы, люди, научились эти самые металл и тем более пластик производить. Так что это не аргумент.

– Относительно металлов соглашусь — это природные ископаемые, которые в том или ином виде есть практически на любой планете, и вполне возможно, что где — то могут возникнуть формы жизни, потребляющие и переваривающие находящиеся в рудах окислы и иные соединения. Но вот пластик ! В природе он не встречается ни в каких формах, и если цивилизация еще не дошла даже до его открытия, то откуда взяться могущему его переварить грибку? И, кстати, таких микроорганизмов естественного происхождения у нас на Земле тоже нет. Так что тут Вы ошиблись — подобные «прелести» были сплошь выведены искусственно.

Это заявление вызвало оживленную дискуссию. Мнения разошлись. Часть присутствующих считала, что появление такого грибка вызвано природными аномалиями данной планеты — а их там хватало — и ничего сверхъестественного в этом нет. Другие же выдвигали гипотезы о возможных латентных свойствах метаболизма конкретно этого вида грибка. Ну было, мол, в нем заложено поедание некоторых вполне природных веществ. А пластик из чего состоит? То — то и оно! Значит, нечего выдумывать. Некоторые с подозрением отмечали способность воздействия местных жителей на флору и фауну. А ну как это они вызвали у грибка такие свойства?! Мало ли что мирные, ну а вдруг это такой способ вытурить с планеты непрошенных гостей? Тут же нашлись оппоненты, указывающие, что, несмотря на некоторые успехи в области биотехнологий, такое аборигенам все же еще не по плечу. А двое специалистов предположили в пылу дебатов наличие третей силы, остающийся пока в тени, но стремящейся захватить контроль над планетой, а может и над всем сектором.

– Нет, ну это вы хватили! – заявил Завьялов. — Пытающаяся прибирать к рукам целые планеты высокоразвитая цивилизация не осталась бы незамеченной. Космические корабли, станции, исследовательские базы – скрыть такое при современном уровне техники невозможно! Мы бы наверняка встретились с ними где — нибудь или засекли их приборами. Или надо признать, что это цивилизация или на основе чисто энергетическо — полевых форм жизни, или настолько нас превосходящая, что могла бы просто выкидывать наши базы с планет безо всех этих сложностей и премудростей!

— Это не факт! – тут же заявил Уваров. — Могу предложить с десяток моделей ситуаций, в которых сверхразвитая по нашим меркам цивилизация стала бы при первом контакте действовать именно скрытно, а не демонстрировать свою силу.

– Верное замечание, Петр Сергеевич, – согласился Председатель КИК, – но как одну из версий мы должны рассматривать и такую возможность, о которой сказал Андрей. Так что не будем ее сразу же отбрасывать.

– Конечно, вот и на планете Двух Теней непонятно – то ли планетарные особенности климата и плачевное стечение обстоятельств, то ли чьи — то происки, – сказал научный руководитель с «Персея».

– Двух Теней? Это где же? – спросил Уваров.

Титов вывел на виом звездную карту, а потом саму планету.

– Так ее назвал командир обнаружившей эту планету экспедиции. Видите, она находиться в системе двух звезд и поэтому все на ней отбрасывает по две тени. Там в районе нашей базы произошла гроза. Сам по себе факт рядовой — дожди и грозы там не редкость. Но в тот раз общая насыщенность туч электричеством была почему — то чрезмерно высокой. А молнии, судя по записям регистрирующей аппаратуры, были просто колоссальной мощности. И именно в этот момент произошел сбой в аппаратуре защиты! До момента включения дублирующей системы прошло всего — то на пять сотых секунды! Но именно в этот промежуток времени в базу попали сразу три молнии! Да какие! Полыхнуло так, что пережгло защитные светофильтры! А от разрядов полетела вся электроника! Вышли из строя энергетические установки — и основная, и дублирующая! Обе! Антенна комплекса связи накрылась, большая часть биоэлектроники. А одна из молний угодила в склад робототехники! Полюбуйтесь!

В виоме показалась развороченная база. Почерневшие обугленные стены, выгоревшая аппаратура, покореженные роботы, лежащая на боку ферма с ажурными сетками антенн.

– Больше трети роботов утрачено безвозвратно, включая транспортных и строительных.

– А люди?

– К счастью никто не погиб. А со всеми поражениями и травмами смогли справиться автономные медицинские блоки. Естественно, все программы по исследованию планеты и внедрению среди местных жителей наших, земных идей и технологий были сорваны! Все занялись восстановлением базы. Техникам удалось собрать из двух энергетических установок одну, и люди смогли более — менее нормально устроиться. Электронщики тоже оказались на высоте и поставили запасной антенный комплекс, что позволило восстановить связь. Но дело ведь не в этом, а в том, как и почему это произошло. Случайность? А если нет?

– А мы на Гефесте столкнулись с тем, что все исследования пришлось свернуть из — за возникновения циклической гравитационной аномалии и еще каких — то не до конца изученных излучений, – сказал научный руководитель с «Геракла».

– А что там произошло? – спросил Аотеароа.

– Вначале все было нормально: исследования, контакты, не прямые, конечно, завуалированные, под прикрытием. Там народ разделился на две группы — одни ратовали за прогресс в смысле, близком к тому, как это понимаем мы, а другие – за жизнь в лесу в единении с природой. Нет, все мирно, без всяких эксцессов, но наши — то знали, что в дальнейшем конфликты неизбежны. Ну и начали там все исправлять, внедрять идеи, консультировать и даже готовить лидеров. И вот вдруг на третий год работы по планете прокатилась серия гравитационных всплесков, словно волной обогнувших всю планету. Вот только странным образом пики этой волны пришлись на нашу базу и на пару стационарных наблюдательных пунктов – ну типа небольших складов оборудования и разных нужных вещей – чтобы прогрессорам не мотаться из — за каждой мелочи на базу. В пике скачки гравитационной мощности составили до 30 земных уровней! Но на очень небольшой площади. Один флайер случайно попал в зону пикового всплеска и разбился! Пилот и пассажиры уцелели благодаря гравикомпенсаторам и системе спасения, которые стоят на всех наших машинах, изготовленных для внеземелья. Равно как и на базе все бы оказались мертвы, если бы не висящие над планетой 3 — и метеоспутника и автоматические геофизические станции на наблюдательных пунктах. Один из этих пунктов накрыло пиком гравитуды раньше, чем странная волна докатилась до базы. Прошел сигнал оповещения, и дежурная смена энергетиков на всякий случай увеличила мощность силовой защиты, а также активировали дополнительные измерительные системы. Это и спасло. Но только людей. Потому что когда сила тяжести начала стремительно нарастать, мощности защиты на всю территорию базы не хватило, и пришлось собрать людей в двух ангарах, которые и накрыли всей мощью, какая была. Ну а большая часть аппаратуры, да и другой техники, была уничтожена! И вот что особо удивительно – в местах таких скачков поля тяготения должны были бы наблюдаться разломы земной коры, землетрясения, но ничего подобного не было! Уже здесь, на Земле, аналитики КИК пришли к выводу, что, скорее всего, имела место цикличная особенность планетарной энергетики, сопровождавшаяся локальными переливами магмы, которая как бы подпирала кору в районах максимальных гравитуд и демпфировала возникающие напряжения и колебания поверхностных слоев! Более того, из разговоров с теми аборигенами, с которыми еще удалось сохранить контакт, выяснилось, что в их преданиях есть упоминания о том, как гибли общины, прогневавшие Смотрителя Подземного Мира. Их самих и их скот раздавило, а точнее — буквально размазало по поверхности. Другими словами, подобные волны повышенной гравитации являются циклическим процессом этой планеты. А мы про них ничего не знали потому, что цикл слишком длинный, да к тому же, похоже, не регулярный и туземцы давно уже об этом забыли и вспомнили лишь после специальных вопросов именно по этой теме. А посему и прогрессоры об этой особенности данной планеты раньше не узнали. Конечно, со временем наши ученые изучат все факторы и смогут создать технические средства, предотвращающие разрушение в подобных условиях, но пока базу пришлось свернуть. Большинство объектов и техники были уничтожены и поэтому пребывание там людей стало проблематичным.

– Да, дела, – протянул командир «Ясона». – А у нас вот тоже был случай, когда во всей красе проявились ранее не обнаруженные местные вирусы. Нет, главное вроде ничего серьезного, а все исследования оказались сорванными!

– Как это так?

– А какие исследования, когда все сотрудники, простите, с горшка не слезают?! Оказалось, среди местных микроорганизмов есть вирусы, которым очень приглянулись именно наши лакто — и бифидобактерии, ну те, что у людей в кишечнике. И эти местные агрессоры их уничтожали «на раз». Народ животами мучался страшно, и не помогало ни — че — го! Что только медики не делали – все бесполезно! А потом и самих медиков зацепило. Спасались лишь постоянными инъекциями наноботов. Пришлось всю базу эвакуировать — с горшка планетарного на горшок космический!

– А потом? – заинтересованно спросил Уваров.

– Так прошло. На ГИМПе всех, конечно, поместили в карантин высшей степени. Попов, медик наш, наблюдал — все как положено: анализы, замеры разные. Ну и, конечно, пробовал убить эти вирусы разными биологическими, физическими, химическими и прочими способами. А потом вдруг все само прошло. Отлетели от планеты и после очередного прыжка он ко мне приходит и докладывает: «Все в порядке, никакой чужеродной микрофлоры не обнаружено». Уровень карантина снизили, но никого не выпустили — мало ли что. Здесь, в Солнечной системе, пересадили на карантинный спутник номер три. Но, насколько мне известно, тамошние медики у них тоже ничего не обнаружили.

– Да, это так. Мы все исследовали – никаких следов, — подтвердил начальник медицинского управления КИК Даниил Ряженцев.

– А вот о случившемся на Полинезии так не скажешь, – щелкнул пультом капитан «Одиссея». На экране немедленно высветилось изображение безбрежного моря и группы крупных островов (или мелких материков — это как посмотреть), и сразу стало понятно название планеты – вид из космоса действительно очень походил на земную Полинезию. – База была расположена на коралловом атолле в теплой климатической зоне. Пальмы, пляжи, курорт одним словом. Погода устойчивая, туземцы дружелюбные, все прекрасно. В отличие от Земли там даже тайфунов нет. Ну, по крайней мере, в данной части планеты. Так вот, сначала на остров напало огромное количество живущих большими колониями существ типа земных морских звезд, только способных, в отличие от земных, не только ползать по дну, а еще и плавать в толще воды. Причем до этого момента о существовании подобной живности в местных океанах сотрудники базы не знали. Но это нормально – нельзя же за пять лет изучить всю флору и фауну целой планеты. А когда звезды уже серьёзно подъели кораллы острова, то вдруг буквально рядом с ним родился подводный вулкан. И хотя о его возникновении аппаратура контроля предупредила, но извержение и сопутствующее землетрясение были столь сильны и развивались столь стремительно, что остров накрыло сначала толчком с магнитудой в 9 баллов, а потом и цунами. В результате всех этих перипетий остров оказался полностью разрушен. Хорошо, что комплексы баз для планет с преобладанием океанов были созданы фактически как своего рода группа подводных лодок – каждый модуль в случае разрушения того основания, на котором он находился, и попадания его в воду, мог автономно плавать и даже погружаться на глубину до 250 метров., Но все их цунами изрядно потрепало и разбросало по акватории площадью около 1000 кв. километров.

– Жуть какая! И как же они потом?!

– Ну что, пришлось двигаться своим ходом. И собраться они смогли лишь через двое суток, потому что у пары модулей ходовые установки были повреждены, и ближайшим к ним сохранившим ход пришлось сначала брать те на буксир, и только потом двигаться к точке общего сбора. В результате база стала напоминать уже своего рода сборный плавучий городок.

– А люди?

– Тут нам, можно сказать, повезло – все живы. Травмы, конечно, были, несколько человек, бывших на берегу, смыло с острова, но они выжили. Их потом один из модулей подобрал.

— Как? – раздалось сразу несколько удивленных голосов. – После попадания под цунами?

— Они все были акванавтами. Как раз вернулись после погружений и, пройдя декомпрессию и все положенные восстановительные процедуры, расслаблялись на берегу. Будь на их месте кто — то не столь подготовленный, им бы не сдобровать. Но, на счастье, все остальные в момент происшествия были рядом с базой и успели укрыться. Модулям изрядно досталось и людям внутри них тоже, но разбитый нос или сломанные ребра — это ничтожная плата за спасение.

– Ну, хоть это хорошо.

– А это что за образины?! – воскликнул Мирославов, не сводя глаз с экрана. Там вокруг плавучей базы вздымались щупальца и теснились спины каких — то диковинных морских гигантов.

– А это новая напасть. На вулкане злоключения не закончились – плавающей в воде базой заинтересовались вот эти монстры из морских глубин, похожие на чудовищный гибрид земных кальмаров с их злейшими врагами – кашалотами. Об их существовании так же раннее ничего известно не было.

На экране огромная туша выпрыгнула из воды и со всего размаха обрушилась на один из модулей, потопив его. Все находящиеся в зале ахнули, но спустя некоторое время модуль, как ни в чем не бывало, всплыл и вновь закачался на волнах.

– Ужас какой!

Другой монстр обвил модуль щупальцами, пробуя его на зуб. По обшивке пробежало голубое свечение, послышался характерный звук разряда, и кашелотокальмар, выпустив свою добычу, отпрянул.

– Как вы понимаете, все эти события привели к сокращению целого ряда исследовательских программ. Да и постоянное присутствие пары — тройки этих существ рядом с базой так же создавало много проблем. Защита у базы, конечно, имеется, но выставить постоянный энергощит в воде – весьма затратное дело, а два модуля энергостанции пришли в точку сбора одними из последних – у них, хм, водоизмещение самое большое. Так что первое время всем подвергшимся атаке кашелотокальмаров модулям пришлось обходиться своими ресурсами. Ну и, конечно, попробуй совершить вылазку, когда тут такое! Даже нашей десантной группе было непросто к ним подобраться. И вот как это все объяснить?! С чего вдруг все эти ранее никак не проявлявшиеся, а потому ведущие скорее скрытный, чем демонстративный образ жизни представители местной фауны ни с того ни с сего так на нас ополчились? Ладно, вулкан — может и случайность, хотя уж подозрительно «вовремя». А эти то с чего?! Невольно закрадывалось подозрение, будто ими кто — то управлял!

– А местные не могли?

– Да они вроде мирные — все сотрудники базы, включая прогрессоров, говорят, что аборигены очень открытый и дружелюбный народ, эдакие дети природы. Хотя в принципе, если судить по самим доступным им возможностям, местной флорой и фауной они управлять могут, причем в достаточно значительных масштабах. Почти полностью биологическая цивилизация же.

Дебаты возобновились с новой силой. Снова заговорили о возможности закулисного участия третьей силы, но если это и так, прямых доказательств не было — одни догадки и домыслы. И эта неопределенность рождала подозрения, они разрастались, нагнетая тревогу и ноющее предчувствие еще больших неприятностей. Представители КЭСВП тут же предложили увеличить ресурсное обеспечение проекта «Щит Персея», с тем, чтобы быть готовыми к отражению возможных угроз. Во время совещания стало понятно, что на данном этапе точно ответить на вопрос о причинах всех этих бедствий никто так и не может. Что это — стечение обстоятельств или чей — то злой умысел? А если умысел, то какова его цель? Некоторые даже высказывались о возможном участии в этих напастях сингов, хотя эта теория большого количества приверженцев не сыскала.

– Одно ясно — что ничего пока не ясно, – вздохнул, закрывая собрание, Альберт Аотеароа. – Может, после возвращения «Пересвета» и обобщения всех данных что — то проясниться? А пока, увы. Проблемы, возникшие на каждой из посещенных спецэкспедициями планет, с легкостью можно было бы списать на случай и природные особенности, если бы не их количество и схожие аналоги на других планетах, зачастую находящихся даже в других секторах.

Предлагаю следующее – продолжать обработку собранной информации с учетом всех имеющихся версий, сообщая промежуточные результаты на «Пересвет» с целью ориентировки их на сбор данных, способных снизить или повысить достоверность той или иной версии. И ждать возвращения самого «Пересвета». Одновременно считаю целесообразным ходатайствовать перед Мировым Советом о выделении дополнительных ресурсов на активизацию развертывания работ по программе «Щит Персея». Ставлю на голосование.

У всех сидящих над их пультами вспыхнули зеленые огоньки.

— Принято единогласно. Всем спасибо, можно разойтись. А Тордарсона, Завьялова и Степанова попрошу ко мне в кабинет.

Расходились участники совещания группами, продолжая по дороге обсуждать сложившуюся ситуацию.

– Да, – сказал Мирославов, – тыркаемся как слепые котята! Знаете, игрушка такая есть – пазлы. Картинка, разрезанная на кусочки, которые перемешивают и собирают из них целое. Только это не всегда получается. Вот и мы сейчас перебираем события — кусочки, а в единую картину они никак не складываются!

– И не говори! – поддержал его шедший рядом начальник медуправления КИК Ряженцев. – Мы бьемся над решением уже столько времени, а ответа все нет! И невольно начинаешь думать, что весь мир устроен по — идиотски!

– Ну, это уж ты хватил, – покачал головой Мирославов.

– Отчего же? Ведь роптать на мир мы опасаемся, если честно себе признаться, только потому, что где — то в глубине нашего сознания думаем – а вдруг у него, у мира, есть таки Творец. Который, понятное дело, безмерно более силен, чем мы. И поэтому впрямую бороться с ним не конструктивно, а может и опасно. Но в принципе — то, если вдуматься, этот Творец, если допустить, конечно, что Он действительно есть, устроил мир по — идиотски, поскольку только идиот, или садист мог заложить в основу мироздания принцип «от противного», по которому каждый получает не то, что хочет, а то, чего не хочет! Вот и нынешняя ситуация развивается точно по этому сценарию – чего мы не хотели и не хотим, то получаем!

– Друг мой, вы слишком раздражены, — покачал головой Уваров. – Не стоит так говорить о Творце! Ведь с самого начала освоения космоса, а тем более полетов к звездам было ясно, что путь этот будет усыпан не только лепестками роз, но и их шипами. Да и в целом Вы не правы!

– Не прав, говорите, в целом? – разгорячено произнес Ряженцев. — А Вы сами подумайте! Все наши ведущие мировые учения содержат – в той или иной форме — постулат о том, что, мол, Изначальная Сила или Промысел – да как угодно назовите Нечто, лежащее в основе такого способа управления реальностью, который древние называли магией – так вот эта Сила реализует те ожидания, или, вернее, намерения живых существ, в которых согласованы их душа и разум. Кстати, в современном понимании, то, в чем едины сознание и подсознание. Так что лично я очень даже внимательно отношусь к гипотезе этого инопланетного шамана. Впрочем, это я отвлекся – итак, в основе практически всех земных мировых учений лежит постулат о том, что наш Мир устроен Его Творцом так, что Изначальная Сила реализует намерения, в которых душа согласована с разумом. Разум боится — душа тем более опасается, разум чувствует неприязнь — душа тоже не имеет ничего против, разум ненавидит — душа и подавно. Душа и разум полностью единогласны. А эта самая совершающая чудеса Изначальная Сила пробуждается, согласно проекту Творца, как раз таки в момент согласованности сознания и подсознания. И реализует то, в чем они едины! А едины разум и душа, к сожалению, чаще в неприятии чего — либо. И что же мы имеем в результате? А то, что чаще всего реализуются худшие ожидания и человек получает как раз именно то, чего он не хочет! Нас преследует то, чего мы опасаемся и ненавидим, от чего желаем отвертеться. Получается так, что согласно механизму, заложенному в наш мир этим самым Творцом, реализуется именно то, что нас беспокоит, внушает опасения и неприязнь. Чего мы стремимся избежать. Ведь люди то, как правило, смутно представляют, чего они желают всей душой, но очень хорошо знают, чего не хотят. Опять же, почему Творец создал нас такими, что наши сознание и подсознание чаще всего совпадают в направлении избегания чего то плохого? А все исследования психологов и физиологов показывают, что людям свойственно гораздо больше стремиться избежать потерь, нежели что — то приобрести и, скажем, утрата чего — то ценного в некоем размере вызывает гораздо более сильную эмоциональную реакцию, нежели такое же по размеру приобретение. Поэтому реализация худших ожиданий является наиболее характерной иллюстрацией работы того механизма, который создал Творец. Где же здесь справедливость и логика, не говоря уж о доброте и всемилости?! Скорее уж это можно назвать именно изощренным садизмом! Ведь этот принцип точно соответствует определению отношения садиста к своей жертве!

Можно назвать три типа садистских тенденций, более или менее тесно связанных друг с другом. Первый тип — это стремление поставить других людей в зависимость от себя и приобрести полную и неограниченную власть над ними, превратить их в свои орудия, «лепить, как глину». Второй тип — стремление не только иметь абсолютную власть над другими, но и эксплуатировать их, использовать и обкрадывать, так сказать, заглатывать все, что есть в них съедобного. Эта жажда может относиться не только к материальному достоянию, но и к моральным или интеллектуальным качествам, которыми обладает другой человек. Третий тип садистских тенденций состоит в стремлении причинять другим людям страдания или видеть, как они страдают. Страдание может быть и физическим, но чаще это страдание душевное. Целью такого стремления может быть как активное желание унизить, запугать другого, так и пассивное созерцание чьей — то униженности и запуганности. При этом подобные склонности могут быть как явными, так и полностью скрытыми даже для самих их носителей! Они угнетают других, давят их, ломают, зачастую даже не осознавая этого! Прикрываясь соображениями типа: «Я управляю вами потому, что я лучше вас знаю, что для вас благо и в ваших собственных интересах беспрекословно мне повиноваться». Точь — в — точь как сотворил Бог в нашей реальности — чего мы не хотим, то получаем! Мы абсолютно не хотим всех этих проблем, но они есть, а мы не можем даже понять, отчего они возникают! Просто какие — то беспричинные напасти!

Конечно, я уже вижу, что Вы хотите мне возразить – что все эти напасти по сути своей есть испытания и даны нам для того, чтобы получить некие уроки. Так ведь?

— Ну, почти так, — произнес Уваров и хотел продолжить, но собеседник сделать этого не дал, сразу же начав развивать эту тему:

— А если так, то Творец также выглядит садистом! Ну посудите сами — какая справедливость в том, что Он «разговаривает» с нами максимально затрудняя понимание «сказанного»! Если использовать аналогию, то не просто на иностранном языке, а на сленге и в зашифрованной форме. Ну и зачем, спрашивается? Ну чего бы стоило Творцу, если он действительно любит людей, не заставлять слепо верить, а ясно и четко им все объяснять, причем сразу НА ПОНЯТНОМ всем и каждому ЯЗЫКЕ? Например, в известной притче про ядовитый урожай можно ведь было не заставлять людей сначала мучиться, глядя на то, как гибнет нажитое тяжким трудом, а потом мучиться и умирать от отравлений — и лишь после этого снизойти до объяснений, что урожай то был, оказывается, ядовит. Почему нельзя было сказать это людям сразу в ответ на их просьбу послать дождь вместо того, чтобы сначала над ними поизголяться и лишь потом все объяснить?! И ладно бы Бог не мог этого сделать, а ведь мог, но не захотел — решил людишек помучить. Или как? Почему вместо того, чтобы сразу все объяснить, Богу надо было обязательно дрессировать слепую веру в то, что Он делает все правильно? Причем делать это буквально так же, как Павлов вырабатывал условный рефлекс у собак! Иного объяснения такому подходу к обучению, кроме того, что Бог ставит над нами всеми весьма жестокий эксперимент, я лично не вижу. Поэтому уж о чем, о чем, а о всеблагости Творца речи, на мой взгляд, идти не может! И поэтому напрашивается желание найти способ не учить такие жестокие уроки и не сдавать экзамены , а сбежать на фиг со всех этих занятий!

– Все же я думаю, вы не правы! Абсолютно не правы! – воскликнул Уваров. – Причины именно такого способа реализации наших намерений есть, и мы их пока просто не видим! А роптать на Творца и обвинять его во всех наших бедах не лучший выход. Вспомните, ведь и раньше случались беды и наши предки винили Бога, но теперь то мы видим, что зачастую они сами и вызывали эти бедствия — своей жадностью, эгоизмом и прочими недальновидными действиями. Взять хотя бы экологические проблемы двадцатого века. Вырубка лесов, эрозия почвы, сброс в мировой океан токсичных отходов, загрязнение окружающей среды, а в результате массовый голод. А страшные болезни, бушевавшие в средние века? Отчего? Не от того ли, что люди не соблюдали элементарных правил гигиены?!

– По — вашему, получается, мы сами виноваты во всех этих проблемах, которые сейчас обрушились на наши внеземные базы?! – усмехнулся Мирославов. – Вы еще скажите, профессор, что все это именно из — за отсутствия у аборигенов подсознания или присутствия его у нас!

– Между прочим, вы зря смеетесь! Чего — то боимся, чего — то не хотим. И именно это с нами и происходит! Вдумайтесь, отчего?! По глупости Творца?! Вы же сами сказали — именно потому, что в своем бессознательном только об этом и думаем! Потому что оно у нас есть! Может, мы, земляне, действительно на каком — то этапе эволюции завернули в тупик, а теперь еще и других поучать беремся?!

– Вот уж абсолютный бред!

Старичок собирался что — то ответить, потом махнул рукой и отошел к другой стоявшей неподалеку и тоже что — то интенсивно обсуждающей группе.

– Зря ты его обидел, – сказал Мирославов. – Уваров хороший дед. Я сталкивался с ним по работе — он толковый ученый и человек неплохой.

– Да ну его с этой его теорией! Совсем из ума выжил! Хотя, наверно ты прав, погорячился я, не хорошо вышло. Просто все это действует на нервы, начальник грызет, ответы все не находятся, да еще дома неприятности. Он меня с этими своими высказываниями, что мы сами во всем виноваты, просто из себя вывел.

– Остынь. Хотя я тебя понимаю — сейчас всем трудно, да и мысли всякие бродят, хм, негативные. Я вот как — то случай из Библии читал про Содом и Гоморру.

– Это города в древности, которые потом уничтожили?

– Ну да. Так вот там семья одна жила, праведники. И Бог послал ангелов своих вывести их. Те пришли, а жители Содома — все от мала до велика — были совсем двинутые и давай к главе праведной семьи приставать, требовать, чтобы он ангелов вывел из дома им на забаву. Представляешь!

– И что?

– Содомлянам праведник тот разные выходы предлагал — давайте то, давайте это, только не трогайте моих гостей. А те не отступали и разозлились еще больше, хотели даже дверь выломать. Так их Бог слепотой поразил. Думаешь, они отстали?! Как бы не так! Знаешь, как там написано? «Они измучались, искав вход»! Ты представь, «измучались»! Их Бог наказал, а они продолжали с маниакальным упорством двигаться к своей цели! Вот и я смотрю иногда, и думаю — мы порой как эти содомляне — нас жизнь бьет — бьет всеми этими проблемами, а мы не понимаем! И может, все эти проблемы – как та слепота?

– Но тогда получается, что мы своими исследованиями на этих планетах делаем что — то не то?

– Кто знает. Очень я, если честно, надеюсь на то, что когда «Пересвет» прилетит, этот инопланетный знахарь — шаман нам что — то сможет прояснить. Хотя… Есть и еще одна «ниточка» — что — то синги начали проявлять странную активность – уже несколько раз наши спутники засекали кратковременные выходы их кораблей в районах некоторых из тех планет, где у нас возникли проблемы. Далеко от планет, очень не надолго, словно для забора энергии или корректировки пространственных координат перед новым «прыжком», но…

— Думаешь, может быть это их, тьфу, не знамо чего, рук то у них нет. Короче, их происки?

— Мой отдел взял в разработку и эту версию тоже.

В это время встроенный в рукав комбинезона коммуникатор издал мелодичную трель. Посмотрев на засветившийся экран, Мирославов попрощался с коллегой:

— Ладно, пока, а то меня Завьялов вызывает. Наверное, после беседы с «Тавхаки» будет новые задачи ставить.

Те из участников совещания, кто работал в этом здании, расходились по своим рабочим местам, другие садились во флайеры и разлетались в разные концы Земли, но при этом все они, кто осознанно, а кто нет,тешили надежду на то, что окончательную ясность в проблему внесет еще продолжающая свой путь от звезды к звезде экспедиция «Пересвета». И уж совсем никто, за исключением, пожалуй, Мирославова, Завьялова, да еще, может быть, Аотеароа, не признавался себе в том, что основную надежду они в глубине души возлагали не столько на мощь земной науки, сколько на способности путешествующего вместе с этой экспедицией инопланетного шамана и знахаря с именем Д’митр’оз, таким близким по звучанию к земному Дмитрий.

Сам же «надежда всего прогрессивного человечества» в это время спал в своей каюте на готовящемся к очередному прыжку «Пересвете». И снилось ему начало его дороги к иным мирам. Но также он ясно ощутил в этом сне, что теперь эта дорога среди звезд повернула обратно, к родной планете и что все это путешествие является лишь началом его нового Пути.

 


[1] Тавхаки – в преданиях полинезийцев и маори Бог Грома и Молний и одновременно Бог Здоровья.

 


<- Глава 11          Приложение ->